Опасный роуд-муви для тех, кто устал от российского арт-хауса, с натиском 90-х и в лучших традициях стиля старой школы


В зале погас свет и загорелся экран, девушка передо мной заерзала в кресле: «Какое-то название витиеватое, не знаю…», парень по соседству: «Наоборот, будет круто, смотри!»

Премьера первого полнометражного фильма «Как Витька Чеснок вез Лёху Штыря в дом инвалидов» Александра Ханта прошла на кинофестивале в Карловых Варах еще 30 июня. К слову, картина стала призером программы «Молодое кино» проекта «Каро.Арт», и, наконец, вышла на большие экраны. Режиссер долго искал отечественного прокатчика, так как для большинства содержание фильма покажется довольно спорным.

Если следить за развитием фильма внимательно, то за внешним юмором можно увидеть серьезную драму. Смысловой ракурс картины перемещается с привычной провинциальной и гнетущей безысходности на развитие человеческих взаимоотношений в дороге, в постоянном движении. В главных ролях Евгений Ткачук и Алексей Серебряков. Первого можно узнать по фильмам «Тихий Дон» и «Бесы». Второго — например, по столь обсуждаемому «Левиафану». Что интересно, Серебряков прилетел на съемки из Канады и работал безвозмездно. Почему? По словам продюсера, актёру просто не смогли предложить его обычный гонорар, но ему понравился сценарий.

 

 

Мир вокруг весьма условный. Разбавленные неоном интерьеры ветхих сталинок, опустевшего бара, больше похожего на ДК, и мусоперерабатывающего завода вскоре сменяются на не менее колоритные просторы Тверской области. Витька Чеснок и Лёха Штырь отправляются в путешествие на своей Daewoo Damas, выкрашенной в цвет кирпича и по форме напоминающий его же. Все декорации и детали придают фильму фактуры, цвета и признаки времени. Через необычные орнаменты обоев, яркие цвета, кресла со свалок  режиссер попытался уйти от серости артхаусного кино. За счет красок удалось добиться почти эффекта «сказочного кино».

Динамика у ленты, как в саундтреках, — переходы от «…панелька, набито панельное брюхо, панельного небо краюха» трека реп-исполнителя Хаски до ломового техно совсем не кажутся резкими. Акценты же расставлены не только на диалогах – количество крупных планов сближает с персонажем буквально на физическом уровне.

«Роуд-муви — это своего рода сюжетная форма, которая может обернуться и драмой, и комедией». Если с визуальной составляющей все понятно, то что интересного в содержательной начинке? В ней кроются ответы на вопросы разногласий отцов и детей, завернутые в новую интерпретацию. Что такого должно произойти в пути с законченным эгоистом, направляющимся сдать отца в дом инвалидов с целью завладеть квартирой, чтобы он был готов рискнуть жизнью ради него?

 

 


Автор: Ольга Мицкая

Поделиться