Люди

Роман Рубанов, Анна Струкова и Владимир Косогов — о том, легко ли быть поэтом в Курске

Легко ли поэзией заработать на жизнь, какие строки любит курская публика и как издать сборник своих стихов. Задали трём курским поэтам семь вопросов о творчестве и о том, что оно приносит.

Роман Рубанов

Поэт, актер, режиссер. Родился в 1982 году в деревне Стрекалово Хомутовского района Курской области. Автор книг стихов «Соучастник» (2014) и «Стрекалово» (2016), публиковался в десятках литературных журналов и поэтических сборников. Лауреат нескольких российских литературных премий и одной международной — «Звездный билет» (2016), а также премии губернатора Курской области. Стипендиат Министерства культуры Российской Федерации. Член Союза писателей Москвы и Русского ПЕН-центра.

Анна Струкова

Поэт, менеджер. Родилась в 1994 году в Курске. Автор сборника «Стихийные стихи» (2018), в альманахах не публикуется. Лауреат и призер региональных и российских конкурсов, в том числе «В рифме города» и «Книжный штурман», участник лонг-листа фестиваля «Филатов Фест» и финалист всероссийского писательского марафона «Пиши». Член литературных клубов «ДисКурск и Я» и «Материя Слова».

Владимир Косогов

Поэт, журналист. Родился в 1986 году в Железногорске Курской области. Автор книги стихов «Ширпотреб» (2017), публиковался в журналах «Знамя», «Арион», «Нева», «Сибирские огни» и «Москва». Победитель Волошинского конкурса и конкурса им. Н. Гумилева «Заблудившийся трамвай», лауреат премии «Лицей». Стипендиат Министерства культуры России. Член Союза писателей Москвы.

Каково это — быть сейчас поэтом в России?

РОМАН РУБАНОВ: Поэтом быть просто и непросто одновременно. Просто, потому что ты делаешь то, что умеешь лучше остальных. Непросто, потому что поэзия — это постоянный процесс, твоя жизнь.

Даже когда месяцами ничего не пишешь на бумаге, все равно что-то сочиняешь в голове, это происходит независимо от тебя, а потом самое важное становится строчками. Но главное для поэта — быть поэтом, и не так важно, в каком городе или какой стране он живет.

АННА СТРУКОВА: Быть поэтом в Курске — не одно и то же, что быть поэтом в другом регионе России. Хотя бы потому, что везде свои литературные организации и разные возможности для роста и развития. У нас несколько разрозненных объединений, вражды между ними, конечно, нет, но нет и коннекта, обмена опытом. Из-за этого поэт в Курске — такое полуслепое существо, которое пытается что-то искать и с кем-то знакомиться, а хотелось бы просто прийти в одно большое сообщество и там получить сразу все, что нужно.

ВЛАДИМИР КОСОГОВ: Быть поэтом в России — дело неблагодарное. Современное государство не замечает ни поэтов, ни писателей, не приближает их к себе, не раздает дачи, тиражи и гонорары в обмен на провластные произведения, как это было в Советском Союзе. Так называемой гражданской лирики сейчас почти не существует, этот жанр себя изжил, стал сильно политизирован. Концептуально правильнее быть поэтом вне страны.

В последние годы заявила о себе целая плеяда прекрасных стихотворцев, о которых, уверен,будут говорить в недалеком будущем исключительно комплиментарно. При всем этом российским поэтам не стоит ожидать международного признания, из-за отсутствия переводов на другие языки и читательской аудитории за рубежом они выпадают из мировой литературной панорамы.

Вы готовы специально писать о чем-то актуальном, чтобы вас больше читали?

РОМАН РУБАНОВ: У Владимира Маяковского в поэме «Во весь голос» есть такая строчка: «Я сам расскажу о времени и о себе». Надо писать о времени и о себе, тогда это будет насущно и востребовано. Специально писать то, что будут больше читать, — это уже не поэзия, а заигрывание с публикой, коммерческий продукт, который не имеет отношения к искусству.

АННА СТРУКОВА: Об актуальном может писать и графоман, и поэт, вопрос в подаче и форме. Это как платья: есть высокая мода, которая ближе к произведениям искусства, чем к повседневной одежде, а есть масс-маркет, который мы носим и не задумываемся, что это на самом деле максимально упрощенный вариант предмета одежды, когда-то представленного на подиуме.

Так и с поэзией — простым обывателям не всегда хочется копаться в сложных литературных приемах, чтобы выцепить оттуда основную мысль. Большинство из них хочет, чтобы поэзия была проще, но можно ли ее в таком случае считать поэзией, или все же только графоманством?

Я пишу о том, что мне важно, если понимаю, что конкретной строчкой или мыслью гонюсь за лайками, одергиваю себя. Все же поэзия ради лайков — это уже не поэзия.

ВЛАДИМИР КОСОГОВ: Поэзия пока остается элитарным товаром, но хочет стать массовым продуктом. У нас уже есть успешные современные поэты, в том числе в коммерческом плане, но их единицы, допустим, Вера Полозкова и Сола Монова.

Это прекрасные барышни, которые вышли из онлайн-эфиров в Instagram на сцену к реальным подписчикам. Пойти по этой дорожке не так сложно с технической точки зрения — писать под Полозкову могут многие, но не у всех получится правильно перенять бизнес-модель.

Так что я не вижу смысла писать на актуальные темы, это искусственный ход, который приведет в тупик. Вас просто будут окружать молоденькие поклонники, мало что понимающие в поэзии. При этом я хорошо и с уважением отношусь к любому творческому высказыванию, если оно не хамское и не конъюнктурное.

Что нужно читать на литературном вечере, чтобы сорвать аплодисменты? Такие мероприятия исключительно для ценителей?

РОМАН РУБАНОВ: Успех у публики во многом зависит от того, как ты читаешь свою поэзию, от твоего внутреннего состояния и накала в конкретную минуту. Это как с лампочкой: одна может осветить только маленькую комнату, а другая — большой зал. Иногда встречают на ура стихи, на которые ты не делал ставку, и наоборот… Нужно суметь расположить к себе зал, взять его и держать до последней строчки.

Сейчас на поэтические вечера приходит не так много людей, но интерес растет, можно даже сказать, что намечается тенденция к массовости. Людям нравится ритмическая речь, ее музыкальность, в этом есть что-то волшебное. Надеюсь, в скором времени любители поэзии будут заполнять большие залы, чтобы послушать стихи.

АННА СТРУКОВА: В Курске на литературных вечерах обычно собирается 20-30 человек, но это как раз ценители, те, кто реально хотел прийти. Такая статистика по мероприятиям и на открытом воздухе, и в закрытых помещениях. Для сравнения, в Нижнем Новгороде поэтическое объединение может собрать зал из двухсот человек, но то город-миллионник с довольно развитым литературным движением.

Мне кажется, что в случае с поэтическим вечером лучше — меньше, потому что тогда создается ощущение ламповости и уюта. На таких междусобойчиках лучше всего воспринимаются стихи за жизнь — простые и незамысловатые, будничная поэзия. В парках тоже лучше заходит простая и понятная рифма, а вот в кафе и барах — поэзия с надрывом и крепким словцом.

ВЛАДИМИР КОСОГОВ: Я редко принимаю участие в литературных вечерах или фестивалях, так как пишу камерные стихи, которые большой и разношерстной аудитории непросто воспринимать на слух. Если же говорить об обычном поэтическом выступлении, то на таких мероприятиях гостей бывает мало. Литература интересна единицам, из которых с трудом вырастают десятки.

Думаю, что экранизация поэтических книг — хороший способ напомнить огромному числу зрителей о литературе и самых ярких ее представителях. Хотя, конечно, всегда есть шанс, что в итоге получится кино для узкого круга.

Сложно ли попасть в журнал и издать свою книгу?

РОМАН РУБАНОВ: Нужно просто хорошо писать, и тогда твой журнал тебя найдет. Если честно, я уже и не помню, как это было впервые. Просто отправил свои стихи, а их взяли и опубликовали. Потом уже журналы сами предлагали, это приятно. Но сначала предстоит очень и очень много работы, писать стихи трудно.

Почти то же самое и с публикацией книги. Нужно попасть на своего издателя и совпасть с эстетикой издательства, но в основе обязательно должны быть хорошие стихи. В ином случае вы можете опубликовать сборник за собственные деньги, это сейчас могут сделать все. Да что там, вы можете издать хоть томик белых листов, но это будет всего лишь томик белых листов.

АННА СТРУКОВА: Если хотите, чтобы ваши стихи напечатали в обычном журнале или газете, достаточно просто написать что-то злободневное или понятное всем, допустим, про любовь или природу, и, пожалуйста, ищите их на последней странице рядом с кроссвордом.

Попасть в литературный журнал — значит выйти на новый уровень творчества. Это сложно, но возможно. Просто направляете рукописи на почту редакции и ждете, ждете, ждете… Либо можете попробовать попросить автора, который там уже печатался, показать ваши стихи редактору. Так было в моем случае, правда, ничего в итоге не напечатали, но и ответ был не самый разгромный.

Попасть в литературный журнал сложнее, чем издать свою книгу. За последним вы можете обратиться в любое издательство, вам все посчитают, сделают верстку, обложку и скажут цену партии. Оплачиваете и получаете свои экземпляры, потом сами реализуете или просто раздаете.

Но если вы хотите напечатать книгу именно для продажи, то в этом случае издательство, конечно, волнует качество текстов, далеко не любую рукопись примут в печать. Современных поэтов, чьи книги есть в ведущих книжных сетях, можно по пальцам пересчитать, а начинающего автора многотысячным тиражом никто печатать не будет.

ВЛАДИМИР КОСОГОВ: Попасть в литературный журнал сейчас по-прежнему сложно, но при этом авторитет таких сборников и значимость публикации в них резко упали, как и тиражи.

Если автор уверен в своих силах и мастерстве, то должен сам писать в «толстяки» и предлагать подборки. Найти выходы на такие журналы поможет участие в писательских форумах — обычно мастер-классы там проводят их авторитетные представители.

Что касается издания книги, то сейчас это сделать проще простого, если вложить свои деньги, а не дожидаться ответа от издателей.

Поэзией можно заработать на жизнь? Какие у вас еще источники дохода?

РОМАН РУБАНОВ: Александр Сергеевич Пушкин писал: «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». Заработать на жизнь именно поэзией сложно, разве что текстами песен или другими заказами. Главный доход от нее в чистом виде — гонорары за публикации и выступления, премии, а все это бывает не так часто.

В основное время я работаю руководителем литературно-драматургической части в концертно-творческом центре «Звездный». Пишу сценарии, ставлю спектакли, играю в них, но поэтом, как уже говорил ранее, не перестаю быть никогда.

Поэзия — это тот же драматургический материал. Просто порой он бывает настолько многослойным, что браться за его постановку на сцене нужно только тогда, когда почувствовал с ним связь. Тогда сделаешь все хорошо, и люди выйдут из зала с мыслью: «А что еще есть у этого автора? Надо почитать».

АННА СТРУКОВА: Поэт не должен быть бедным, но самой поэзией заработать на жизнь обычно нельзя. Написание текстов песен для звезд шоу-бизнеса — это не поэзия, а с большими творческими вечерами у нас выступают единицы. Обычно это хорошо раскрученные проекты (Ах Астахова, Сола Монова) со спонсорами, там не только выступления, которые обычно себя не окупают, но и продажа книг, и реклама.

Большинству же авторов приходится просить подписчиков в соцсетях помочь в организации вечера, а также с жильем в городе, куда они едут. Для поэта это в первую очередь вопрос того, как донести свое творчество и не уйти в ноль. Да что там новички, в такой ситуации даже довольно известные поэты, например, Арчет и Серафима Ананасова.

Я пишу стихи на заказ по самым разным поводам, не только к свадьбам и юбилеям. Один раз попросили сочинить поздравление в стихах мальчику, который получал свой первый паспорт. Был случай, когда девушка, переживавшая смерть молодого человека, обратилась с просьбой написать об их отношениях, видимо, чтобы стало легче.

Если бы подобные заказы поступали каждый день, то могла бы сказать, что зарабатываю поэзией, но по факту этих гонораров хватает на оплату Интернета и иногда на какие-то мелочи для себя любимой. В основное же время работаю менеджером в турфирме, периодически пишу как фрилансер для интернет-журнала и газеты.

ВЛАДИМИР КОСОГОВ: Зарабатывать литературой и весело жить на проценты от продаж книг могут единицы — авторы, которые на слуху, а все остальные должны еще где-то работать. Но это даже хорошо, не дает покрыться хрупкой скорлупой тщеславия. Обычно речь идет о профильном заработке, допустим, наставничестве в школах писательского мастерства или сотрудничестве со СМИ.

О чем вы мечтаете как поэт?

РОМАН РУБАНОВ: Художник Илья Репин как-то сказал: «Сначала художник рисует просто и плохо. Потом сложно и плохо. Потом сложно и хорошо. И только потом — просто и хорошо». Это применительно не только к живописи, но и к другим видам искусства. Как поэт, я мечтаю об одном — писать просто и хорошо, и планы у меня самые радужные.

АННА СТРУКОВА: Поэзия — это поиск новых форм, «высшая форма существования языка», как сказал гениальный (и мой любимый) поэт Иосиф Бродский. Как человек, отдающийся поэзии, как проводник между словами и читателями, всегда стремлюсь открыть в языке что-то новое для себя и показать другим так, чтобы они поняли.

Я мечтаю писать так, чтобы стихи были квинтэссенцией того, что хочется сказать, без шелухи, чтобы мне не было стыдно за свои тексты. Вот к этому стремлюсь как творец, а еще давно думаю о том, чтобы организовать собственный творческий вечер.

Какой совет вы дали бы тем, кто делает первые шаги в поэзии?

РОМАН РУБАНОВ: Начинающим поэтам посоветовал бы больше читать произведения опытных коллег и пытаться проникнуть в музыку их языка. Но главное — никогда не думайте, что написанное в порыве вдохновения уже гениально. Нужно работать над каждым словом и каждым смыслом, пока они не станут идеальными.

АННА СТРУКОВА: Если вы хотите быть поэтом, не бойтесь показывать свои тексты тем, кого считаете авторитетами, или хотя бы более опытным коллегам. Помните: все начинают с ошибок.

Не используйте штампы. «Золотая осень», «белая береза», «преданный пес» — все это мы слышали миллион раз. Читатель не увидит в этих строчках ничего нового и не запомнит ваше имя. А вот на емкие и интересные словесные находки он обязательно обратит внимание, даже если вы напишете стихи классическим ямбом, рифмуя глаголы.

Правда, сначала нужно постичь литературные азы, классическую базу, а уже потом, когда научитесь пользоваться основными инструментами, самому что-то придумывать. Большая проблема начинающих поэтов в том, что у них нет слуха, поэтому считайте слоги и загибайте пальцы.

Не ленитесь пользоваться онлайн-поисковиком. Увидели новое слово или словосочетание и захотели его использовать — проверьте по словарям: не искажаете ли вы смысл, правильно ли стоит ударение. Это очень важно. Если стихотворение «выстрелит», досадную ошибку долго не забудут.

Ещё статьи из рубрики Люди

Вам также может понравиться