Почему дизайнер-модельер переключилась на живопись, поехала в архангельскую глубинку и как оказалась в Германии


У художника-модельера Екатерины Ребежи много званий. Она основатель бренда REBEZHA, президент Международного фестиваля дизайна, моды и ремесел «Губернский стиль», обладатель премии общественного признания «Человек года» Соловьиного края, Академик Национальной академии индустрии моды, член Ассоциации русских художников в Париже… Но еще больше у нее таланта. Поэтому любой проект, за который берется Ребежа, становится новым брендом со своей философией и неповторимым стилем.

Мы встретились с Екатериной в уютном «Итальянском кафе». Место выбрано не случайно — здесь стильный авторский дизайн, легкая музыка, и настоящая итальянская кухня: яркая, разнообразная, насыщенная, как и наша героиня.


Раньше постоянно были новости о тебе как дизайнере одежды. А потом ты как будто куда-то пропала. И с недавнего времени снова появилась, но несколько в другой ипостаси.

Я никуда не пропадала, а если и ушла с радаров, то только от желания больше погрузиться в живопись, от которой получаю огромное удовольствие. Когда работаю с краской — будто сама ею становлюсь и выплескиваю всю свою энергию и экспрессию на полотна.

Сейчас у меня появилось очень много художественных полотен. Я не скажу, что я совсем перестала шить. Себе я какие-то вещи продолжаю делать, но одежда не доминирует в творчестве. Я уже не стремлюсь делать коллекции, а скорее работаю как консультант: провожу современные «тренировки» в сфере дизайна, мастер-классы, уроки и курсы для тех, кто хочет получить базовое художественное образование, мыслить и выражать себя визуально по методике сочетания классических программ художественного ВУЗа и авторских креативных практик. Мои занятия совмещают в себе теоретическую часть и практические задания, а это позволяет тренировать разные навыки, в том числе и пошив одежды.

Я поняла, что мое призвание — это художник, который должен творить так, как просит душа. А душа просит писать — живопись меня поглотила. Я работаю над своим авторским проектом, посвященным землякам. Это выдающиеся куряне, которые стали для города своеобразной визитной карточкой. Например, мы говорим Курск — воспринимаем Свиридов. Кстати, его портрет я писала первым, так как его музыку знают во всем мире.

Проект #земляки ярко себя проявил, я поняла, что живопись меня вставляет, я получаю реальное удовольствие, когда работаю с краской — как будто сама ей становлюсь и выплескиваю всю свою энергию и экспрессию на полотна.

Салат с руколой, клубникой и жареной моцарелой: свежий салат с двумя видами сыра: «Моцарелой» и «Пармезаном», с добавлением кедровых орешков, крем-бальзама и «Малинового» соуса
Скаморца «Афумикато»: салат с копченым сыром, ветчиной «Прошуто», свежими помидорами и тертым “Пармезаном”

Кого из земляков и как ты уже изобразила?

Каждый портрет — это история о человеке. Иногда, это повесть в визуальных метафорах, шифрования и разгадки жизни. Зритель смотрит на портрет и понимает, что там не просто красивое изображение. Моя задача скорее передать жизнь человека. Чем ярче я это сделаю, тем сильнее будет визуальное восприятие.

Часто в своих картинах приближаюсь к абстрактному повествованию, но одновременно привязываюсь и к классическому академизму. Это, например, портрет Плевицкой, который сейчас находится в нашей картинной галерее. Если посмотреть на портреты Плевицкой и Клыкова, мы увидим две совершенно разные манеры изображения, как будто писали два разных художника. Я так делала, потому что обращала внимание на тех людей, которых изображала.

Для меня важно запечатлеть земляка, который в чем-то был первопроходцем. К примеру, Николай Бартрам. Он — основатель первого музея игрушки. А о том, что он – наш земляк, знают разве что историки искусства. Мне хотелось раскрыть талант и поступок Бартрама тем, кто только будет с ним знакомиться. Можно заметить в картине любимые игрушки: императорского морячка, деревянную расписную лошадку-качалку, фарфоровых кукол. Между ними есть «социальное неравенство». А щедрый коллекционер Бартрам объединил все игрушки в одном месте и произнес: «Дети! Ходите в свой музей!». Здесь можно было поиграть потрогать любую вещь. Визг и восторг!

В картинах всегда много смыслов. Я ставлю многоточие, приглашая зрителя к раздумью. И люди мне благодарны: «Катя, спасибо, что не дорассказала историю, а дала возможность проанализировать, поработать со своими впечатлениями». Порой даже ко мне подходят и рассказывают, что они увидели. Я отвечаю, что этого смысла я в картину не вкладывала, но я с вами согласна, так как он появился там в процессе.

Есть среди написанных тобой портретов современники?

Я обратила внимание на выдающихся общественных деятелей. Конечно, Олег Радин не был исключением — личность очень узнаваемая, харизматичный образ. Чего только глаза одни стоят!

А Олег Михайлович высказывал тебе свое мнение — как ему портрет и такая интерпретация?

У меня не было задачи удивить человека. Я даже не говорила ему, что пишу портрет. Я просто пригласила Радина на выставку. И когда Олег Михайлович пришел, для него это было откровением. Он ничего мне не сказал. Просто остался со своим портретом наедине.

Точно так же втайне ты писала и портрет Сергея Проскурина.

Мне хотелось оставить историю, посвященную Душе оркестра. Я вживалась в него: ездила к ним на репетицию, гостила на Марьинских ассамблеях, посетила концерт в парке Боева Дача, съездила на их выступлении в «храм» музыки в Москву. Всё это произвело на меня впечатление.

В работе над этим портретом я делала быстрые, живые, импульсивные наброски маркером, затем смотрела и думала: как их можно использовать. И поняла, что Проскурин — это и есть квинтэссенция своего оркестра. Поэтому включила в портрет все фрагменты бумажной мозаики. Двигалась от детали к целому, выращивая органически целое живописное произведение.

Были неожиданные для тебя самой работы?

Среди ярких знаменитых современников искусства оказался и наш земляк — московский художник-скульптор Олег Уваров. Первый памятник Бунину в России возвел именно он, в городе Орел. Ему я посвятила очередной сюжет на картине триптихе. Это стало одним из самых неоднозначных произведений.

Если есть возможность, я всегда езжу знакомиться лично, не доверяю информации в интернете. Уваров пригласил меня в свою мастерскую: я посмотрела на его работы. Художник работает с яркими красками, камнем, металлом и деревом, форма его произведений обнаруживает скрытые смыслы, порой даже жестокие.

В своем триптихе я сделала акцент на Гротеск и Шутовство. «Надела» на героя большой разноцветный фактурный раф «веселого» Арлекина-злого гения, с тянущимся барельефом пластилиновых рук — они тянутся через все три картины. Так я подчеркнула то, что Уваров скульптор. Сама работа несет, с первого взгляда, радость и оптимизм, но в целом эти яркие цирковые краски обнаруживают напряжение и самоиронию.

Абсурд полный! Я работала те ми же красками, что и Уваров, те ми же формами, тем же наивным искусством. Как будто бы я писала руками самого Уварова.

И вот я решила показать работу герою. И когда Уваров это увидел, он закурил и сказал в своей манере: «Не, ну х*ня полная! Я что, лимон тебе?» И он тут же берет акриловую краску такого голубого цвета… и начинает по моей работе фигачить!

Я стояла и думала: «Боже! Боже! Что он делает?! Портит работу!» Мне захотелось все смыть растворителем, добраться до живописного лимонного слоя лица. Но коллеги сказали мне: «Катя, ты что! Не смей! Это сам Уваров тебе писал! Это ж для истории, для потомков!»

Сейчас эта работа висит у Радина на выставке «По стопам Малевича» . Я ничего не переделывала!

А автопортрет ты не думала написать?

Автопортрет есть в каждом из написанных мною же портретов других людей. На какой бы портрет вы ни взглянули, можете увидеть меня: очень похожи бывают черты лица, выбор текстур и цвета. Человек — это вообще сгусток цвета, и везде на картинах — цвет мой.

А какой твой цвет?

Доминанты всегда — красный и зеленый. Они могут усиливаться или ослабляться, в зависимости от контекста. В основном всегда мажорные и ударные, очень разнообразные, но я придерживаюсь тональности. Мы видим огромное количество деталей, цветов, фактур, но если глаз прищурить, то будет или красное, или зеленое. Вот хоть убейте!

Твой проект #земляки видели только в Курске?

Я тоже представляла проект #земляки в Германии. Это был мой первый выезд с картинами за пределы не просто города, а страны. Выставка проходила в Шпайере. В 2019-м году мы праздновали 30-летие между обратимыми городами Курск — Шпайер. И шпайерцам оказалось интересно посмотреть на портреты курян.

Выставка проходила в местном Центре искусств. Подготовкой экспозиции мы занимались целый день, помогали местные жители. А на следующий день на открытие прибыл Герой России космонавт Сергей Ревин. Кроме того, экспозицию увидели официальная немецкая делегация во главе с бургомистром Шпайера и «Клубом друзей побратимых городов Шпайер — Курск», который уже 30 лет реализует совместные проекты в области культуры. Сейчас рассказываю все это и переживаю еще раз восторг!

Феттуччине «Ди пеше»: паста с макрелью, сибасом, кальмаром, салатом рукколой и помидорами черри
«Мафальдине с мясным ассорти»: знаменитая итальянская паста с обжаренной говядиной, свининой, куриным филе и овощами в сливочном соусе
Медальоны из телятины: говяжья вырезка под соусом «Ворчестер» со свежим салатом и помидорами черри

Знаю, что кроме портретов, у тебя есть еще одна творческая любовь – это этника, национальные традиции и мотивы.

Я очень заинтересовалась изучением русского Севера еще в 2010-м. Главными мотивами для вдохновения, до сих пор являются народные промыслы, традиции и фольклор, а среди главных учителей и кумиров- выдающийся кутюрье, «патриарх» Русской моды Вячеслав Зайцев.

В прошлом году посетила Архангельскую область, поехала в город Котлас, чтобы изучать самобытные северодвинские росписи. Мы даже сплавляться вверх по Северной Двине, чтобы проникнуть в те удаленные места, где до сих пор ремесла эти бытуют. Забрались так далеко, что даже связь не брала. Наша экспедиция «Северный Путь» продвинулась вглубь Красноборского района Архангельской области настолько, что нам удалось изучить диковинные Ракульскую и Уфтюжскую росписи у мастеров промысла.

Конечно, я не просто научилась росписям. Это переросло в нечто большее. Я их трансформировала, ввела авторские элементы и внедрила в одежду — северные мотивы можно увидеть в линии моих крафтовых принтов на футболках.

Я люблю этнику давно. Куда бы ни отправилась — отовсюду стараюсь увезти самобытные черты места. Например, ракульскую роспись придумали старообрядцы. Но, в пути встречалась удивительная деревянная архитектура русского Севера, которая так отличает эти просторы! Бревенчатые срубы, маковки церквей, барочные балясины… Вдохновившись, хочу пересказать увиденное и сплести в единую непрерывную канву.

Но есть мастера настолько внимательны, что могут сказать: «Как же можно соединять старообрядцев» и христиан? Такого быть не должно».

Для меня любая поездка — это кладезь новых идей, для меня это образование. И чем разнообразнее эти занятия, тем насыщенней потом будет моя работа.

Сколько времени ты провела в Архангельской области, изучая ракульскую роспись?

Около недели мы изучали старинную роспись под руководством опытного наставника с 9-00 до 18-00, после чего, отправлялись делать домашние задания: выводили узоры, выписывали фантастические растения с массивными многоцветными каплевидными листьями, маленьких, но удаленьких птичек со вздернутым хвостиком. Нам дали хорошую базу, а дальше уже важно самостоятельно развивать свои навыки.

Я понимаю, что не стану мастером традиций, я дизайнер, а дизайнеру свойственно все несколько трансформировать в современном направлении.

Я работаю над сюжетом, додумывая эти мотивы. Например, недавно соединила символ года — мышь и ракульскую роспись. То есть я вношу и свою черту, и сохраняю традиции, едва дошедшие до нас. Такое сочетание мотивов дает мне возможность быть понятной на всех языках.


Сегодня мы с тобой в «Итальянском ресторане». И не просто общаемся, а еще и пробуем блюда национальной кухни Италии. Ты сказала, что ешь всё — но есть ли предпочтения? Еда, от которой не откажешься даже в 2 часа ночи.


Это не блюдо, а фрукт — манго. Дайте мне манго, я буду его есть и днем, и ночью. Важно, чтобы это было вкусно, полезно и не вредило. Оно, конечно, всё полезно, что в рот полезло, но если злоупотреблять, то потом можно за фигуру переживать. А манго в этом смысле универсально.

Еще я не боюсь есть, сколько захочу, амарантовую кашу. Она безглютеновая, я не переживаю за свое здоровье и за ту же фигуру. Другое дело, ты ей быстро насытишься и есть уже больше не захочешь.

Ты много путешествуешь. Самое необычное блюдо, которое тебе довелось попробовать?

В каждой стране мира есть свои характерные блюда. И везде я настойчиво пытаюсь найти что-то такое особенное, что отразит весь характер национального колорита страны.

Если говорить о Монголии, там для меня были самые экстремальные гастрономические подвиги. Потому что я ела много, а еда там очень сытная. Все базируется на мясе — самой лучше там считается баранина, также там едят мясо яка, ягненка, конину и иногда даже сусликов.

Больше всего меня удивил монгольский чай. Называют его суутай цай, который может показаться очень странным напитком, мало похожим на обычный чай. Вначале кипятят воду в котелке, бросают туда плиточный зеленый чай, затем добавляют молоко и продолжают кипятить. А тем временем поджаривают муку, соль и курдючное сало, иногда вместе с костным мозгом барана, затем все соединяется в очень питательный напиток. Такой чай на протяжении многих дней мог служить для скотоводов-кочевников единственной пищей. Пьют такой напиток без сахара, на поверхности которого плавает тоненький слой жира.

Вспоминаю популярное варево — бантан с кусочками теста и мясом. У монголов много блюд с тестом и мясом: хушуры, блюда с лапшой — это цуйван и гурилтай шол, буузы — очень вкусные — едят их только руками: надо аккуратно откусить с бочка, выпить бульончик и потом уже есть все остальное.

Венец монгольских блюд — это Хорхог, самое необычное и вкусное. Обычно он готовится в закрытой фляге для молока при помощи нагретых камней. Эруул мендиин толоо! (на здоровье!)

На русском Севере мы тоже пробовали много национальных блюд из теста, среди которых — шанежки. Это маленькие открытые пироги. В республике Коми нас их даже учили готовить. Я готовила шанежки в настоящей русской печи! Мне понравились с творогом. Это особое наслаждение, особенное, если еще свежая малина с огорода собрана… это сказка!

И еще там я попробовала морошку — у нее особый вкус, кисловато-сладкий, который ни с чем не сравнится.

Для меня всегда интрига, когда я сталкиваюсь с незнакомой пищей. Я хочу найти различия, хочу найти яркие вкусы. Чтобы потом этот самый вкус привнести в свою работу. Яркое, харизматичное блюдо тоже можно выразить визуально. У меня даже на уроках есть такое задание: я фотографирую тарелки с едой, и мы делаем стилизацию. Можно дойти до того, что создать коллекцию костюмов на основе разнообразной пищи.

То есть по тем блюдам, которые мы попробовали сегодня, ты могла бы создать итальянскую коллекцию?


Да. На меня все блюда произвели приятное впечатление. Они все характерные, каждое имеет свой интересный богатый вкус. В целом мне очень понравилось!

Я еще не была в Италии, поэтому мне важно сравнить. Всему нужно экспертное мнение, здесь я пока не эксперт, но на наброски вполне вдохновения хватит! То, как это здесь приготовлено, мне пришлось по вкусу.

Панакота «Сенча»: десерт с «Малиновым» соусом и свежими ягодами
Пирог с рикоттой: десерт с сыром «Рикотта», кедровыми и грецкими орехами, «Малиновым» соусом, карамелью и кремом «Тирамису»

А сама себе ты часто готовишь?

А кто мне еще будет готовить? Еда для меня — это искусство, поэтому готовить люблю и делаю это красочно, полезно и вкусно. Дома у меня всегда есть свежая зелень и творог. Я не ем его с вареньем или медом, очень редко кладу даже сметану с сахаром. Ем творог как самостоятельный продукт без каких-либо дополнений, кроме зелени и растительного масла. Как салат получается. Полезный и легкий: я не испытываю от него ни чувства тяжести, ни чувства угрызений совести.

Есть такая известная фраза «Художник должен быть голодным». А у тебя творческий процесс как лучше идет?

Мне надо хорошо поесть, подзарядиться. То есть сначала удовлетворить свои гастрономические потребности, чтобы потом думать о духовном. Как показала практика, о духовном не думается на пустой желудок. Вообще!

Я начинаю день с кофе. Меня он не столько бодрит на физическом уровне, сколько на эстетическом. Мне нравится кофейный аромат — он меня приводит в какой-то восторг. Мой завтрак — как утренний ритуал: черный кофе, черный поджаренный черный хлеб и белое масло!

Сейчас, имея уже большой творческий опыт, что бы ты ответила на простой вопрос: как стать художником?

Нужно рисовать. Много. Усердно. Неистово. Надо точно понимать, что тебе это интересно. Даже не то: принесет тебе это доход или нет — если будешь гнаться за деньгами, это вообще не твой путь.

Художником надо быть самоотверженно и понимать, что это все не ради бабла.

Я работаю ради того, чтобы услышать обратную связь. Это не самолюбование. Это помощь в дальнейшей работе: что хотят увидеть, что увидели, что мне удалось, а что — нет. Я это все анализирую, работаю над собой и изображением, чтобы удивить в дальнейшем чем-то уже новым.

А новое рождается в движении. Я верю в труд, больше чем в талант. Важно жадно, с «аппетитом» работать, а иногда и «краску съесть».


улица Блинова, д. 29
+7 (4712) 30-40-04
+7 (4712) 58-81-06

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: