Интернет-журнал «Морс» продолжает серию «Острые и модные» статей о курской моде. В прошлом выпуске мы разговаривали с бывшим шеф-редактором «Собаки.ru» Полиной Воротынцевой. Наш новый собеседник не просто знает, что такое мода в Курске, но и сам создаёт её. Юсуп Ниязов – дизайнер, fashion-фотограф и победитель конкурса «Губернский стиль».

Юсуп рассказал «Морсу» об эволюции провинциального стиля, составил типичный портрет модного курянина и объяснил, почему подделки – это не всегда плохо.

Твой бывший школьный учитель отмечал, что ты всегда отличался от одноклассников. Во что ты любил одеваться и почему был не таким, как остальные?

— На самом деле, он преувеличивал. Ничего сверхъестественного не было, просто я первым в школе надел узкие джинсы. Мне всегда была интересна мода и я старался следить за трендами. Но чтобы я приходил, и все были в шоке — такого не было. И в школе у нас были определённые правила: мы не могли позволить модные джинсы, например. Даже мои «узкачи» видели только тогда, когда я шёл из школы домой.

А как же причёска, пирсинг?

— Нет.

Ничего совсем?

— Нет. Одно время я ходил с длинными волосами, а потом подстригся под ноль, и все удивились. А так, пирсинги, серьги, кольца, нос, язык — ничего никогда не прокалывал. И волосы ни разу не красил.

Ух, ты!

Да, всё намного проще, чем кажется. В этом плане я спокоен и являюсь большим поклонником простого стиля.

А что скажешь о других? Как куряне вписываются в столичные и общемировые тренды? Насколько актуально выглядят те, кого ты встречаешь на улице?

— Всё не настолько плохо, как об этом говорят. Например, тренды столичных подиумов доходят до Курска через год-два.

Это быстро?

— Да! Но сейчас это ещё быстрее, потому что есть Instagram. Люди гораздо чаще смотрят, покупают и заказывают. В данный момент очень развита интернет-торговля, а также широко представлены масс-маркеты. Ведь именно масс-маркеты копируют и продают тренды с подиумов, делают моду более гибкой.Теперь каких-то страшных оплошностей в одежде у людей я не замечаю, но раньше – другое дело. Раньше это было заметно. Однако теперь все стараются носить какую-то базовую одежду.

Как сейчас выглядит курянин, считающий себя модным? Какие общие черты городских образов ты отметишь?

— Это худи, это узкие или байкерскике джинсы, это большие кроссовки, так называемые Ugly boots: Balenciaga и её копии. К сожалению, стоимость Balenciaga неподъёмна для нашего населения, поэтому оригинал могут позволить себе единицы. В дополнение к джинсам и здоровенным кроссовкам «модный курянин» наденет косуху. Это в Курске считается модным, и скорее плюс, чем минус. Это достаточно базовый гардероб, хорошо сложившийся. Если бы все люди одевались исходя из того, что база – это модно, то было бы здорово. Уже сейчас многие создают луки по этому принципу.

А в плане марок… Многие всё равно предпочитают streetwear, streetfashion, иными словами – уличные бренды. Типа Off-White. Да, это тяжёлый люкс, но его копируют и покупают. Даже фейки, что не так уж плохо. Почему бы и нет? Мы ведь живём в провинции, а поэтому в репликах нет ничего страшного.

Однако есть вещи, которые вообще нельзя копировать. Например, сумки Hermes. Все же знают, что они стоят по пять миллионов, и надо подождать лет пять, пока её тебе сошьют. Конечно, курянин, который едет в университет с сумкой Hermes, будет выглядеть глупо. Все поймут, что она поддельная, хотя в Курске об этом догадаются не так много людей.

Сейчас миром правят масс-маркеты, потому что они очень быстро развиваются, у них появляются новые линейки, и это очень здорово. Чем масс-маркет отличается от модных домов, от тяжёлого люкса? Скоростью, конечно. Например, вещи с Недели моды, которая проходит в Париже, поступают в продажу лишь к сезону осень-зима. А масс-маркеты копируют все здесь и сейчас, поэтому ты сможешь предугадать тренды на полгода вперёд.

А еще масс-маркет может позволить себе настоящие скидки благодаря большому объёму продаж, частому обновлению ассортимента.

— Да. И на sale я бы хотел обратить отдельное внимание. Потому что в Курске привыкли: если sale, то это просто заранее накрутили цену, а потом вернули прежнюю. И вот у нас были «сейлы», многие не верили и не ходили. А в H&M, Zara, Pall & Bear, Stradivarius — настоящие сейлы, где от первоначальной цены срезают львиную долю. Поэтому мне кажется, что на распродажах одеваться лучше всего. Это выгодно, это модно, это классно.

Почему тебя привлекает высокая мода? Как можно вдохновляться моделями, которые невозможно купить? Dior, Givenchy — это премиум, доступный далеко не каждому. По крайней мере, в Курске.

— Мода ведь изначально была недоступной… Взять Кристиана Диора: в послевоенное время он показывает New Look, от которого все сходят с ума и плачут. Мода была недоступна, но её хотели все — в этом её и суть, как мне кажется. А то, что мода стала распространяться по масс-маркетам, всё немного испортило. Нет больше такого внимания к высокой моде, как к повседневной одежде. Необязательно жить с целью накопить на какое-то «кутюрное» платье. Сейчас это уже стало отдельным видом искусства. Есть платья, на которые уходит по полгода. Полгода шить платье! Вы можете это представить? Но зато там очень много декора, очень много ручного труда.

Кстати о тех, кто могут позволить себе Dior и живут в Курске. Эти люди хорошо одеваются? Многие ли нанимают стилистов?

— Нет, стилистов никто не нанимает. У нас в городе точно нет. Обычно все полагаются на свой вкус, но в плане тяжёлого люкса в России было сложно всегда. Тот, кто мог его позволить, имели чисто русский менталитет: «больше – значит лучше». Они покупали total-look с подиумов и выглядели часто смешно.

Так, как носят от кутюр зарубежные звёзды, наши не умеют и, наверное, никогда не научатся. Потому что менталитет в России другой, потому что мы русские. Я сам не русский, но отношу себя к русским, потому что здесь живу. Даже в Курске есть люди, которые покупают достаточно дорогие вещи. Но их логика ограничена. Они думают, что покупая платье за 70 тысяч рублей, они априори будут выглядеть хорошо. Но высокий ценник никогда не отменял тип фигуры, силуэт, цвет платья, который подходит или нет. Грубо говоря, можно купить платье за три тысячи рублей и оно будет выглядеть лучше платья за 70 тысяч.

Кстати, о платьях. Какой образ возникает в твоей голове после словосочетания «курская девушка»? Как на внешности курянок отразился общий тренд феминизации, торжество унисекса и победа практичности над стилем?

— Когда говорят «курская девушка», то это образ из клипа Леди Гаги. Покер-фейс, большие, как щётки, ресницы, и неестественно-белая, как парик, чёлка. Белая прямая чёлка, да. У нас девушки очень любят прямые чёлки и большие ресницы. Когда до Курска дошла бьюти-индустрия и стало доступно, скажем, накачать губы, удлинить ресницы, уколоть лоб, то все стали очень сильно за это хвататься, забыв про естественность. Это всё продолжалось долгое время и в итоге стало нормой. Единственный бонус — девушки стали больше ухаживать за собой. Большой рынок и конкуренция в бьюти-индустрии подстёгивает пользоваться услугами больше и чаще. Поэтому не могу сказать, что наши девушки выглядят плохо или неухоженно. Скорее можно отметить недостаток вкуса и стиля, но и это поправимо.

А как изменилась модная жизнь Курска за десять лет? Была ли она до «Губернского стиля» и готовы ли курские инвесторы вкладывать в моду?

— Нет, никто не готов никуда вкладывать. И не будет вкладывать никогда: даже в столице на это никто не готов. В России реально функционирующих модных домов остались единицы. Одни из моих любимых – Sorry I’m Not и Alena Akhmadullina. В Курске же никто ничего не хочет делать никогда. В этом-то и проблема, потому что есть много талантливых ребят, которых я лично сам знаю. Они делают потрясающие вещи, но им не хватает финансов, чтобы перепрыгнуть порог провинции и пойти дальше. Но они всё равно не останавливаются, продолжают работать.

За десять лет индустрия моды в Курске очень сильно выросла. У нас появилось много фотографов, визажистов, дизайнеров и моделей. Просто в этом нужно вариться. Если ты хочешь быть в этом, то ты должен построить вокруг себя индустрию. Да, это тяжело и не каждый сюда полезет, потому что очень сложно: морально, физически и финансово

Главная проблема города в том, что многие боятся начать. Если бы все начали чем-то заниматься одновременно — кто-то рисует, кто-то стилизует —  все бы развивались быстрее в разы. Кто-то сидит дома, переживает и боится: «Вот там уже кто-то есть, не надо лезть в эту нишу» Это бред! Ниша в Курске абсолютно свободна. В неё, наоборот, ждут новых профессионалов и людей.

Реализовать себя в Курске тяжело?

— Нет, не тяжело! Это вообще бред собачий. Просто среди людей встречаются такой тип, который думает, что если ты талантлив, то нужно сразу ехать в Москву. Никто никому ничего не должен! Можно реализоваться в Курске. Найдутся те, кто будут любить то, что ты делаешь, помогать и распространять славу о тебе. Поэтому надо просто пробовать. Если не получается, нужно пробовать опять, потому что с первого раза мало, что получается.

Есть люди, которые говорили «сейчас, я перееду» или «я сейчас куплю квартиру с лоджией, на которой я буду писать свою книгу». Неважно, где ты и в какой локации, хоть в мусорке, если ты хочешь рисовать, то ты будешь рисовать, если ты хочешь шить, то ты будешь шить. Если ты хочешь этим заниматься, то ты будешь этим заниматься априори, вопреки всему. А то, что говорят, это больше дешёвые понты.


ФОТО: Илларион Ахезин

Смотрите также

Острые и модные: экс шеф-редактор “Собаки.ru” Полина Воротынцева о культе “псевдомодного”

В новой рубрике совместно с Levi’s мы беседуем с теми, кто знает правильный ответ ...

Nature morte: как снять эффектное фото в домашних условиях?

Фотограф-натюрмортист рассказала “Морсу” о том, какие комнаты в квартире легко заменяют профессиональную студию

Диляра Хасанова: между андеграундом и мейнстримом

Сетка, дреды, пластик, пирсинг и еще несколько мастхевов для тех, кто считает себя молодым

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: