Старцы, купцы, герои войн: экскурсия по Никитскому кладбищу

В средневековье бытовала поговорка «Избави Бог от голода, войны и от чумы». В 1771 году, как раз после эпидемии чумы, правительствующий Сенат издал указ, который запрещал хоронить покойников в пределах города. Теперь кладбища следовало располагать на «выгонной земле, не ближе ста саженей от последнего городского жилья, огородив забором, валом или рвом на расстоянии не менее 200 метров от жилья и 80 метров от питейных заведений». Решение это должно было ограничить распространение болезни.

Первый «План губернскому городу Курску», утверждённый Екатериной II, отводил места захоронения за Херсонскими и Московскими воротами. Так возникли два кладбища по обе стороны реки Кур — Московское и Херсонское. При каждом из них предполагался храм. Для этой цели, по предложению губернатора Афанасия Зубова, использовали две ветхие деревянные церкви, которые по новому плану следовали «ко уничтожению».

На Московском кладбище в 1846 году вместо сгоревшей деревянной церкви возведена новая каменная церковь с приделом в честь великомученика Никиты. Средства на нее выделил потомственный почётный гражданин Михаил Воробьёв. Храм Успения Божией Матери и Великомученика Никиты возвели в русско-византийском стиле по проекту Константина Тона, который проектировал Кремлёвский дворец и Храм Христа Спасителя. В начале ХХ века епархиальный архитектор разработал проект пристройки двух приделов, но до революции пристроили только один — южный, поэтому храм и выглядит как будто незаконченным, если смотреть на алтарную часть. К тому времени в Курске было три Успенских храма, поэтому кладбищенский стали называть по приделу в честь великомученика Никиты.

Успенско-Никитскому храму больше ста семидесяти лет, тридцать из них настоятелем здесь служил почётный гражданин города Курска митрофорный протоирей Никодим Ермолатий. Погребен он здесь же — 14 декабря 2014 г. С его могилы и начнём экскурсию.

Территория кладбища, условно делится на два периода — до революции и после, захоронены здесь представители разных сословий, но чаще встречаются могилы купцов, священнослужителей и военных. Получить информацию о некоторых захоронениях сложно: пронумерованные могильные знаки на оградах уцелели не везде, а регистрационные книги курских похоронных трестов не сохранились.

Памятники, установленные здесь, делали не только в Курске, но и изготавливали на заказ в Харькове, Москве, Витебске. Много купеческих захоронений увенчаны надгробием в виде колонны или часовни, а мраморные или гранитные памятники отличаются особым убранством. Часто купцы устраивали целые семейные склепы, из которых ни одного не сохранилось.

В двадцатом веке стали повторно использовать старые надгробия: указывать имя другого человека, захороненного позже. Например, памятник знаменитого курского купца, потомственного почётного гражданина, владельца лавок в кожевенном, пушном и хрустальном рядах Дмитрия Баушева, который умер в 1847 году сейчас обозначает могилу Аллы Варюхиной, скончавшейся  на 110 лет позже.

Проходим церковную ограду и перед нами крестом расположены аллеи старинного кладбища. Слева от ворот — могила Анны Федоровны Гладковой, потомственной почётной гражданки, купчихи 2-й гильдии. Гладкова владела  домами на Московской улице (сейчас это улица Ленина) и сдавала их в аренду торговым фирмам. Сама купчиха торговала пушниной. На надгробии — удивительная надпись: «Скончалась 31 февраля 1851 года». Версию, как появилась эта дата, когда-то рассказала правнучка купцов Виктория Лунина: «Купцы любили размах. И жили громко, и после смерти тоже хотели привлекать внимание. Я считаю, что купцы после своей смерти решили оставить загадку, чтобы могила не пустовала, люди подходили и интересовались. Это людям до сих пор интересно, могила привлекает внимание». Рядом с Гладковой — могила ее сына Антона Гладкова. Здесь тоже нумерологическая интересность — умер он в возрасте 27 лет 27 апреля 1827 года.

Род Гладковых тянется в глубину веков, знаменитые выходцы из него упоминаются в летописи Курского края еще периода Отечественной войны 1812 года. На Никитском кладбище в склепе, который располагался предположительно слева от входа в храм и не сохранился до наших дней, похоронена еще Гладкова — Анна Ивановна. Это она в 1900 году пожертвовала в Курскую думу 100 тысяч на строительство больницы. Через четыре года за московскими воротами на улице Ямская гора (сейчас ул. Перекальского) построено двухэтажное кирпичное здание больницы, которая потом получила имя наркома Семашко.

Справа от ворот — могила купца 2-й гильдии Николая Павловича Левашкевича и его жены Анастасии Ивановны.

Н.П. Левашкевич
А.И. Левашкевич

Николай Павлович — член управления Курского отдела Российского общества Красного креста — был самым известным кондитером в городе, владел двумя булочными заведениями. В «Кофейне Н.П.Левашкевича» на Московской делали мороженое, пироги, вафли, торты. В 1902 году, когда в Курске пребывал император Николай II, кондитерская поставляла продукцию к царскому столу, за что купец заслужил право именоваться “Поставщик Двора его Императорского Величества”. А еще Левашкевич из своего капитала выплачивал стипендий курянам, которые учились в Харьковском университете.

Рядом — могила генерал-майора Павла Ильича Бырдина, начальника Коренево-Курского отделения Орловского жандармского полицейского управления железных дорог. Генерал был женат на дочери Левашкевича Анастасии.

Всем известный парк Бородино задолго до того как стать парком Героев гражданской войны именовался Подвальной площадью. На этом месте располагались соляные амбары, а позже винные подвалы купца Бырдина. Впоследствии за площадью закрепилось народное название «Бородино поле», вероятно из-за искажения фамилии Бырдина. Городская легенда гласит что, генерал-майор Бырдин — это и есть тот купец, изменённая фамилия которого дала название парку. Подтверждений этой легенде нет.

Позади возле церковной ограды – могила генерал-лейтенанта Алексея Григорьевича Мандрыкина. Он был командиром 9-го Донского казачьего генерал-адъютанта графа Орлова-Денисова полка, владел имением в Тимском уезде. Слева от него — могила полковника русской императорской армии Симеона Павловича Викторова. Примечателен его памятник, выполненный в виде подставки с книгой, со словами Евангелия «Прiиди́те ко мнѣ́ вси́ тружда́ющiися и обремене́н­нiи, и а́зъ упоко́ю вы́».

Выходим к кладбищенской ограде в форме винтовочных штыков. Перед нами могила Иоанна Ивановича Ковалевского, священника Курского Свято-Троицкого женского монастыря с 1891 года. Далее по дорожке к мемориалу -несколько могил насельниц этого монастыря: монахини, схимонахини, странница Мария. Захоронения расположены вдоль ограды со стороны тротуара по улице Карла Маркса. Слева — могила монахини Наталии (Гагалюк) — матери священномученика Онуфрия, архиепископа Курского и Обоянского. Она  родилась в семье поляков-католиков, а потом приняла православие и стала монахиней с именем Наталия. Скончалась в год гибели сына.

Идём к мемориалу. Справа у ограды — большой камень с множеством фамилий. Здесь похоронены жертвы расстрела на Привокзальной площади, совершённого двумя солдатами воинской части внутренних войск Курска в сентябре 1968 года. Сбежав из части, вооружённые дезертиры ворвались в случайную квартиру на улице Вокзальная, а утром следующего дня устроили стрельбу по людям на площади. Жертвами преступников стали 13 человек: заключенный в автозаке, семь человек в квартире (в живых осталась хозяйка) и пятеро прохожих на Привокзальной площади. О расстреле мирных жителей доложили Брежневу, о нём сообщала радиостанция «Голос Америки», менее чем через два месяца выездная сессия военного трибунала приговорила выжившего ефрейтора к высшей мере наказания.

Во время Великой Отечественной войны после первой бомбёжки Курска у ограды кладбища появилась братская могила мирных жителей города, погибших в 29 августа 1941 года. До начала строительства первой очереди мемориала ещё сорок лет.

Мало что достоверно известно о старце Василии, который похоронен слева от входа на мемориал. Рассказывают, что юродствовал, жил неподалёку от кладбища, ходил босым даже зимой. Знаменитая монахиня Мисаила рассказывала о нём, как о великом молитвеннике. Подвиг юродства — это когда человек принимает вид безумного, служа Богу и ближнему. Из-за аскетического образа жизни и пророческого дара юродивые окружались почтением и уважением. Умер старец Василий до начала войны, много лет могила оставалась неухоженной, а найти её можно было только по самодельному белому кресту. За последние десять лет захоронение привели в порядок, здесь даже появилась подставка с текстом литии.

Дальше по аллее в сторону церкви и налево — могила в виде прямоугольного саркофага. Здесь похоронен купец первой гильдии и почётный гражданин Курска Василий Васильевич Антимонов. Городская легенда гласит, что это он пожертвовал деньги на строительство знаменитых шпилей московских ворот, увенчанных гербом города.

Два его внука стали священнослужителями. Один внук — Михаил Матвеевич Антимонов — принял монашеский постриг в Оптиной пустыни с именем Мелетий, позже переведен в Киево-Печерскую лавру, где являлся наместником монастыря в 1847-1865 г. Второй внук — Иван Иванович Антимонов стал монахом Оптиной пустыни и пострижен в мантию с именем Исаакий. В наше время преподобный Исаакий I прославлен в лике святых Русской Православной церкви. Мощи пребывают в Казанском Соборе Оптиной пустыни.

Справа по аллее расположена могила старца Прохора с металлическим крестом и лампадой. Достоверных сведений о нём нет.

С правой стороны похоронена тётка преподобного Исаакия Оптинского, потомственная почётная гражданка Ольга Дмитриевна Антимонова. В 1901 году в соответствии с её завещанием на улице Шоссейная (Карла Маркса, 30) устроена богадельня с неприкосновенным капиталом в 12000 рублей, получившая имя жертвовательницы.

На этом участке похоронен поэт-фронтовик Николай Юрьевич Корнеев. Он был заслуженным работником культуры России, членом Союза писателей, а многие курские поэты считают его своим наставником. Во время Великой Отечественной войны добровольцем ушёл на фронт, участвовал в сражениях на Курской дуге. В 2005 году на здании №31 по улице Ленина в Курске, где жил поэт, установлена мемориальная доска.

Здесь же две могилы в ряд — купца Николая Андреева, владельца магазина хрустальной посуды, и мещанина Фёдора Качурина, дорожного мастера железной дороги.

Напротив — могила и бюст доктора Владимира Воропаева, кавалера ордена Красного Знамени, награжденного медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За участие в Отечественной войне 1941 – 1945 гг».

Впереди — памятник федерального значения. Это могила астронома-самоучки, почётного гражданина Курска Федора Алексеевича Семенова.

Ф.А. Семенов

Помогая родителям по торговым делам, юный Федор отправлялся летом за покупкой рыбы на Дон и в Таганрог, осенью работал на бойне и продавал мясо в мясном ряду. Но продолжать дело отца не стал. Самостоятельно изучал математику, астрономию, вёл наблюдения небесных объектов. Особый интерес проявлял к солнечным и лунным затмениям. С 1813 года и до конца жизни вел метеорологические наблюдения, которые регулярно печатались в “Курских губернских ведомостях” и столичных изданиях. В 1856 году опубликован его труд «Таблицы показаний времени лунных и солнечных затмений с 1840 по 2001 г. на Московском меридиане по старому стилю», в котором приведены вычисленные им элементы 243 лунных и 172 солнечных затмений, причём все необходимые вычисления Семенов производил самостоятельно. За этот труд Семенов удостоен Золотой медали Русского географического общества. Умер ученый в 1860 году. А в 1874 городское общество при содействии городского головы Прокопия Устимовича (он же и сочинил стихи, выгравированные на камне) установило на могиле памятник. Это была колонна из черного мрамора, которую венчала чаша с крестом. С небольшими изменениями памятник сохранился до наших дней: после революции крест на колонне заменил шар, обвитый лентой с изображением знаков Зодиака. Первоначально могила находилась возле Никитского храма.

Выше по аллее от памятника Семёнову — могила ученого-биолога и организатора промышленного производства биопрепаратов в России Николая Даниловича Диковского.

Н.Д. Диковский

Как стипендиат Курского земства в 1881 году окончил Харьковский ветеринарный институт, проходил стажировку в Париже у академика Луи Пастера, впервые успешно провел вакцинацию крупного рогатого скота против сибирской язвы. В 1896 года в Курске открылась ветеринарно-бактериологическая лаборатория, где под руководством Диковского стали производить сыворотки и вакцины. Впоследствии лаборатория переросла в Курскую Биофабрику. Диковский награжден большой золотой медалью Всероссийской гигиенической выставки в честь 300-летия дома Романовых, проводившейся в Санкт-Петербурге. Заслуги Николая Даниловича оценила и новая власть. В 1921 году Курский губисполком присвоил ему звание “Курский Герой труда”, а через два года национализированный дом Диковского по улице Садовой № 10 вернули хозяину «ввиду особых заслуг врача».

Вернёмся к главному входу. Напротив купцов Гладковых похоронен иеромонах Виктор.

От ворот идет центральная аллея. Здесь могила Николая Павловича Дроздовского. Генерал-майор был участником русско-японской войны, членом Курского губернского комитета попечительства о народной трезвости, начальником Курского артиллерийского склада. Крест, как будто прорастающий из дерева — это работа курской фирмы А.П. Жиляева.

Идём дальше. Слева — могила курского художника Григория Адриановича Шуклина. Он родился в деревне Шуклинка Курского уезда, жил в Курске, до революции имел иконописную мастерскую на улице Ахтырской.

Г.А. Шуклин

В “Курских епархиальных ведомостях” можно было видеть объявления “Живопись и иконостасы художественно исполняются в мастерской Григория Адриановича Шуклина… византийская иконопись производится по древним подлинникам в духе православной церкви”. Мастерская изготовляла иконостасы, золочение крестов, куполов. Шуклин участвовал в создании Товарищества курских художников, был в составе его правления. После революции работал в сельской школе учителем рисования. Его сын Алексей Григорьевич Шуклин был главным архитектором послевоенного Курска, преподавал на кафедре изоискусства КГПИ, был учителем Клыкова и Теплицкого.

На следующем перекрёстке — единственное сохранившееся захоронение участника первой мировой войны. Это прапорщик запаса армейской пехоты Николай Преображенский. В 1912 году он окончил курс полковой учебной команды, получил чин младшего унтер-офицера, с началом войны продолжил службу в 173-м пехотном Каменецком полку. 16 октября 1914 года погиб в бою в возрасте 24 лет. Похоронен рядом с родителями. Его отец Александр Иванович был священником, кандидатом богословия, служил настоятелем кафедрального Казанского-Богородицкого собора, преподавал закон Божий в Курской учительской семинарии и в Мариинской женской гимназии, редактировал «Курские епархиальные ведомости».

Напротив — могила майора медицинской службы Галины Шишманевой, бывшей начальником госпиталя во время войны. В 1943 году Галина Павловна попала под бомбёжку и через две недели скончалась. Возлюбленный поставил ей оригинальный памятник, который не сохранился. По периметру были расположены артиллерийские снаряды, между ними тяжёлая чугунная цепь, а наверху пятиконечная звезда.

Справа от аллеи — могила Степана Николаевича Гуляева, командира взвода ленинского полка народного ополчения. Он погиб 2 ноября 1941 года в окопах у кирпичного завода, пытаясь остановить немецкое наступление при обороне родного города.

В 1997 году вышло постановление губернатора Курской области Александра Руцкого «об отнесении к категории памятников местного значения Никитского кладбища Курска, как памятника истории, культуры и архитектуры». Герои одной страны разных лет и разных войн, генералы и рядовые, писатели и поэты, военные и ополченцы, врачи и умершие от ран защитники родного города. Согласно общероссийскому реестру кладбищ, захоронения на этом некрополе были прекращены в 1970-х годах.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: