Познакомились с курскими исследователями необъяснимого — видеоблогерами набирающего популярность канала «TABOO» на YouTube


Андрей и Сергей Шевелевы днём работают операторами крутильного оборудования на заводе Химволокно. Ночью они — братья Братья Twins, искатели паранормального. Они исследуют заброшенные усадьбы, забытые долгострои, странные места — всё то, что большинство предпочитает обходить стороной.

Они ищут следы присутствия внеземных существ, пытаются выйти на контакт с потусторонним миром. Всё, что происходит с ними на заброшенных локациях, снимают на камеру и выкладывают на YouTube. Их канал «TABOO Искатели Паранормального» смотрит уже больше 94 тысяч зрителей.

За два года Андрей и Сергей успели изучить все «заброшки» в Курске и его окрестностях, сейчас ездят на съемки в Москву, Калугу, Тверь.

— С чего это всё началось: откуда такой интерес к паранормальному?

Сергей: Идею проекта придумал я. Позвонил брату: «Андрюха, надо пробовать развивать YouTube канал, давай ночью ходить по «заброшкам», всё снимать, проверять какие-то паранормальные места». Андрей послушал и назвал меня сумасшедшим.

Андрей: Я около года думал над этой идеей. Зачем ехать непонятно куда, причем, ночью… А потом брат сказал, что один будет заниматься этим. И я ответил: «Нет, Серег, один ты это делать не будешь. С чего начнем?».

При этом мы даже не знали, куда ехать, что делать, даже монтировать не умели. Но рискнули — и понеслось!

Сергей: Первой локацией был лес в Курской области.

Андрей: Когда-то там рядом была деревня, где в годы войны проходили бои. Мы попробовали там записать Spirit box и ЭГФ. Получили даже какие-то ответы.

А первая «заброшка» была на Химволокно — не сама территория, а подземные тоннели неподалеку.

Сергей: У нас тогда еще оборудования не было, снимали всё на телефон. Потом купили за тысячу рублей экшн-камеру и поехали на кладбище.

Андрей: Кладбище находится по дороге на Ворошнево. Отправились туда, чтобы записать электронный голосовой феномен. Во время записи мы снимали и делали фотографии. И потом уже дома, когда я монтировал, замедлил момент вспышки и возле могилы рассмотрел женское лицо. Когда проверяли по фото, за этой могильной плитой не видели ничего, что могло бы отразиться. Честно говоря, у меня мурашки до сих пор, когда вспоминаю об этом.

— Долго приходится ждать, чтобы что-то услышать или увидеть?

Сергей: Снимаем мы обычно с двенадцати часов ночи до шести утра. На одной из локаций — заброшенном пансионате «Жемчужина» — даже встречали этот старый Новый год. Было круто! Иногда на съемках ничего не происходит — просто тишина. А бывает и наоборот. У меня однажды случился нервный срыв, когда я даже сказал, что хочу это всё бросить.

Андрей: Мы тогда застряли в Калужской области, в лесу, одни, без света. Наш водитель заблудилась, и вот часа два мы ее ждали.

Сергей: Это было недалеко от усадьбы в поселке Павлищев Бор. Для меня это одно из самых жутких мест было, потому что когда ты слышишь, что вокруг тебя кто-то ходит, но не видишь ничего — это страшно.

Андрей: Кто-то из нас сказал: «Вырубай свет, кто-то идет», на видео слышны быстрые шаги. Мы тут же включаем свет, и никого не видим. Разворачиваемся — никого нет! Местные жители нам рассказывали, что видели там призрак какой-то графини в платье. Мы в общем-то за этой легендой и поехали. И это одно из самых жутких мест, которые мы посетили.

— Во время съемок нет таких мыслей: вдруг сейчас кто-нибудь как схватит!

Сергей: Вообще только и думаешь: «Хоть бы сейчас произошло что-то такое жесткое, и наконец это запечалится на камеру». Всегда едем с надеждой, что вот именно сегодня должно что-то произойти.
Помнишь, мы в лесу снимали? Андрей говорит: «Ты мне не поверишь, но сейчас был из-под земли удар мне по ноге». Происходят иногда такие вещи, которые ты не можешь объяснить.

Или мы снимали в воинской части, отсматривали потом видео и услышали, как на записи звучит музыка, как будто кто-то играет на фортепиано. Мы проверили звук с двух камер и с петлички — и везде есть эта музыка. Хотя во время съемок была тишина!

Андрей: В той же воинской части я решил сохранить снятое видео и буквально на мгновение выключил камеру. И в этот момент — слышим шаги прямо над нами по крыше: тук-тук-тук-тук… А камера отключена!

— Один из главных моментов в любой вашей съемке — это общение с духами.

Сергей: У нас есть много способов вызвать духов, в том числе — очень опасные — с руническими ставами , которые нам сделал один ведьмак. Мы их один раз использовали на кладбище и засняли черную дымку.

Андрей: Это было очень странно. Мы снимали в мороз, и обычно же идет белый пар. А тут черное облако, которое буквально на меня пролетело. Помню, что было очень холодно, несмотря на то, что мы были тепло одеты. Потом нам объяснили, что когда работаешь с руническими ставами, начинаешь мерзнуть, причем, не из-за мороза — просто из тебя уходит тепло.

— Скажите честно: страшно?

Сергей: Конечно, страшно. Мы перед тем, как идти на объект, можем около часа сидеть в машине. Потом понимаем, что ехали до этой точки 20 часов и просто так развернуться и уехать — неправильно, надо идти.

Кстати, иногда мы устраиваем эксперименты и ходим на такие локации в одиночку. Это предлагают сами подписчики, мы прислушиваемся. Такое людям нравится — они начинают переживать за нас.

Андрей: Еще больше всего боишься встретить на таких локациях живых.

Сергей: Один раз такое было. Мы залезли на «заброшку», зашли в какой-то тупик, идем обратно — нам навстречу два крепких мужчины. Они выглядели как блатные дядьки. Стали спрашивать нас:

– Что вы тут ходите?
– А что, нельзя?

И вдруг показывают нам значок полицейский. Оказалось, ищут наркоманов.

— Это была единственная встреча с живыми людьми на локации?

Сергей: Еще была у нас ситуация неприятная. Мы приехали на съемки на границу с Украиной в усадьбу Арнольди. Навстречу выходят местные. Наезд был конкретный, «быковали» они хорошо: Что вы лазаете тут?

В итоге они сдали нас пограничникам. Нас задержали с автоматами, загрузили в «бобик».

Андрей: Забрали всё оборудование, держали 6 часов, допрашивали отдельно в разных комнатах. Они звонили своему главному и решали, что с нами делать. Оказалось, что туда надо было ехать со специальными пропусками, мы этого не знали. Нас отпустили. Но снимать ту усадьбу мы уже не стали.

Сергей: Вот почему мы любим зиму. Потому что на «заброшке» точно никого не встретишь. Никакой дурак туда не попрется. Тем более ночью.

— А духи вас после съемок не преследуют?

Андрей: Иногда снятся страшные сны. Я как-то долго работал над роликом, поздно лег спать… Открываю глаза — в углу стоит черный человек двухметрового роста. Я спрашиваю: «Ты кто такой?». Он мне отвечает: «Вова», — и начинает меня душить. А я не могу пошевелиться вообще!Потом понял, что это был так называемый сонный паралич. Может быть, конечно, уже и переутомление, потому что сижу с этими видео с утра до ночи и с ночи до утра — постоянно их делаю.

Сергей: Самый хороший ритуал — сходить в церковь и поставить свечку, что я сделал после возвращения из города Старица, там есть старицкие каменоломни. По пути было село Красное с готической церковью. Мы там тоже поснимали, и я не мог не поставить свечку. Потому что непонятные вещи нас сопровождают всю жизнь. Например, у меня дома недавно сам открылся кран с водой.

— Расскажите про оборудование, которое используете.

Сергей: Первым делом мы купили основную камеру, именно на нее мы брали кредит. Она хорошо записывает звук, есть режим ночной съемки: можно ходить с ней в полной темноте и всё видеть.

Андрей: Сначала мы ходили с налобными фонариками, сейчас есть яркая LED-панель, которая хорошо рассеивает свет, и картинка получается, как будто днем.

Из специального оборудования есть лазер. Когда его включаешь, появляется «сетка» из огоньков. Если есть какое-то движение, точки тоже начинают двигаться. То есть можно зафиксировать присутствие энергетической субстанции.

Сергей: Блогер Виталий Игла подарил нам «элетромагнитник». Он измеряет частоту в миллигауссах: улавливает магнитные поля в пространстве или же присутствие духа. В нашем случае, он показывает результаты в тех местах, где нет электромагнитных полей, в таком случае мы приходим к выводу, что электромагнитный уловитель улавливает присутствие души или сущности, так как любое паранормальное явление сопровождается магнитным.

Андрей: Если поднести прибор к розетке или микроволновке, показатели начнут расти от 1 до 3. Бывает, когда ты идешь по «заброшке», где нет ни электричества — ничего, и прибор показывает за 70! Мы снимали как-то на кладбище на 50 лет Октября и ходили с этим «электромагнитником» — искали точку: прибор показывал значения электромагнитного поля 1-2 и один раз 70. Значит там можно проводить свои эксперименты. Мы использовали Kinect камеру, на ней проявился силуэт именно в этом месте и плюс использовали Wonder Box, на котором проскочили интересные ответы.

Андрей: Вот этот Wonder Box, его мы собрали сами. Такие приборы продаются на e-bay и стоят 100-200 тысяч рублей. А я сказал брату: «А что если нам самим собрать этот Wonder Box?» Попробовали — получилось. 

Сергей: К Wonder Box подключается Spirit box, они работают вместе. Spirit box — это радио, в котором есть функция перелистывания станций. Когда станции перематываются, проскакивают звуки и голоса. Люди говорят нам, что это калибровка станций, и всё это просто объяснить. Но нет. Когда тебя из этой коробочки, мягко говоря, посылают матом — такого на радио не бывает. Тебе такого тут могут сказать!

Андрей: Когда мы снимали город-призрак Адуляр, я сидел с этим Spirit box и задавал вопросы:

– Ты можешь сказать, как тебя зовут?
И тут голос:
– Володя.
Я продолжаю:
– Ты можешь сказать: этот город восстановят?

И тут он меня посылает матом.

Сергей: Иногда можно услышать слова прямо во время сеанса, но некоторые приходится разбирать уже по записи дома.

Андрей: Голоса отличаются от основного шума. Когда ты задаешь вопрос, а потом, разбирая запись уже дома, слышишь на него конкретный ответ, то сидишь в шоке. Чтобы научится разбирать голоса, пришлось изучить этот электронный голосовой феномен. Важно правильно слушать: отключить мозг и вслушаться в запись. Сейчас я уже привык и могу расшифровать запись довольно быстро, но бывает и так, что над одним фрагментом сидишь полчаса.

Сергей: Для третьего сезона мы заказали Kinect камеру, которая может зафиксировать призрака в схематическом образе. У нас на русском YouTube нет ни одного канала похожей тематики, где бы использовалась такая камера. Сейчас мы первые блогеры с таким оборудованием.

— Есть ли у вас собственные табу: чего никогда не сделаете на локации?

Сергей: Постановку.

— Почему? Неужели не размышляли, что грамотный эффект на видео прибавил бы вам подписчиков.

Сергей: Есть каналы с похожей тематикой, и многие занимаются постановкой. Мы же изначально сами себе сказали — показывать только правду. Мы даже ездили в Калужский морг, проверяли легенду про Рейка, которого там не оказалось. Все убеждены, что он там есть, а мы поехали и показали правду.

Андрей: Причем, все блогеры, которые туда приезжали, они его фиксировали там, он за ними бегал. Если ты хочешь снимать кино, снимай, но тогда и говори, что это — вымысел.

Сергей: Даже в этом калужском морге там всякое происходило, но никакой Рейк за нами не бегал. Туда же потом ездил Дима Верт, видеоблогер, наш друг, и тоже никого там не встретил. Странно, да?
Есть подписчики, которые советуют проверить какие-то методы общения с паранормальным, улучшить картинку на видео или рассказывают о локациях. Есть критика конструктивная, ее учитываем. Есть и «диванные критики», которые не хотят разбираться, как это все работает. Есть люди, которые не верят, но пишут, что интересно смотреть.

— На вашем YouTube канале уже более 94 тысяч подписчиков. Была такая цель?

Сергей: У нас изначально была цель — набрать много подписчиков. Помню то разочарование, когда прошло полгода, на нас подписано всего 300 человек… А потом пошло-пошло…

Андрей: Случилось так, что за 10 дней на нас подписалось 10 тысяч человек без какой-либо рекламы. То есть каждый, кто посмотрел какой-то наш ролик, подписался на канал. Но мы так и не поняли, какое видео «выстрелило».

Сергей: Мы были на YouTube одними из первых, кто начал снимать такие видео. Надо было придумать то, чего не было. Наверное, тема людям понравилась, стали подписываться. Видео стали лучше получаться. Всё с опытом пришло. Мы сначала даже говорить на камеру не умели. Было ощущение, что через нее на нас тысяча человек смотрит. Сейчас уже привыкли.

Андрей: Монтирую видео в основном я. Процесс трудоемкий. Видео снято 6 часов, из которых получается три серии по 30 минут. Когда возвращаемся со съемок, сначала нужно скинуть всё видео на компьютер — это где-то 300 ГБ. Видео перекидывается целый день. Потом еще полдня уходит на то, чтобы собрать всё видео в один проект. И дальше — монтаж. На создание одной серии уходит неделя.

— Вы называете себя исследователями паранормального. А есть ли у вас как у исследователей цель?

Андрей: Доказать самим себе, что что-то все-таки есть. И показать это людям. Мы всегда говорим, что мы делимся с вами своими наблюдениями.

Сергей: Мы очень хотели бы повторить маршрут тургруппы Дятлова, исследовать место трагедии…но нас опередил другой видеоблогер. Есть огромное количество мест, которые мы хотим проверить. Изначально нам непривычно было даже в Москву ехать, потому что мы из Курска никуда не выбирались. Сейчас мы свободно передвигаемся, пока самая дальняя наша точка — Санкт-Петербург, дача Заеца-Окессона. Раньше это была часть Финляндии, а сейчас входит в Ленинградскую область. Туда я ездил один, без Андрея. Стараемся выезжать хотя бы раз в месяц. Чаще не получается из-за основной работы.

Андрей: Когда снимаем видео не в Курске, работаем в жестком режиме. После ночной 12-часовой смены на заводе едем домой за оборудованием, потом — на поезд до Москвы. Оттуда — на объект в Московскую область, например, снимаем ночь, возвращаемся в Москву, снова на поезд — уже до Курска. Приезжаем, спим несколько часов и с утра на работу.

Сергей: Куда поедем в следующий раз, не расскажем. Есть такие подписчики, которые будут нас ждать на локации, и тогда съемка просто не получится.

фото и видео из архива героев
gif: Дина Баширова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: