Люди

Это портал, который переносит в эпоху, где можно побыть кем-то другим. Реконструкторы о своем увлечении

Завтра, 12 июня в Золотухинском районе пройдет военно-исторический фестиваль «Дружины Неполки». Накануне нам удалось пообщаться с 10 курскими реконструкторами разных эпох и узнали кто они в обычной жизни, как пришли в реконструкцию, сколько это стоит, какие предметы сделать сложнее всего и зачем им все это.

Александр Балашов

Археолог, младший научный сотрудник НИИ археологии юго-востока Руси Курского государственного университета, председатель Курского регионального отделения Общероссийского общественного движения «Клубы Исторической Реконструкции России», руководитель клуба исторической реконструкции и фехтования «Русь» (г. Курчатов)

Два года готовился морально, физически, готовил родителей, читал много специфической литературы и в сентябре 2006 года вступил в свой первый и единственный клуб, который сейчас возглавляю. За 16 лет в движении занимался самыми разными периодами: Русью 12-13 вв., Западной Европой, но меня всегда привлекал и манил период раннего средневековья —эпоха викингов. Интерес к ней начался через чтение саг, художественной литературы, просмотр фильмов, в первую очередь прекрасной советской классики исторического кино — «И на камнях растут деревья».

Если подходить к реконструкции как к процессу потребления и покупать сразу готовые вещи, то это вполне себе по карману и обычному студенту. Свой первый комплект я собрал как раз на первом курсе университета. Чем ближе человек подходит к идее максимально точного воспроизведения какой-либо конкретной вещи или костюма, тем дороже получается результат. Это и проблема с поиском расходников — в 21 веке довольно трудно, например, отыскать выделанные шкурки белок в количестве 250 штук, и проблема со временем, которого в современном мире недостаточно.

Я реконструирую достаточно необычный этнос — аланы Северного Кавказа в составе Хазарского каганата. В реконструкции мне помогают полученные в университете знания и профессиональные навыки. Практически 90% всех сведений реконструкторы узнают из результатов работы археологов. Часто помогают личные связи: часть коллег, зная о моем увлечении, охотно делится свежей информацией напрямую.

За 16 лет в реконструкции удалось посетить фестивали практически всей европейской части России, и каждый из них запомнился чем-то своим. Из самого необычного — фестиваль «Битва тысячи мечей», проводившийся в рамках исторического фестиваля «Времена и Эпохи» в парке Коломенское. Увидеть на поле одномоментно 1000 воинов раннего средневековья — это впечатляет! Из последнего запомнился фестиваль BlodGuldFest, организованный при поддержке известного историка и популяризатора науки Клима Александровича Жукова. На BlodGuldFest были реконструированы Хольмганг — скандинавский суд поединком и кровавая казнь эпохи викингов — так называемое «вырезание орла» (во время реконструкции ни один человек не пострадал).

Моей главной реконструкторской мечтой является создание исторического парка, основанного на максимально достоверном воспроизведении славянской крепости 9-10 веков. Ярким примером является крепость Русборг, возводимая энтузиастами в Елецком районе Липецкой области. Однако большая часть проектов изображает крепости викингов, в то время как наши славяне незаслуженно остаются в стороне. Чтобы исправить эту несправедливость, сейчас мы работаем над проектом, где в доступной форме рассказываем о быте славян Днепро-Донского междуречья, создаем макеты построек, курганов. Но до крепости, к сожалению, все еще далеко.

Павел Касьянов

Старший проектный руководитель команды внутренних разработок игровой студии, ревизор Курского регионального отделения Общероссийского общественного движения «Клубы Исторической Реконструкции России», заместитель руководителя КРОМО КИФиРМ «Рарог»

Летом 2008 года в локальной городской сети «СВОЁ» я нашел объявление о наборе в клуб «Рарог», специализирующийся на реконструкции эпохи раннего средневековья 9-11 века. Речи об осознанном выборе эпохи не шло, было интересно тренироваться фехтованию, потом стало интересно узнать каким был Курск в Средневековье. В последние пару лет приоритетным направлением стала средневековая кухня, мои друзья из Воронежа заразили меня этой страстью и теперь мы совместно ищем рецепты и то, что удаётся найти, готовим.

Корень достоверности — исследование. Каждому реконструктору приходится стать чуть-чуть исследователем, читать труды археологов, посещать музеи, искать материалы. Часть информации клубы исторической реконструкции копят в себе и поэтому новичкам сейчас просто получить совет. Многие исследователи и музеи готовы делятся информацией, а для общения с ними достаточно написать электронное письмо. К тому же историческая реконструкция в России хорошо развита, появились узкоспециализированные мастера, которые делают массогабаритные макеты оружия, доспехов на высоком уровне.

Самые сложные в изготовлении предметы — это всё, что связано с металлообработкой. Самостоятельно собрать шлем я точно не смогу, даже имея лучшее оборудование и чертежи. Для меня самым знаковым мероприятием много лет был и есть сейчас — фестиваль «Русборг» в Ельце. Это первый фестиваль, который я посетил и с тех пор стараюсь не пропускать. Из историй: в 2019 году мы участвовали в фестивале «Времена и Эпохи» в Москве, занимались приготовлением блюд арабской кухни раннего средневековья. Журнал «Гастрономъ» включил нашу площадку — «Арабский халифат» — в свою подборку.  В прошлом году вместе с одноклубниками мы впервые провели фестиваль исторической реконструкции в Курской области «Дружины Неполки» и сейчас моя главная «реконструкторская мечта» — это развитие нашего проекта.
Мы хотим воссоздать поселение. Создать такую площадку, на которой можно будет показать, как люди жили тысячу лет назад, не в крепостях, а «на земле».

Анастасия Карякина

Руководитель отделения исторической реконструкции школы фехтования «Авалон» (г. Курск)

В реконструкцию я попала в 2009 году — кто-то из знакомых пригласил на турнир по историческому фехтованию клуба «Авалон». Поехала посмотреть, а после как-то всё стремительно закрутилось и не отпускает по сей день. Если бы мне тогда сказали, что историческая реконструкция и фехтование станут делом моей жизни, я бы, мягко скажем, очень удивилась. Именно в «Авалоне» я встретила своего супруга, и с того момента стало понятно, что реконструкция и клуб — нечто большее, чем просто увлечение. Мне интереснее собирать источники и создавать разные комплекты для своих одноклубников, нежели множить свои собственные наряды. В моём личном гардеробе всего два комплекта одежды — костюм жительницы шведского острова Готланд 10-11 века и образ горожанки средневековой Англии 14 века, а вот географическим разбросом комплектов своих подопечных я горжусь — у нас есть славянские комплекты, скандинавские, балтийские, финно-угорские, комплекты на Западную Европу, временные рамки тоже широкие от 9 до 16 века.

Минимальный порог вхождения в наше хобби по ценам города Курска — 20 000 рублей — это небогатый гражданский комплект без вооружения из фабричных тканей, натуральных оттенков и верных по составу. Средняя цена боевого комплекта исторического средневекового боя начинается от 150 000 рублей, а верхнего потолка цен нет.

В нашем клубе нет кузни, поэтому самое сложное для нас это воссоздание доспехов и оружия. Что касается тканей или керамики, то на мой взгляд, освоить эти ремёсла куда проще при большом желании.

География наших фестивалей достаточно широкая — Московская, Тверская область, Санкт-Петербург, Суздаль, Белгород, Елец, Выборг, Изборск, Судак, Севастополь, Воронеж, Минск, Киев, Тростянец. С каждой поездки привозим много историй и воспоминаний, но, пожалуй, любимый военно-исторический фестиваль это «Русборг» — больше всего в нём цепляет массовость и уровень погружённости в атмосферу раннего средневековья.

За последние 13 лет реконструкция из простого хобби переросла в часть моей жизни. Мне нравится помогать одноклубникам найти себя в этом хобби, изучать новые материалы по разным этносам и эпохам, доводить до совершенства уже имеющиеся костюмы. За последние пару лет я составила и собрала более двух десятков комплектов гражданской одежды на разные исторические периоды и регионы. Сейчас реконструкция для меня — это моя мастерская — второй дом, где меня окружают единомышленники, ради них хочется стараться, развивать разные направления в клубе, находить новое и интересное.

Могу выделить нашу с супругом первостепенную реконструкторскую цель — очень хочется свою кузницу.

Алексей Чубаров

Историк, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела истории ОБУК «Курский областной краеведческий музей», член Совета Курского регионального отделения Общероссийского общественного движения «Клубы Исторической Реконструкции России»

Еще в детстве, читая художественные и научно-популярные произведения, я пытался детально представить, как происходило то или иное событие. В итоге у меня появилось желание прикоснуться к истории, воссоздавая определенный образ. Мой интерес повлиял на выбор профессии – после окончания исторического факультета я пришел работать в Краеведческий музей. Совмещаю хобби и работу. По моему скромному мнению, 20 век — самый насыщенный событиями период. Мне интересна военная медицина. Первоначально я хотел «записаться» санитаром в подразделение времен Первой мировой войны, но единомышленников не нашел. Из-за этого я долго был лишь сторонним наблюдателем реконструкторского движения. Вернуть интерес к реконструкции помог случай. Работая в Военно-историческом музее «Юные защитники Родины» задумал проводить экскурсии в форме солдата РККА. Я стал собирать информацию об обмундировании и вооружении кавалерии и автобронетанковых частей времен Великой Отечественной войны. Сейчас интересуюсь работой секций ОСОАВИАХИМа (1927–1948 гг.), медиков в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) и частей Гражданской обороны СССР (1970-е – 1980-е гг.). Я воссоздаю работника ОСОАВИАХИМа в 1930-е гг., санинструктора-проводника санитарной собаки 1940-х гг. и члена медицинского звена ГО 1980-х гг.

Как известно, мужчина от мальчика отличается только стоимостью игрушек, в которые он играет. Делая что-то своими руками, можно сэкономить, но такой вариант возможен не со всеми предметами, особенно если речь идет об оружии.

Самая большая сложность для меня заключалась в сборе информации, необходимой для пошива санитарной накидки для собаки и тканевого жгута НИИСИ РККА. За основу санитарной сумки взял образец, выставленный в Центральном музее Вооруженных сил Российской Федерации в Москве. Жгут пришлось сделать по рисункам, найденным в военно-медицинском пособии 1940-х гг.

Мария Леонидова

Учитель английского языка

Я любила исторические фильмы с детства. И, как многие девочки, мечтала носить красивые пышные платья, ездить на балы. Про реконструкторов узнала еще в школе, они выступали на одном из мероприятий. Но присоединиться к ним на тот момент не было возможности. Все решил случай. Я познакомилась с девушкой, которая занималась реконструкцией танцев 19 века, и тогда поняла, что это мой шанс. Мой любимый период — 19 век, особенно люблю середину 19 века, эпоху кринолинов. Почему именно этот период? Из-за платьев, конечно.

Реконструкция — это очень дорогое удовольствие. Стоимость платья может доходить до 100 000 рублей и выше. Можно попытаться сэкономить, но это сразу скажется на качестве и историчности. Именно из-за дороговизны, современные балы позволяют иметь стилизацию исторического платья, а не точную реконструкцию, то есть ткани могут быть ненатуральными, но подходящие цветом и рисунком под исторические источники и не имеющие синтетического блеска.
Информацию я ищу в статьях и лекциях от историков, картинках и выкройках из модных журналов того времени — все это есть в открытом доступе в интернете. Ткани закупаю в обычных магазинах, если событие позволяет иметь стилизацию, либо у самих реконструкторов, которые занимаются продажей подходящих тканей. Стоит это всегда очень дорого: до 3000-5000 рублей за метр. На одно платье нужно 5-10 метров.

Чаще всего езжу на балы в Воронеж, там проводятся красивые и наиболее приближенные к историчности балы. Бывала на балах в Белгороде, Москве, Орле.

Реконструкция для меня — это то, что делает мою жизнь ярче. То, что позволяет путешествовать, знакомиться с новыми людьми, местами и новыми эпохами. Реконструкция позволяет мне надевать красивые вещи не только на определенные мероприятия, а почти в каждые выходные. Я счастлива, что она есть в моей жизни.

Я очень хочу устроить бал в Курске. Мы давно их не проводили. Хочу организовать красивое и максимально приближенное к историчности мероприятие: с пикником на берегу озера, с балом, на котором будут нарядные гости в исторических платьях, с живой музыкой, под которую мы будем танцевать вальсы, мазурки, польки, контрдансы.

Александр Долженков

Электромонтажник, монтажник систем автоматического контроля и управления, самозанятый, участник клуба исторический реконструкции (КИР) «Дружина» (г. Белгород)

Это увлечение возникло из интереса к истории и холодному оружию. В компании друзей я познакомился с «ролевиками-толкинистами». В дальнейшем это переросло в более детальное изучение оружия и предметов быта. Позже собралась команда единомышленников, которая стала называться клуб «Хорт», мы начали ездить по фестивалям. На сегодняшний момент я занимаюсь реконструкцией двух исторических периодов: «Русь 13-14 век» и «Русь 16-17 век».

Если руки кривые и нет условий для изготовления, то делать сложно все. Самому сложно сшить качественную обувь. Я пробовал шить себе сапоги и они выглядели ужасно. Зато краги (перчатки на 17 век) вышли отличные. Сложно самому выковать оружие, если ты не кузнец. Поэтому многие вещи приходится покупать.

Я ежегодно посещаю фестивали в Белгородской области «Белый город» и в Тульской области «Куликово поле». Побывал в Игзорске на «Железный град», «Ледовое побоище» на берегу Чудского озера, «Средневековый Хотин» в Хотине (Украина), «Елецкий набат» в Ельце и др. Неоднократно принимал участие в цикле фестивалей «Времена и Эпохи» в Москве.

Любовь Буровникова

Менеджер по продажам программного обеспечения, участница военно-исторического клуба «Путь предков»,
студии исторического танца «Горицвет»

История мне была интересна всегда, ещё со школы. Мне нравился сам предмет, нравились исторические фильмы и книги. Однажды, мой брат на городском празднике увидел выступление реконструкторов. Это был клуб «Путь предков» (тогда ещё носил название «Ингвар»). Ему очень понравилось представление, он нашёл контакты и вступил в их ряды. Я с интересом слушала его рассказы, а потом тоже решилась прийти и обратной дороги уже не было.

Любимых периодов у меня два, это 10 и 19 век. Раннее средневековье — конкретно эпоха викингов, которую я реконструирую, нравится за максимальную непохожесть на современность, суровое время, когда постоянно велись войны, большинство предметов обихода изготавливалось самостоятельно, в рамках одной общины. А 19 век нравится за красоту дамских нарядов. Платья, шляпки, веера, корсеты, туфельки, тюрбаны, шали, нижние юбки — всё это постоянно меняющееся в зависимости от веяний моды, времени года и даже от времени дня, разнообразное, очень непохожее на современную одежду.

Что касается вложений, тут, пожалуй, как и в любом другом хобби, всё зависит от человека: можно найти, как сэкономить, а можно швыряться деньгами, как Киса Воробьянинов облигациями госзайма. Можно купить огромный рулон ткани недорого на «Авито» и сшить из него два или три платья, а можно за те же деньги взять полметра тончайшего натурального шёлка и пустить его на пафосную отделку.

Украшения практически невозможно сделать самому, для этого необходимо специальное оборудование и узкоспециализированные навыки. Не каждый сможет оборудовать дома на кухне стеклодувную мастерскую или сумеет плавить и лить металл, заниматься ковкой и чеканкой. Оружие тоже требует наличия кузницы и кузнечных навыков. Украшения и оружие — это, пожалуй, две самых сложных для самостоятельного крафта сферы, если говорить о 10 веке. В 19 веке сюда добавятся ещё корсеты (самому сшить можно, но очень сложно), обувь (благо она уже похожа на современную) и веера.

Бал — это совершенно волшебное событие, где можно почувствовать себя настоящей дамой 19 века и отрешиться от всех забот. Общаются на балах, как правило, с соблюдением этикета, что ещё больше погружает в атмосферу 19 века. Бывают, конечно, и казусы — например, на одном из последних балов наша дебютантка забыла взять с собой нижнюю юбку (конфуз неимоверный!), но под платьем этого не было видно, и никто ничего не заметил, пока мы всем по секрету не рассказали. Что ж, великосветские сплетни — тоже часть атмосферы!

Реконструкция для меня — это, прежде всего, окно в другой мир. Такой портал, который переносит тебя в другую эпоху, где можно побыть кем-то другим. Как будто ты читаешь книгу или смотришь фильм, находясь при этом внутри происходящего. Ты отрешаешься от повседневных забот и занимаешься чем-то совершенно другим, разве это не прекрасно?!

Главных реконструкторских мечты у меня две, сообразно эпохам. Мечта про 10 век — это пойти в поход на корабле (есть клубы, которые строят корабли и лодки и ходят на них по рекам). Это совершенно особое приключение, полнейший отрыв от цивилизации и проверка себя на прочность. А мечта про 19 век — это побывать однажды на традиционном балу в Венской государственной опере, где собираются гости со всего мира.

Станислав Волобуев

Специалист отдела перспективного развития в телекоммуникационной компании, участник клуба «Рарог»

Как и многие реконструкторы, я начинал в начале 2000-х годов и тогда мой интерес был обращен к рыцарям. Смотрели отечественные фильмы «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» и «Стрелы Робин Гуда» и пытались что-то подобное сделать. В конце 90-х годов в Курске появилось ролевое движение, но меня больше интересовала историческая подоплека и, с появлением интернета, я стал узнавать, что есть люди, которые занимаются этим более серьезно, чем ролевики, пытаются воссоздавать музейные предметы. Все это развивалось, материала становилось больше, увлеченность становилась глубже и потихоньку она переросла в историческую реконструкцию.

Моим любимым периодом стало основание древнерусского государства, эпоха викингов, это конец 9 — первая половина 11 века, поскольку для нашей страны это знаковое время, да и романтика викингов, походов, драккаров увлекает.

Большая часть участников наших клубов — это студенты или недавние выпускники. Если ты едешь первый раз на фестиваль, просто посмотреть и не участвовать в сражениях, и при этом готов поработать руками при подготовке своего комплекта, то можно уложиться в 20-25 000 рублей. Но пределов, как у любого хобби, будь то фото, рыбалка, виндсерфинг, практически нет. Потому что, закончив на сегодня с одним костюмом, завтра можно захотеть себе более дорогой и статусный костюм, завести лошадь, построить огромный драккар или деревню, то есть верхняя планка может уходить далеко и на сегодня границей нет.

Моя география фестивалей довольно большая. Я был на фестивалях в США, Польше, Швеции, Норвегии, Украине. Естественно, в России на различных — «Русборг», московские фестивали, походы, которые проводятся нашими друзьями и по рекам, и по земле, через Урал, по Волге, Дону. Наши индивидуальные реконструкции сильно переросли европейские, качество и полнота наших костюмов выше. Но государственная поддержка заграничных фестивалей намного лучше, например, в Швеции такие фестивали поддерживают финансово, вплоть до того, что участники реконструкторских клубов могут на государственные деньги заказывать пошив костюмов. За границей массово поддерживают строительство этнодеревень, начиная от палеолита и заканчивая поздним средневековьем, каждая такая площадка ориентирована на своего зрителя, сделаны отдельные парки. Фестивали как раз проводятся при таких конкретных парках, на них ведется разнообразная, живая торговля. Например, фестиваль в Олине (Польша) — второй по численности в мире по раннему средневековью, на нем порядка 900 бойцов собираются на массовые сражения. У нас, конечно, этого не хватает.

Реконструкция — это дело всей моей жизни. Я встретил жену в реконструкции, привез ее сюда из Подмосковья и мы вместе уже 13 лет, растим детей. Реконструкция нас связала.

Хочется реализации нашего проекта «Древний Курск» в том виде, в котором мы его задумывали: небольшое поселение на берегу Тускари с проведением ежегодных мероприятий. С другой стороны хочется, чтобы реконструкция, в которую я вложил много души, развивалась дальше. Хочется вместе с клубом съездить в большие поездки широким составом из Курска.

Роман Ванин

Специалист по работе с молодёжью Курской Государственной сельскохозяйственной академии, руководитель Военно-исторического поискового клуба «На безымянной высоте» (г. Курск)

Уже более 7 лет я занимаюсь поисковой работой и наш клуб реконструирует как раз те самые воинские части, которые сражались в тех местах, где мы работаем. Мой исторический период – это Великая Отечественная война. Мне интересно сквозь призму поисковой работы восстанавливать, создавать историю боевых частей, которые воевали на тех или иных территориях, так мы воссоздаем элемент какого-то сражения. Например, зимой мы реконструировали один из эпизодов боевых сражений в Болховском районе Орловской области.

Действительно, реконструкция — это недешевое удовольствие. В среднем образ бойца Красной армии без СХП оружия выйдет примерно в 50 000 рублей. Самое сложное — это приобрести охолащенное оружие, сейчас винтовка Мосина или пулемет Шпагина стоит не менее 50 000 рублей.

Я бывал на фестивалях всего Центрального федерального округа. Один из самых больших и крупных проходит в Московской области, в Ступино, он трехдневный. Интересен тем, что первые его два дня реконструкторы занимаются воссозданием быта Красной армии и живут в периоде 1945 года. Зачастую это украинские фронты, в прошлом году была Чехословакия — это один из самых интересных фестивалей. Стараюсь принимать участие в фестивале «Бой на Северном фасе», который проводится в Курской области с 2019 года. А еще в нашем клубе проходят мероприятия, например, мы делали зимний поход по следам 342-й стрелковой дивизии в полном снаряжении бойцов Красной армии образца 1943 года.

Для меня историческая реконструкция интересна возможностью изучения событий Великой Отечественной войны, пониманием победы нашей армии, плюс это элемент патриотического воспитания для подрастающего поколения.

Андрей Штефан

Предприниматель, владелец медоварни «Традиции предков» и торговой марки «Mjolnir»

Это хобби появилось в моей жизни в детстве. Впервые я попал на фестиваль лет в 10-12, увидел рыцарей, настоящую сказку, оказался в совершенно другом мире. У меня нет конкретного любимого исторического периода, я занимался и 10, и 13, и 15, и 17 веком. В каждый жизненный период что-то было по-своему интересно, уникально.

Реконструкция — это дорогое хобби! Полноценный и классный комплект на любую эпоху может стоить 200-400 000 рублей, это полная реконструкция какого-то определенного периода. Реконструкторы посвящают созданию своего образа много лет, собирают комплект по частям, в идеале все воссоздается собственными руками.

За свою жизнь я посетил более 200 фестивалей исторической реконструкции, это были иногда одни и те же, иногда — разные. На одном фестивале в Питере — мне дали ключи от настоящего, большого замка и мы с женой жили в нем целые сутки. Это было прикольно!
Реконструкция — большая и неотъемлемая часть моей жизни, это хобби, которым я горжусь и дорожу, которое мне безумно нравится. Когда ты занимаешься реконструкцией, единомышленники находятся по общим интересам и, зачастую, это общение длится всю дальнейшую жизнь.

Моя мечта — построить город, замок, городище. Мне кажется, у каждого реконструктора есть такая цель. Идея такова: построить полноценный, большой город, в котором были бы мастерские, там проживала бы, например, тысяча людей, происходил бы настоящий движ на площадях, торговля, еще что-то. И, когда туда приезжали бы гости — обычные люди, не связанные с исторической реконструкцией, они сдавали бы телефоны и все современные гаджеты, им выдавали бы одежду, они получали специальные денежные единицы и жили там целую неделю. Хочется организовать такой особый туризм.

Ещё статьи из рубрики Люди

Люди

Блогер и наездница Нина Принц: «Если не выполнять все четко, то лошадь просто перестанет слушаться»

Вам также может понравиться

Люди

Железногорская певица Васса Железнова — о победе в «Новой Звезде», творчестве и русском фольклоре