Люди

«Что за секта?» Курские реконструкторы, косплееры и ролевики — о путешествиях во времени и пространстве

Собрать большой рюкзак и отправиться создавать новый мир в лесах соседней области, воссоздать средневековую битву, поучаствовать в военном сражении или в мельчайших деталях повторить образ героя популярной видеоигры. Пообщались с историческим и военным реконструкторами, участницей полевых ролевых игр и создательницей косплеев чтобы узнать, что взрослые находят в этих играх.


Юлия Меньшикова

полевые ролевые игры

— Полевые ролевые игры — это мероприятия, где люди отыгрывают заявленных персонажей и таким образом реконструируют какой-то мир и вселенную. Это своеобразный театр, который имеет собственную логику и правила. Вместо того, чтобы просиживать штаны за компьютером, ролевики собирают тяжелые рюкзаки, выезжают на природу или какую-то локацию — это может быть база отдыха, коттедж или даже военный полигон. Там участники проживают жизнь короля, гоблина, шерифа или космонавта, сражаются, стреляют, плетут интриги, выпивают в кабаках.

Призов в играх, как правило, нет. Но часто в качестве трофеев увозят различный антураж и сокровища, которые успели найти персонажи.


До места проведения мы добираемся общественным транспортом, на своих машинах, арендуем газельки и не только. Питаемся тем, что привезли, готовим на костре или горелке. Из напитков: чай, кофе, имбирник, глинтвейн или грог на костре. Но бывают команды, которые устанавливают целые заведения и кормят людей за игровую валюту или российские наши рубли.

На игре существует два состояния или статуса: «по игре» и «по жизни». «По игре» — когда ты это персонаж и играешь, участвуешь в сюжете. А «по жизни» — это когда ты заехал заранее копать туалет и строить крепость, вылезаешь похмельный из палатки с утра или делишься новостями из своей жизни с сокомандниками у костра. Помню свой выезд в Подмосковье кабатчицей, где нужно было трижды в день кормить 100 человек и постоянно обслуживать приходящих в таверну игроков.

Героев и костюмы выбирают согласно мероприятию. В большинстве случаев организаторы предлагают готовую «сетку ролей», либо идут навстречу, если человек предлагает своего интересного персонажа. Есть варианты развития сюжета, и сейчас это не только Сталкер, Властелин Колец или Скандинавия, но и множество авторских миров и эпох, которые жёстко привязаны к рамкам. Год туда или сюда — расстрел.

Мои любимым персонажем был простой и бедный гоблин из вселенной Warhammer: Fantasy Battle. Очень повезло с командой и всё было идеально: штурмовать города толпой, грабить таверны и путников, гротескно пародировать других игроков. Также у меня есть любимый типаж и мне весело в него играть, он отлично получается и нравится людям. Но ролевые игры хороши тем, что можно попробовать сыграть кого угодно.

В ряды ролевиков чаще всего попадают через знакомых. Хотя это сообщество достаточно дружелюбное и радо видеть новые лица, но есть ряд трудностей, чтобы начать. Я успеваю за лето посетить 4-6 игр в разных частях России. Мне нравятся игры из-за путешествий, новых людей, лесов, опыта. Это же отдых и хобби в конце концов, как допустим, вышивать крестиком или расписывать картины по номерам. Но самое приятное — это приехать домой, полежать в горячей ванне, просто лечь в свою удобную кровать и осознать, что никуда не нужно бежать. 


Сергей Здоровцов

военные реконструкции

— Я увлекаюсь темой Великой Отечественной войны уже очень давно. Даже создаю настольные игры по этому периоду: в 2003 году настольная игра «Курская битва» вышла в продажу, 5000 экземпляров разошлись по всей России.

Сейчас состою в клубе «Курская Дуга». Недавно стал заместителем руководителя, так как имею звание капитана-лейтенанта ВМФ запаса. В клубе в основном занимаюсь фото- и видеосъемкой. Также фотографируюсь сам, продвигаю образ реконструктора как фотомодель.

В 2016 году я впервые поучаствовал с реконструкторами в «Бессмертном полку». Шел в форме возле «Катюши». А в реконструкции пока участвовал один раз в Воронеже: воспроизводили бои за Воронеж зимой 1943 года, освобождение города. Был очень строгий сценарий, реконструкция проходила в городе. Участвовало около 500 человек со всей России, были даже реконструкторы из Италии. Я принимал участие в качестве фотографа на реконструкции, снимал с места для прессы.

Военную форму приобретаю в реконструкторских мастерских, и это не очень дешево. Она меняется в зависимости от года: 1941 года с петлицами, 1943 с погонами. Звания тоже меняются. Образы бойцов почти всегда одинаковые, но из-за бороды я себе выбрал образ фронтового корреспондента из морской газеты, у меня форма мичмана морской пехоты 1943 года. На реконструкциях используется настоящее охолощенное оружие: стреляет холостыми патронами, но переделано из боевого. Реконструкторы РККА применяют в основном пистолет-пулемёт Шпагина и винтовки и карабин Мосина. У меня пистолет Тульский Токарева. 


Анна Воронич

косплеи

— Многие ошибочно считают, что косплей пришел из Азии. Но нет, первый косплей был создан в 40-е годы в Америке. На праздник, посвященный популярному в то время сериалу, одна пара нарядилась в костюмы героев. Эта идея понравилась организаторам и на следующий год они провели конкурс косплееров. В 70-х это пришло в Японию, где течение подхватили создатели манги. Потом направление перешло и в Россию.

Я увлеклась японской культурой еще в детстве, когда пошли первые мультики — «пиратки» на кассетах. В 2000-2010-х появились единомышленники, у нас даже свой клуб был. Отсюда и пошло мое увлечение косплеями. Делали сами костюмы с нуля, катались на фестивали.

Со временем увлечение переросло в работу. В 2016 году я была в Японии. Подумала, что нужно что-то «бахнуть» в Курске, и открыла магазин японских сладостей. Он существует с 2018 года, единственный в нашей области. Я предлагаю ощутить кусочки Японии прямо здесь, никуда не надо ехать, чтобы попробовать что-то яркое и необычное. В магазине я хожу в стиле аниме и с ушками, работники у нас носят кигуруми и ходят с цветными волосами.

Мне больше нравится косплеить азиатских персонажей. Но недавно делала Квопу из Dota 2. Это была атмосферная, сложная работа. Не азиатский персонаж, но почему бы не попробовать что-то новое?

На один костюм, если это серьезная работа, может и полгода уйти. Я в основном шью или делаю какие-то простые небольшие украшения. Например, для косплея на Шляпника собирала дома маленькие черепки и бусинки. С аксессуарами, топорами, гитарами мне уже помогают друзья или я их где-то заказываю. Бывает, создаю что-то из необычных материалов. Например, делала заготовки крыльев из монтажной пены и проволоки, потом обклеивала салфетками, красила. Процесс достаточно долгий. Пока их забросила, думала использовать для Квопы, но сделала другие. Эти пока лежат, может когда-то пригодятся.

На фестивали езжу часто, но пока я участвовала только в российских: в Курске, Белгороде, Москве, Ростове-на-Дону. На фестивалях проводят дефиле персонажей, а еще разыгрывают сценки из аниме на 5-10 минут. С одним косплеем даже можно выступать в нескольких городах.

Есть стереотип, что косплеи для школьников, но это не так. Ими занимаются и взрослые люди, которым уже перевалило за 30. Кто-то думает: «Что за секта?» Ну, кто-то Пушкина читает, сериалы смотрит. У каждого свои хобби.


Алексей Шевченко

исторические реконструкции

— Мое увлечение началось с любви к чтению. Нравился мир героев, битв, средневековья, суровых викингов, древних славян, благородных рыцарей и прекрасных дам. В это время мне в руки попали книги Марии Семёновой. Герои действуют в выдуманном мире, реалии которого напоминают Русь, причем до ее крещения. Книги настолько интересные, что мне захотелось узнать больше. С течением времени теоретический багаж был накоплен и захотелось испытать его на практике.

Я участвую в исторических реконструкциях уже более 20 лет, за это время было много фестивалей. Первый был в 2004 году — «Генуэзский шлем» в городе Судак. Фестиваль мультивековой, то есть участники реконструируют разные эпохи: от античности до Великой Отечественной войны.

В среднем за год мы посещаем от пяти до десяти фестивалей, с апреля по ноябрь. Движение развивается, в него приходят молодые увлечённые люди со свежими идеями, но и старички продолжают активно ездить и совершенствоваться. На первых фестивалях было меньше 100 участников. На тех, что проводятся сейчас, участников больше тысячи.

Самым крупным фестивалем, в котором я участвовал, был фестиваль славян и викингов в городе Волин в Польше. Участников — около 3000 человек, ежедневно на битву выходит 1000 воинов. География фестиваля — вся Европа. А еще из Чили и Австралии реконструкторы приезжали.

На подготовку к фестивалю уходит все свободное время. И деньги, кстати. У меня два направления: эпоха викингов (IX-XI век) и Московское царство (XVII). Для них есть четыре костюма: скандинав Х века, норманн ХI, городовой стрелец и европейский наемник.

На фестивалях раннего средневековья обычно не стоит целью точно реконструировать какое-то событие. Это скорее сбор увлечённых нашей историей людей. Они обмениваются опытом, знаниями, участвуют в воинских и спортивных состязаниях, встречаются со старыми друзьями и общаются с новыми. Ходят в походы на репликах старинных судов эпохи викингов, проверяют пешие маршруты, поют песни, сражаются. Организаторы контролируют лишь соответствие костюма и снаряжения для заявленной эпохи. Фестиваль — не ролевая игра (в них, кстати, я тоже с удовольствием играю). На реконструкции я остаюсь тем же человеком, просто экипировка другая.

Есть городские фестивали, например, «Липецкое городище» или «Времена и Эпохи» в Москве. Там на различных площадках в городе представлены разные эпохи, гости фестиваля могут заглянуть в Древний Рим, к викингам, стрельцам, рыцарям, увидеть кирасиров эпохи наполеоновских войн, приоткрыть страницы Первой и Второй мировых войн. Есть фестивали закрытые, на которых зрители могут посетить лагерь только в один «гостевой» день.

Для меня реконструкция — это возможность встречи с такими же увлечёнными людьми из других городов и стран, новые фестивали, знакомства, друзья, впечатления, знания и умения. 

Ещё статьи из рубрики Люди

Вам также может понравиться