Мы в “Морсе” затеяли серию статей “Неделя Винцкевичей”, чтобы собрать знаменитую династию если не в одной комнате для беседы, то хотя бы в одной рубрике. Открыл серию Леонид Junior Морозов, который признался, что у него было мало шансов не стать музыкантом в музыкальной семье. А вот Мария, дочь Леонида Владиславовича, своим шансом воспользовалась и стала художницей.

 

О Марии Винцкевич большинству поклонников «Джазовой провинции» известно только то, что она является оформителем и дизайнером сцены, буклетов фестиваля. Расскажите о себе чуть больше.

— Не совсем так. Я делаю дизайн фестиваля в целом: создаю концепцию, а потом уже занимаюсь разработкой плаката, афиши и буклета, который каждый год выходит как отдельная книжечка. К сожалению, впервые в этом году фестиваль не смог позволить себе выпуск красочного буклета. Как вы понимаете, это связано с финансовыми трудностями — элементарно нет денег. В этом году мы экономили на всем, на чем это возможно.

Как дизайнер я ещё занимаюсь оформлением музыкальных альбомов, иногда беру некоторые заказы, не связанные с музыкой. К счастью, благодаря моему мужу я могу себе позволить не делать то, что мне неинтересно.

Был небольшой период в моей жизни, когда я была сценографом, художником замечательного маленького школьного театра. Целых три года, это было чудесное время! Я очень благодарна тем людям и детям, с которыми мне пришлось работать.

Сейчас мой основной профессиональный интерес, все мои творческие поиски лежат в области керамики, пластических возможностей глины и расширения моих личных границ и представлений в этом направлении.

Но самое главное дело в моей жизни – это мои трое сыновей. Старший — молодой учёный-физик, заканчивает аспирантуру МФТИ. Средний ребёнок видит себя в aerospace engineering — он закончил сильнейшую математическую школу в стране – легендарную 57-ую. И только младший мальчик выбрал, как мечталось о каждом из детей, профессию музыканта и пошёл по линии деда, прадеда, моей мамы и своего дяди.

Все мальчики очень ответственные и невероятно трудолюбивые, настоящие работоголики. И есть в кого — это характерная особенность многих в нашей семье, но прежде всего моего папы и моего мужа.

 

Ваша семья богата на музыкантов, как так получилось, что вы пошли другой дорогой, хотя тоже творческой? И главный вопрос — любите ли вы музыку?

— Конечно, я как и все дети, внуки всех ветвей семьи Винцкевичей, начинала заниматься музыкой — четыре года училась по классу фортепиано. Были все данные, чтобы стать неплохой пианисткой: абсолютный слух, хорошие руки, гены, папа и мама-пианисты, огромная домашняя фонотека, по инструменту в каждой комнате – рояли, фортепиано, иногда и не по одному! Но не было самого главного — страсти и усердия! И родители проявили слабинку. Может быть, надо было где-то заставить, где-то “продавить”, но папа с мамой были против насилия. В общем, я бросила. Потом (и до сих пор!) я очень жалела об этом. Могу сесть за инструмент, с грехом пополам что-то разобрать, выучить, но для любого занятия нужно время, надо заниматься хотя бы каждый день по чуть-чуть, чтобы играть более менее. А уж импровизировать — это отдельное умение.

Но я очень благодарный слушатель, я чувствую, понимаю музыку, и могу сказать точно: в моей жизни все самые сильные эмоции, восторги, впечатления и переживания связаны, в первую очередь, с этим великим искусством. Именно с классической музыкой и джазом, и только потом, наверное, с архитектурой и другими видами искусства. Как человек может вообще не любить музыку? Вы знаете таких? Я – нет.

Был период, когда я очень хотела стать актрисой, с 14 лет ходила в ТЮЗ. А после окончания школы я полтора года проучилась на историческом факультете, решив, что историк-археолог это тоже неплохо. Но даже представить себе не могла, сколько идеологии было на этом факультете! Я, живя в абсолютно аполитичной семье, в которой постоянно звучала эта свободная джазовая музыка и классика, просто задыхалась. И я сбежала на худграф. Перевестись туда не могла, только поступать на первый курс, поэтому полгода готовилась и потом поступила. Вот так всё сложилось само собой.

О том, какие музыканты Леонид и Николай Винцкевич, пожалуй, знают все. Можете открыть секрет, какие они в кругу семьи?

— Нормальные живые люди. Разные: внимательные, чуткие и иногда очень экспрессивные, эмоциональные. Папа — удивительный человек. Очень глубокий, тонкий, с невероятно высокой жизненной, творческой, нравственной планкой. Очень ответственный, невероятный работоголик — вся его жизнь подчинена любимому делу, начиная от режима дня и кончая полным отсутствием вредных привычек. Это человек, у которого чрезвычайно развито чувство другого. И папа, как и все мощные личности, не побоюсь этого слова — гении, не способен стоять на месте, он постоянно меняется, эволюционирует во всех отношениях. Я мысленно всегда как бы “сверяюсь” с папой. Его мнение для меня очень важно.

Но, как я глубоко убеждена, чтобы реализовать себя, достичь высоких результатов, рядом должен быть тот, кто понимает, поддерживает, ценит и любит тебя, рядом с таким мужчиной должна быть соответствующая женщина. Мама — самый главный и первый папин друг и ценитель.

Николаша… У нас не просто тёплые сестринско-братские отношения — между нами нет никаких тайн, недоговорённостей, недомолвок. Мы можем друг другу рассказывать всё, делиться любыми эмоциями и впечатлениями, сомнениями и сокровенными мыслями, своими планами, своими горькими переживаниями, страданиями, своей радостью. Он очень близкий мне человек.

Конечно, он бывает иногда невыносимым — эгоистичным занудой, безразличным грубияном, но его фантастическое чувство юмора, а также спасительное семейное качество “не помнить зла” и не держать обид (мы не можем обижаться дольше 10 минут) делает его любимцем всех — детей, женщин, стариков и даже мужчин. В нем нет звездности, зависти, злобности и подлости. Я очень люблю его.

 

Каждый год вы создаете оформление для «Джазовой провинции». Вам приходится оформлять одно и то же событие, суть которого не меняется. Как удается найти для каждого фестиваля свою изюминку?

— Иногда путём долгих мучительных поисков, иногда озарения приходят внезапно. Часто идеи черпаю из самой музыки. Джаз звучит в доме всегда. Своими новыми впечатлениями, новыми именами в музыкальном джазовом пространстве, открытиями постоянно делятся Коля, папа, дети. Мой младший сын, Лёнечка, открыл, например, некоторых, совершенно незнакомых мне музыкантов соула, блюза.

Музыка в первую очередь даёт эмоции, сильнейшие переживания, “рисует” картинки в голове. Невероятно заряжаешься от различных выставок дизайна и графики, фестивалей современного искусства. Сейчас в мире и у нас в стране огромное количество фантастически талантливых дизайнеров, мощных, очень креативных. Вот где нет “кризиса искусства”, так это в мире графического дизайна.

Почему уехали из родного города? Что обрели в Москве?

— Я истинный чеховский типаж “Трех сестёр”. “В Москву! В Москву!” – было всегда, но я никогда не предпринимала серьёзных попыток уехать, мне было хорошо в родном доме. Мой любимый человек, мой муж, мой самый настоящий друг, осуществил все мои заветные мечты.

Если я типичная чеховская героиня, рефлексирующая, недовольная собой, безалаберная, чересчур чувствительная, то мой муж очень деятельный, гиперответственный, высоконравственный, иногда ошибающийся, но стремящийся быть лучше, а самое главное, не боящийся идти вперёд, навстречу к новому и неизведанному — вот он и увёз меня со всеми нашими детьми в Москву.

На самом деле, мы уехали ради детей — дать им хорошее образование. Это была главная цель нашего переезда. Лучшее образование в лучших школах Москвы и насыщенная творчеством и искусством жизнь столицы, ее возможности именно в культурном аспекте. И люди там чудесные и удивительные. Мы и наши дети обрели в Москве потрясающих друзей. Я очень люблю этот город.

Часто ли приезжаете в Курск? Замечаете ли изменения в его творческой жизни?

— В Курск приезжаю регулярно на фестивальные дни. Это уже как наркотик. Думаю, я, как и многие здесь, жду каждый раз с нетерпением “Джазовую провинцию”. Это фантастический праздник, это абсолютно счастливые, фееричные 4 дня в Курске.

Иногда приезжаю летом и тогда почти каждый день встречаюсь со своими прекрасными друзьями, в основном, из среды художников и музыкантов. И могу сказать, творческая жизнь у них идёт полным ходом, очень насыщенно и плодотворно.

И обязательные ежедневные встречи с любимой Боевкой! Велосипедные прогулки и заплывы в центре города — всенепременная часть курской летней культурной программы.

 

Вы — дизайнер, художник, керамист… Хотите ли продолжить этот список новыми гранями творчества?

— Я не знаю, как распорядится жизнь. Меня очень притягивают большие белые холсты, но пока я не готова. Сейчас мне хочется добиться мастерства, художественного совершенства в керамике — у меня огромные планы, масса идей в голове, которые требуют воплощения. И ещё я бы очень хотела находить время для серьёзных занятий пением. Душа поёт и надо ей помочь раскрыться в этом.

 

 

Фотографии из личного архива Марии Винцкевич

Смотрите также

Екатерина Данилова: “Кулинария – это тренд”

Руководитель кулинарной студии рассказала о том, как правильно пользоваться специями и как можно испортить вкус ...

Как в 25 лет научиться шить и управлять лазером

При свете дня Владимир Ребцовский не отличается от тысяч молодых людей. В кромешной тьме он ...

Страсбург: круассаны, бесплатная медицина и бумажные пакеты

Интервью с новой француженкой. Статья из цикла «Поуехали» 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: