Люди

Григорий Грищенко: незаменимых не бывает, но без меня все работает не так

«Меня хотели назвать Мишей или Володей, но хорошо, что назвали все-таки Гришей. Гриша Грищенко — созвучно и запоминается», — признается наш герой. Сегодня он руководит креативным молодежным пространством «Веранда» в Курске, у него в копилке много успешных проектов и куча идей на будущее. Мы знакомы с ним давно, но такой откровенный разговор случился впервые. Он – пример того, что, если верить в себя и в свое дело, все получится. Кто-то скажет, что его жизнь — череда счастливых случайностей, кто-то возразит, что все происходит закономерно.

Как не застрять в предрассудках, что нужно, чтобы воплотить свои мечты, и как покорить город мальчику, который приехал из деревни — об этом и не только в нашей беседе.

Гриш, ты родился в поселке им. Карла Либнехта. Расскажи про свое детство?

— Был робким, спокойным и очень осознанным ребенком. Семья была небогатой, и прежде чем чего-то попросить у мамы я всегда спрашивал, есть ли на это деньги. И понимал, что если мама сейчас не может мне что-то купить, то она обязательно это сделает чуть позже.  

В школе, наверное, был активистом?

— Со второго класса я стал петь на школьных праздниках, моя первая песня была «Пропала собака». Потом пошли конкурсы, смотры. Однажды за то, что я хорошо спел, мне какой-то дядя-депутат подарил 100 долларов. На них меня собрали в школу. А еще когда-то дали тысячу на шоколадку. Это было так прикольно, думал, вот если бы так было каждый раз, я бы смог помогать маме.

Ты хотел зарабатывать на творчестве?

— Конечно, я мечтал стать певцом и выступать на Евровидении, но потом меня привлекла общественная работа. Я узнал, что есть движение «Молодая гвардия», потом о профильных лагерях, и в 2012 году я в первый раз поехал в «Комсорг». Меня не хотели брать. В школе вожатая сказала, что туда берут не всех, а только красивых мальчиков. И мне стало так обидно — я всегда выступаю за честь школы и не достоин поехать? И пошел напрямую к начальнику отдела культуры района, сказал, что очень хочу поехать, и мне дали путевку.

Не страшно было вот так заявлять об этом, добиваться?

— Нет, потому что я чувствовал, что я могу представлять район, знал, что я прав. После лагеря я вернулся в поселок совершенно другим человеком. Мне казалось, что вокруг меня скучные, серые люди, которые ничего не знают и не видели, в то время как я уже мыслил глобально.

Я не был отличником, понимал, что артистом не стану, и тут в 10 классе случилась «Молодая гвардия». Получилось интересное совпадение. Мне очень хотелось, чтобы наше районное отделение начало активную работу. А тут меня ловит в коридоре завуч: «Гриша, собирай людей, вступайте в „Молодую Гвардию“». В школе у меня не было большого авторитета, все меня знали, как мальчика, который поет. Но я собрал 30 человек, которые мне доверились! И это казалось мне чем-то очень серьезным.

И чем вы, активисты «Молодой гвардии», занимались?

— Нашим первым мероприятием была Масленица в районе, мы раздавали газеты. Нам тогда выдали синие жилетки МГЕРа, и это казалось очень крутым. Я написал об этом в нашу газету, в группу исполкома «Единой России», во всероссийскую группу «Молодой гвардии», и везде эту новость взяли! Дальше у нас были субботники, вскопки грядок учителям-пенсионерам и ветеранам, раздача георгиевских ленточек. На 9 мая поздравляли ветеранов. Мы адресно ходили к каждому, фотографировали, дарили гвоздики и открытки, которые сделали первоклассники. Мне казалось, что я делаю дела мировой важности.

Постепенно мы начали объединять ребят из разных школ, проводили уникальные мероприятия для нашего района. Например, конкурс фототворчества, фотосушку в парке, фестиваль народный промыслов.

Идеи откуда брал?

— Я смотрел, что делают ребята в больших городах, в том числе и в Курске, и адаптировал под себя, учитывая наши возможности. Нас знала местная администрация, поддерживала инициативы, но денег выделяли редко. Поэтому приходилось выкручиваться. Но получалось даже круче.

У нас появился штаб, где можно было проводить собрания, пить чай, готовиться к мероприятиям. Это был настоящий дом для активистов «Молодой гвардии» . В каждой школе нашего района появилась ячейка «Молодой гвардии», чего не было никогда. Мы проводили конкурсы, которые в дальнейшем стали традиционными. Например, «Российский дед мороз» — дети мастерили дедов из разных материалов. Наш рекорд — 70 фигур! Мне было не жалко вкладывать свои деньги, чтобы поощрить участников или купить грамоты победителям конкурса. Я горел этим делом, и меня стали ассоциировать с районным отделением «Молодой гвардии». Несмотря на то, что мы были школьниками, и у нас был официальный представитель.

Но школа закончилась. И ты переезжаешь в Курск.

— Да, я еду в Курск. Поступаю в колледж культуры на отделение режиссуры массовых мероприятий, и параллельно на исторический факультет КГУ — говорили, что после исторического факультета выходят настоящие руководители. А мне это подходило (смеется). Я знал, что истфак дает путевку в жизнь, знал, что есть мой любимый «Комсорг» и что есть Миша Шумаков, который возглавляет областную «Молодую гвардию». И больше про Курск я не понимал ничего.

Чем ты занимался в Курске в «Молодой гвардии»?

— Два года я активно работал: вел студенческое направление, курирую проекты «Студзачет» и «Кампус», мы отстаивали права студентов, добивались, чтобы в общежитиях отменили комендантский час, потому что многие работали ночью. Также я организовывал разные мероприятия, лекции, мастер-классы для студентов. Перед Новым годом я проводил вечеринку для студентов города в арт-пространстве «Люстра», это было что-то вау! И у нас получилось вечеринка в стиле «Один дома», мы смотрели мультики, фильмы, играли в настолки, Сергей Котляров, который тогда работал в партии, выделил нам два огромных пирога. Было мило, а главное, нестандартно. Маленький мальчик приехал из деревни, что-то делает, но вроде как это всем нравится. В результате за два года я стал заместителем секретаря регионального отделения «Молодой гвардии», а параллельно я был избран руководителем районного отделения.

Ты этого хотел?

— Честно, мне было уже не очень интересно. Я понимал, что мне трудно будет совмещать: я большую часть времени был в Курске, а работать надо было на месте. Команда была хорошая, но все равно уровень отделения заметно упал. Наконец, в 2017 году я смог передать дела и с того времени не имею отношение к партии.

Вот ты назвал себя маленьким мальчиком из деревни. Ты себя так воспринимал, понимал, что чего-то добиться будет сложно?

— Вообще, я не особо задумывался над этим. Просто я всегда знал, что надо хорошо выполнять свое дело, и тогда у тебя все получится. Хотя иногда, когда меня сталкивала жизнь с некоторыми людьми, о которых я раньше только мог читать или смотреть по телевизору, я все время думал: как это может случиться. Один психолог сказал, что у меня комплекс самозванца, я постоянно не верю в то, что происходит со мной.

А вообще ты верующий человек?

— Я не соблюдаю посты, я редко захожу в храм, но я верю, стараюсь не нарушать заповеди, молиться, просить, благодарить. У меня был случай, в третьем классе в областном конкурсе я занял пятое место, и меня вызывают на сцену, вручают какую-то коробочку я открываю, а там — телефон Nokia 6310. И я чуть не умер прямо там. Потому что перед тем, как отправиться на конкурс я молился, просил Матронушку по-детски, чтобы я выиграл телефон. Когда мама об этом узнала очень ругалась: Ах ты, бессовестный, все просят здоровье, а ты телефон попросил”. Вот эта история со мной идет по жизни.  

У меня много интересных случаев, связанных с каким-то божественным провидением. Например, меня крестили на Троицу, и храм был украшен ветками, травой. Так вот зеленый цвет, мой любимый и счастливый. Он – главный в интерьере «Веранды», «Зона газона» тоже ассоциируется с зеленью, свежестью.

Вот мы плавно подошли к главной теме. Ты помнишь, с чего начался проект?

— «Зона газона» — это мой первый ребенок. Весной 2017 года я пишу во все чаты: «Готовлю новый проект. Кто со мной?». Всех, кто откликнулся, собрал в общежитии колледжа культуры и рассказал свою идею провести в Курске серию «умных пикников». Провели мозговой штурм, нащупали интересные для молодежи темы: театр, музыка, психология, живопись… И начали готовиться. Мы запланировали провести открытие «Зоны газона» на 14 мая. Но день рождения проекта перенесся на 28 число.

А почему?

— Оказалось, что нельзя просто взять и провести мероприятие. Надо получить разрешение администрации города, получить визы у МЧС, полиции и прочее, и прочее. Я об этом, конечно, ничего не знал, и когда пришел в управление молодежной политики, мне обо всем этом рассказала Екатерина Потанина. Я начал бегать по инстанциям, и в итоге мероприятие сдвинулось на две недели. Но главное, что оно состоялось и было полностью санкционировано. Кстати, Екатерина была единственным гостем на открытии из представителей молодежной политики города и региона, да и вообще из администрации. Никто больше не пришел, хотя я звал. Но я не расстроился.

Как проходил первый пикник?

— Он проходил на Боевой даче, около кафе «Белая Сорока». У нас было несколько площадок: рисовали на траве скетчи, были современные танцы, кондитер рассказывал, как можно приготовить низкокалорийный десерт, психолог проводил тренинг. Мы нашли спонсоров, которые нам подогнали подарки для гостей. Мы проводили лотерею, где участники могли выиграть призы, заплатив за билетик 100 рублей. В результате к нам пришло 250 человек! Я не мог ожидать такого бума. Это было что-то нереальное и совсем не похожее на то, о чем я думал изначально — камерные пикники на 10-15 человек. Но это было здорово! И кстати, в лотереи тогда мы заработали почти 3 000 рублей.

Себе на плюшки за старания?

— Нет. Вернул деньги за такси ребятам, оплатил некоторые расходы для пикника. Никто никогда в проекте у меня не получал зарплату. Возможно, когда-нибудь я напишу книгу «Как заставить работать людей бесплатно». Я могу наградить ребят формой, помочь с участием в форумах или написать ходатайство о присвоении именной стипендии.

Итак, случилось то, чего ты не ожидал. 250 человек. Крышу не снесло?

— Честно? Это было что-то нереальное. Я не верил, что происходит: у меня в команде двадцать человек, 250 участников, на пикник приехали 3 телекомпании, меня приглашают на радиоэфиры. Как? Как это может быть? Новость о «Зоне газоне» держалась в топе Яндекса четыре часа и везде — я создатель и руководитель проекта. Я ехал в автобусе и мне казалось, что люди смотрят и говорят — это тот самый парень из «Зоны газона». Конечно, никто не узнавал меня на улице, но мне казалось, что это не так.

— И долго длилась эйфория?

— Недолго. Я просто понял, что это начало пути. А еще, что каждый человек может сделать крутой проект и быть успешным. И неважно, где ты родился и есть ли у тебя деньги. И я пошел дальше.

— Куда?

— Дальше я попадаю на «Славянское содружество». Абсолютно случайно. Я знал, что «Славянка» — это круто, что руководит проектом Алла Альбертовна Чертова. А для меня тогда, да и сейчас, Алла Альбертовна — недосягаемая по уровню богиня. И все. Я не понимал «славянских» шуточек, приветствий, историй. Приехав на «Славянку», оказалось, что нужно защищать, а потом презентовать свой проект на выставке, а я к этому и не был готов. Пришлось все делать на коленках и в кратчайшие сроки: Ланка Блик нарисовала мне эмблему «Зоны газона», листовки распечатывали пол ночи в номере у Владимир Владимировича Гребенкина (только у него был цветной принтер), на выставке к своему стенду притащил фикус из холла отеля, поставил ноутбук и начал рассказывать… В итоге мой проект оказался в пятерке лучших. И тогда эксперты задали мне вопрос: почему я не участвую в грантовых конкурсах. Ведь у меня все для этого есть.

— Что мне нравится, это доброе отношение на «Славянке». После нее реально вырастают крылья и хочется что-то делать, творить, дерзать.

— Вот и я решился: попал в последний вагон поезда, можно сказать, пройдя отбор на политическую смену «Территории смыслов на Клязьме». Там все приезжали со школами политических лидеров, молодежными дебатами, и я — с «Зоной газона». Мне все говорили, что ловить нечего. И я уехал оттуда с грантом в 100 тысяч рублей. Это был мой первый грант. Он позволил нам не сворачивать проект в зимний период, мы оплачивали аренду различных помещений. Потом в 2018 году я взял еще грант. На него мы сделали очень много, упаковали проект в новые цвета, заказали большие буквы для фотозоны. И потом был небольшой грант в 60 тысяч. Вот такой бюджет моего проекта, который успешно реализуется уже четыре года.

Ты ворвался в молодежную тусовку как креатор, автор проекта, грантообладатель. А что потом?

— А потом наступает 2019 год. Какие-то новые смыслы в области гуляют из-за перемены власти, грядут перемены, а я понимаю, что, наверное, не вхожу в новую политическую повестку. Создаются мастерские проекты, все на таком подъеме, а я не понимаю, что мне делать, куда мне идти. Я начинаю щемиться, и «Зона газона» уходит в спячку.

Из-за тебя? А команда?

— А команда стоит над душой: «Что будем делать? Когда, Гриша?», а Гриша говорит: «Оставьте меня, меня нет». Все паузы в проектах происходили только из-за меня. Они были нужны мне в первую очередь, я часто в себе копаюсь.

Незаменимые люди есть?

— Наверное, 50 на 50. Когда от меня уходили люди, я всегда находил им замену. Но чаще всего, если я уходил, то, что я придумывал, долго не жило: «Молодая гвардия» в районе, проект «Цех» во Дворце молодежи, «Универсариум» уже не такой, какой я придумал с Аней Коноревой, он другой. Поэтому и незаменимых не бывает, и личность что-то да решает.

Ладно. Что ты делал в спячке? Обдумывал перспективы?

— Да, я много думал, чем мне стоит заниматься. И мне было страшно от того, что все мысли были неясными. Во дворце молодежи я занимался всем подряд: и добровольчеством, и творчеством. На мои просьбы дать мне какое-нибудь серьезное направление, все разводили руками, дескать, мы все так работаем, успокойся. Но я не успокоился и придумал региональную проектную мастерскую «Цех». Эту идею поддержали комитет по делам молодежи, заместитель губернатора Людмила Гребенькова, и в феврале я стартую. Я езжу по районам, провожу площадки, общаюсь с молодежью, и эти дети выигрывают гранты, благодаря моей программе. Общая сумма грантов, которую получили мои подопечные, составила 1 миллион 300 тысяч. Со многим ребятами я до их пор общаюсь, хотя «Цеха» давно уже нет. Но когда они просят меня посоветовать или почитать их проект, а я никогда не отказываю.

Одним словом, ты сам себя вытащил из болота, придумав новый проект?

— Да, эта работа меня зарядила, придала мне уверенности. С новыми силами я взялся за «Зону газона». Я решил, что нам нужно обновление, мы рисуем новый логотип. И в апреле с новым вздохом мы проводим лекцию на правовую тему. Впервые мы ввели систему Donation. С тридцатью участниками собрали 2500 рублей, смогли заплатить за аренду пространства «Море». И после этого я начал готовить большое открытие сезона в Парке Пионеров с участием «Гастиона», «Драмтеатра», психологов и коучей Ирины Шумаковой и Елены Булаховой, визажистом Мариной Сотниковой. Все было очень круто!

Ты приглашаешь довольно известных людей всегда участвовать в твоих мероприятиях. И они отрабатывают на все 100%. Как ты это делаешь?

— Команда берет и пишет: а поучаствуйте в такой вот площадке. На самом деле, все происходит просто, участвуют люди бесплатно, ни одному спикеру на свете мы не заплатили.

И в чем секрет?

— Наверное, это такой лайтовый проект, альтернативы которой в Курске еще нет. Думаю, многие идут на пикники с посылом подарить свои знания, умения, опыт. Но это же еще и площадка для пиара творческих, креативных молодых людей. Например, на самой первой «Зоне газона» у нас за пиццу выступали еще никому неизвестные, только начинающие свою карьеру Gucci Band. Или дуэт стендаперов «Киньте копеечку» выступали у нас, а сейчас мы смотрим их на ТНТ в финале Comedy Battle. И я этим очень горжусь.

В общем, не надо бояться делать добро.

— Однозначно. Надо всегда быть искренним и в деле, которым ты занимаешься, и с окружающими тебя людьми. Если мне человек неприятен, я не общаюсь с ним. А неприятелей много на самом деле.

То есть даже у такого безобидного проекта хватает хейтеров?

— О да! Нас хейтит сам господин Алехин и телеграм-каналы «Плохая куряночка» и «Черная багира». Меня хейтерство подстегивает делать проект еще лучше. Думаю, ах вот что! Будем работать так, что к нам весь город ходить будет!

Так и получилось. Расскажи, как к тебе не только весь город, но и Тина Канделаки приехала?

— Ну по порядку. Мне сообщают, что будет проходить закрытая встреча губернатора с молодежью на Боевке, и я буду его встречать, вести до молодежного амфитеатра и рассказывать о проекте «Зона газона». Для меня это было очень почетно, конечно!

Я вспоминаю то время, какое-то оно было нереальным и сумасшедшим.

— Я бы назвал его «Курская оттепель» — все раскрывались, появлялись новые идеи. И мы не успеваем дойти до конца Боевки, как мне сообщают, что к нам на проект приедет Тина Канделаки. Я очень обрадовался и очень испугался! Что делать? Моя команда — Я, Лера Шалимова, Катя Потанина — начинает думать, как все устроить, как провести бомбическое мероприятие. Ира Носова все рисует, и мы презентуем губернатору наши идеи. Очень много было сделано специально под эту встречу. Например, появились красивые деревянные буквы Боевка. Мы впервые проводим мастер-класс по созданию и запуску воздушных-змеев, бампербол, лекции и главный гость — Тина Канделаки.

Какие у тебя впечатления от нее? Она выступала на смене «Территории смыслов», она разрывала зал.

Я, когда ее увидел, чуть не умер. До этого я тоже был на ее лекции на VKFest, она меня тогда очень впечатлила. И я еще тогда снял сториз — Тина, ждем в Курске. Тогда меня завалили вопросами в директ, а я просто пошутил. Я и представить себе не мог, что мечты имеют свойство сбываться! Когда появились анонсы, что к нам едет Тина Канделаки и везде логотип «Зона газона» все были в шоке. К нам в Вконтакте подписалось за несколько дней более 1500 человек. В инстаграм — куча комментариев, упоминаний.

А помнишь эмоции от пикника?

—Я разогреваю зрителей, она заходит на футбольное поле, сама ведет свое выступление. В один день «Зона газона» становится очень громким проектом, ведь на встречу пришли губернатор, мэр, много людей. И самое интересное, что в это же время я увольняюсь из Дворца молодежи. И вся эта движуха проходит под эгидой независимого молодежного проекта.

А в этот раз как пережил успех?

— Спокойно. Я прекрасно понимал, что все это сделано в рамках предвыборной кампании. И что после такого успеха, надо продолжать много-много работать, чтобы тебя поддерживали и дальше. Зазвездишься, начнешь кидать пальцы, и быстренько найдут другого активного мальчика.

А что потом?

— А потом Ночь выборов, куда меня приглашают. Потом мы закрываем сезон в ForestLoft. И потом опять у нас пауза. Я много думаю, что делать дальше после такого праздника. Вплоть до пандемии мы на паузе. Потом делаем какие-то вещи онлайн. Провели два крупных мероприятия — День молодежи и фестиваль здорового образа жизни. А там вторая, третья волна пандемии. И мой фокус полностью переключается на «Веранду».

Расскажи об этом проекте.

— В 2018 году родилась идея, которую я презентовал Алле Альбертовне Чертовой. Очень переживал: идея есть, концепция одобрена администрацией, но вдруг помещение в последний момент перейдет в частные руки — кусочек-то лакомый, в центре города. И тут меня вдохновляет Валерий Гергиев. Я вижу выступление Мариинского симфонического оркестра на развалинах Пальмиры. Меня это пробрало до мурашек. И я решаю, что нам нужно тоже провести какое-то молодежное мероприятие в еще неотремонтированном помещении. Мы проводим большую встречу, на которой совместно с участниками разрабатываем концепцию будущего креативного пространства. Ты, кстати, там тоже была.

Это было одно из последних мероприятий перед пандемией.

Да. Но оно нам очень помогло. Вооружившись предложенными идеями, мы активно работаем, делаем ремонт, доводим все до ума, и 2 октября у нас происходит торжественное открытие молодежного креативного пространства «Веранда». Про нас опять много писали и говорили. Но в этот раз я очень спокойно к этому отнесся. Мне было радостно, что еще одно мое детище реализовано, не без помощи большой команды людей. И мне было отрадно, что все работает, и что это место окончательно закрепилось за молодежью, и что никто никогда его больше не заберет. «Веранда» работает несмотря на пандемию. Очень много проходит выставок, мастер-классов, лекций, к нам приходит много коворкеров, люди проводят собеседования или просто сидят играют в настолки. Знаешь, как приятно, когда приходят молодые парень с девушкой поиграть в шахматы.

И ты теперь директор «Веранды»?

— Я руководитель «Веранды». А должность у меня — заместитель директора Центра поддержки молодежных инициатив Курска. Ее мне предложили в феврале, и я долго думал, что делать, переживал, это реально карьерный скачок. Но Алла Альбертовна, у которой я тогда работал, меня поддержала и сказала: надо идти.

Тебе 25 лет. Кто ты сейчас? Как сам себя определяешь?

— Я — человек думающий, ищущий. Я счастливый мужчина. Наверное, перспективный. Меня сейчас пока все устраивает. Конечно, всегда хочется улучшить материальную сторону, но я постоянно езжу в Москву, в Питер, провожу там время, а многие люди этого не могут позволить себе. Когда-то и я не мог себе этого позволить. Много всего впереди. У меня есть как минимум две идеи, которые нужно реализовывать здесь.

Ты знаешь, что «Морс» позиционирует идею, что у нас в городе можно круто жить и не надо уезжать никуда отсюда. Ты согласен с этим?

— Да, да и еще раз да! Можно! И есть тому подтверждения: это я, это ты, это много-много людей, которые сделали себя в Курске, развиваются, растят детей и так далее. Мне очень приятно сейчас разговаривать с тобой, потому что ты не изменила сферу своей деятельности, пронесла студенческий запал. Обычно 80% людей, которые чем-то занимались в вузе, растворяются, как морская пена, и их проекты сходят на нет.

А если бы не общественная жизнь, которая помогла тебе определиться, кем бы ты мог стать?

— Кондитером, открыл бы маленькую лавочку и делал торты. Или цветочный магазин, собирал бы прикольные букеты и развозил их в корзинке на своем велосипеде.

Сейчас все еще можно наверстать…

— Ну это мои запасные варианты, если мне все надоест. А пока все в кайф. Мне нравится это бурление, общение с неформальной, несистемной молодежью. Они не знают, что такое комитеты, гранты, они знают, кто такой Радин, Дом культур, Sava и Bananas. Мне несколько раз предлагали баллотироваться в Областную Думу, и я отказался. Мне этого не надо, политика — грязное дело. Я всегда поддержу людей, которые мне близки, независимо, какие партии они представляют. Я не гоняюсь за должностями. Я хорошо делаю свою дело, общаюсь, путешествую, учусь. И если меня приглашают куда-то, я всегда рад, а если нет, не расстраиваюсь. У меня есть моя команда, моя тусовка и мне никто не указывает, как надо делать и как заниматься креативными индустриями.

Последний вопрос. Что бы ты написал себе, пятнадцатилетнему мальчику, который живет в поселке Карла Либнехта?

— Тебе никогда в жизни не пригодится математика. Занимайся спортом и читай больше книг, это скорее пригодится тебе. Не надо бояться экзаменов — это не оценка тебя как человека, а оценка твоей памяти и знаний. Разговаривай с высокопоставленными людьми на равных, не надо щемиться и бояться высказывать свое мнение. Не выскажешь сегодня — завтра у тебя его не спросят. И вообще, ты — красивый мальчик, и то что когда-то тебе сказали, что в «Комсорг» берут только красивых, это к тебе никаким образом не относилось.

фото: Михаил Чернат

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: