Взгляд американского студента на Россию, русских, их историю и культуру

В этом году самых заметных студентов-выпускников вузов отметили нестандартно: в центре города им вручили дипломы о высшем образовании. Среди получателей был гражданин США, студент исторического факультета КГУ Хаген Исаак Морис. В этом месяце Исааку исполнилось 25 лет. Родом он из Сент-Пола1 — столицы штата Миннесота. Из шести лет студенческой жизни половину провел в России. Перед тем, как вернуться на родину, американец поделился с нами своими впечатлениями о России прошлого и настоящего.

О себе, учебе и интересе к России

С детства я любил читать книги. Много читали и мои родители, у них была большая библиотека. В ней еще хранились работы Ленина. По-моему, первой моей книгой о России стала «Коммунистическая партия Советского Союза» Леонарда Шапиро2. У нас она до сих пор считается фундаментальной. На тот момент мне было 12-13 лет. Для мальчишки вроде меня это было как фантастика: есть коммунистическая партия, в ней есть борьба между Троцким и Сталиным… А моим любимым историческим периодом стала революционная Россия 1917-1922 годов. Мне всегда были интересны именно причины, как у нас говорят, «советского эксперимента»: как устанавливалась власть, как она боролась с целым рядом сил, которые противостояли большевикам, включая американские войска и другие страны.

Именно в старших классах школы я решил заниматься русской историей. Отдельно мы ее, конечно, никак не изучали. Она была частью всеобщей: Россия в Первой мировой войне, Советский Союз во Второй мировой, немного о том, как был создан Указ об отмене крепостного права в XIX веке, потому что для нас это близкая тема. А потом, конечно, холодная война, противостояние Советского Союза и США, после этого — как мы победили в 90-ые годы (смеется). У нас люди считают, что именно победили в этой войне. Но я думаю, что победителей не было.

В школе я думал, что Россия очень… вы знаете фразу Черчилля, о том, что Россия — «загадка, завернутая в тайну и помещенная внутрь головоломки»? Но вместе с тем эта страна похожа на США по менталитету. Я вырос в США на Среднем Западе3. Местным фермерам все равно, что там делается в Вашингтоне. И мне кажется, что то же и в России: очень много людей, которые просто хотят жить мирно. Кстати, я и представлял Россию как аграрную страну.

В школе у нас было на выбор три языка: испанский, немецкий и французский. Я отдал предпочтение немецкому, три года изучал его и ничего не запомнил. После решил заниматься русским пошел на интенсивный курс целый год изучения русского языка! Конечно, курс был очень формальным, потому что преподаватель был уже пожилой. Он изучал русский язык в 60-ых годах в армии, когда служил переводчиком в пехоте, поэтому у него была особая система. Он рассказывал, как он запоминал числительные, закрывшись в комнате на военной базе с радио и картой. У них были кассеты с записями танковых боев. Он сидел и слушал: «Это 41-я дивизия, мы на холме на западе». После ему нужно было указать на карте местоположение. Это была общая подготовка к войне с Советским Союзом. Не могу сказать точно, но кажется, в каждом полку должен был быть переводчик с русского. К счастью, нам не нужно было учиться по такой системе.

После школы я пошел в колледж4 имени шведского короля Густава Адольфа на факультет иностранных языков и отделение русского языка. Учебники, по которым мы учились, были современными разве что в 90-ые годы. В них были забавные сюжеты, связанные с русской жизнью. Там, кажется, был человек по имени Дима, который постоянно пытался что-то продать: «А, какая грязная улица, потому что идет дождь. — У меня есть сапоги!»

Мы читали русскую фантастику конца XIX – начала ХХ веков. Обязательно «Войну и мир» Толстого. Помню, как открыл эту книгу: «А где точка в предложении? А ее нет». Мы занимались также переводом повседневной речи. В магазине я купил карточки со словами, пришел домой, открыл их. Сначала шли обычные фразы вроде «Меня зовут…», «Мне столько-то лет», а потом: «Я приехал в Советский Союз по делу…». Что это? Смотрю, а издание оказалось 1988-го года. И они до сих пор лежат в магазине!

Каждый месяц у нас было чаепитие по-русски. У нас был самовар. Наверное, преподаватель вывез его из Тулы (смеется). Пили чай, ели печенье, иногда российские конфеты, если были. Старались говорить по-русски. На четвертом курсе я создал языковой клуб для тех, кто изучает русский, заметив, что самое большое препятствие для американских студентов — боязнь говорить из-за страха сделать ошибку.

Об учебе в России

В американском колледже я провел только три года, потому что на третьем курсе отправился в Санкт-Петербург как студент по обмену. Когда я уезжал, многие друзья считали, что я с ума сошел. Это далекая страна, там не говорят по-английски. Было забавно, когда мы вышли из здания аэропорта в Питере, и нам представители от университета сказали: «Вот, ребята, у нас есть маршрутка». Мы были шокированы: «Что это такое?!» Это была просто пустая белая машина без всяких указателей. А нам отвечают: «Идите». Страшно, потому что не понятно, чья это машина, какой компании. Для нашей страны это непривычно.

Нас начали учить с нуля: большинство новичков почти не говорило по-русски. Мне же была нужна реальная языковая практика, поэтому я решил гулять по Неве и говорить с рыбаками. Я выбрал их, потому что им больше нечем заниматься (смеется): они просто стоят. Мы говорили о рыбе в реке, о жизни в Петербурге и других странах…

В Питере я полностью изучил общевойсковые уставы вооруженных сил СССР. Решил это сделать, потому что там такой сухой язык. Это подходило мне, чтобы понимать, как писать в таком стиле. Я нашел уставы в книжном, купил за 50 рублей. Забавно, что несколько страниц посвятили тому, как отдавать честь.

Русский язык очень сложный, но в некоторых местах мне он казался похожим на английский. Однако исключения в нем – самое страшное. До сих пор помню, как нам сказали: «Вот, есть такое правило и есть список исключений. Нужно их просто выучить» (смеется). Два года, которые я потратил на изучение русского языка до прибытия в Россию, были ужасными. Тут узнал, что русский, который преподают в США и тот русский, который используют в университетах – это не тот язык, на котором обычно говорят люди. А еще есть диалекты и разные произношения, в Питере, например, есть особый акцент.

Обучение в России похоже на рассказы моих родителей о том, как они учились в 60-70 годы. Система похожа количеством лекций и «бумажной» работы, нужно все записывать. А мы в Америке сейчас от этого отходим. В России еще ценят факты, события, даты. В США считают, что это можно просто найти в интернете, и больше уделяют внимания интерпретации событий. Я бы не сказал, что это нехорошо, но правильнее, когда после бакалавриата у студента есть база знаний. Для меня в этом смысле российская система более подходящая.

В России более строгая система, связанная со студенческими группами. У вас есть свой коллектив, в котором надо учиться. У нас такого обычно нет. В большинстве своем индивидуальное расписание построено так, что по ходу дня можно побеседовать со многими студентами. В США другая культура, связанная со студенческой жизнью. Есть студенческий кампус, студенческий центр. Обычно студенты занимаются именно жизнью в университете, потому что большинство живет далеко от дома. Руководство считает, что жизнь в общежитии обязательна для студента.

О путешествиях по России

Я побывал в Питере, Москве, Шлиссельбурге, Великом Новгороде, Пскове, Екатеринбурге, Иркутске, Улан-Удэ, Владивостоке. Самый красивый, конечно, Петербург. Все-таки я там учился год. Но самый удивительный – Улан-Удэ, потому что там другой народ с другими традициями. Я побывал там в центре русского буддизма – Иволгинском Дацане. А еще там есть самая большая голова Ленина. Прямо на площади в центре города. Весит 42 тонны. Я приехал туда на зимних каникулах: бегают дети, а на них смотрит огромная голова Ленина. Нельзя было пройти мимо такого по пути во Владивосток.

О Курске

С Курском познакомился два года назад, когда приехал на учебу. Приехал на магистратуру, потому что мне сказали, что здесь сильный исторический факультет. Этот город напоминает мне о доме в США. Есть на Среднем Западе такие города, мои родители называют их в шутку «Fargo on Don» – «Фарго-на-Дону». Потому что у нас рядом есть город Фарго5 в Северной Дакоте. Он очень похож на Курск, потому что это в прошлом промышленный город, вокруг которого есть немалый аграрный сектор. И население похоже по численности. А если серьезно, Курск очень интересный, наполненный историей. Расположение улиц здесь очень удобное, чтобы гулять по центру. Я думаю, это обычный учебный город. Это должен быть научный центр, потому что рядом есть три больших университета. Это удобно, иметь крупные вузы в таком городе.

Мне было очень интересно посмотреть торговые центры. Я не думал, что их так много и они такие масштабные. В Миннесоте такие торговые центры только на окраине, потому что места в центре города у нас нет. Его занимают административные и бизнес-центры. Конечно, иметь торговые точки в центре города удобно, но, по-моему, это не очень красиво. Особенно для Курска, в котором есть много исторических построек.

О российском кинематографе

Больше всего я любою фильм Тарковского «Сталкер». Даже посоветовал бы посмотреть его моим друзьям из Америки, уж очень он атмосферный. Конечно, классные фильмы «Дневной дозор» и «Ночной дозор». Первые, скажем так, русские блокбастеры. В памяти отложились «Битва за Севастополь» и «Спасти Ленинград». Я считаю, что российское кино стало лучше, чем было в начале нулевых. Хотя хочу взглянуть на «Брата». Фильм «Защитники», кстати, очень смешной. Похоже на копию американского фильма, только по-русски: у нас есть волк, у вас – медведь.

Еще мне нравится киноэпопея «Освобождение»6, рассказывающая о событиях Великой Отечественной войны. В США чтобы вовлечь студентов в изучение русской культуры, каждую пятницу мы смотрели ваши фильмы. За месяц до Дня Победы я выбрал этот фильм для показа.

В Америке, разумеется, другое отношение к Великой Отечественной войне, или, по-нашему, Восточному фронту Второй мировой. Для американского народа Вторая мировая война связана с борьбой против японцев. Потому что, если я не ошибаюсь, на этом фронте погибло больше американцев, чем в Европе. И мой прадед тоже был убит во время битвы в Тихом океане. Поэтому наша память больше прикована к этому.

Хотя сейчас мало кто говорит о Второй Мировой войне, потому что это уже прошлое. У нас есть более современные войны. В этом году, правда, что-то изменилось в связи с тем, что была 75-я годовщина высадки в Нормандии. При этом очень оскорбительно, что Америка всегда старается уменьшить роль Советского Союза в борьбе против Германии. Именно в этом году говорят о том, что Нормандская операция предвещала разгром немецких войск. Я думаю, что несправедливо говорить, что это «turning point» — поворотный пункт в войне.

О музыке

Из русской музыки я слушаю то, что играет по радио. А так это обычно советские песни. Хорошие певцы – Георг Отс и Марк Бернес (люблю «Темную ночь»), ансамбль Александрова нравится. Нравятся песни, которые слушают на День Победы. Я изучаю их и для языка, и для истории.

Я заметил, насколько важны такие старые песни для русских в советском периоде и, в меньшей степени, сейчас. Обратил на это внимание во Владивостоке, потому что там на памятнике есть строчки старой песни. Я специально сделал фото для студентов в США, которые занимались русским языком и спрашивали у меня, зачем изучать такие песни, ведь это бесполезно. И я им показал это фото, задав вопрос, откуда эти слова. Поэтому нужно знать русские песни. А современная российская музыка в принципе та же, что я слушаю в США по радио, только на русском.

О гастрономии

Русская кухня мне нравится, хотя поначалу она мне была непривычна, потому что русские любят укроп. Иногда дома я варю щи. Я вегетарианец, поэтому очень часто готовлю сам. А в русской кухне слишком много мясных ингредиентов.

О прессе

Каждую неделю я покупаю «Комсомольскую правду» и полностью читаю ее – от корки до корки. Выбрал, потому что название забавное. Если получается, читаю еще газету «Аргументы и факты». Можно сказать, интересна именно местная политика —  проблемы с жилыми домами, например. Практически в каждом русском городе она есть. Американская пресса старается больше затронуть большую политику.

О временах года

Больше всего я люблю зиму. Холодно, красиво, можно гулять по улице —  людей мало. Ветер и воздух более бодрящий зимой. Мне привычно такое. В этом году в Миннесоте было даже холоднее: температура опускалась до минус 30-40. Понимаю, что в Иркутске это —  обычное дело, но для нас это было безумие.

Об общении с русскими

У вас очень вежливые полицейские. Был смешной случай, когда мы убирались у памятника борцам за советскую власть рядом с цирком. Их смутило, что нас было восемь человек. Они попросили документы. Спросили, зачем здесь представитель другого государства. Я и ответил, что нужно делать уборку, потому что грязно (смеется). Это происходило после того, как поступило множество ложных звонков о минировании. Я узнал, что студенты исторического факультета собрались убирать памятник и посчитал, что это хороший способ познакомиться с людьми. Есть памятник, значит нужно ухаживать за ним. А для студентов это совсем просто.

Вот в отношении официантов я заметил, что для американцев очень непривычно, когда выкрикивают: «Девушка!» или «Молодой человек!», для того чтобы привлечь внимание. В Америке считается грубостью кричать на официанта. Но российский вариант мне кажется более эффективным. Официант может заниматься своим делом, а в США ему нужно все время смотреть на посетителей и угадывать, нужно ли что-то им.

При общении у вас между людьми меньше дистанция, чем в США. Как обычно говорят в наших учебниках: русский всегда наступает, а американец отступает, потому что ему это неприятно. Хотя я не замечал такого.

Для меня непривычен обычай обмениваться рукопожатиями. Потому что в нашей стране —  это слишком официально, формально. Обычно жмут руки, когда приходят на собеседование или поздравляют кого-то.

Нас предупреждали, что у русских другой образ на улице, нежели дома. В США принято на виду у всех улыбаться. При встрече нужно интересоваться «Как дела?», даже если тебе не интересно. Продавцы в США всегда говорят: «Ой, привет! Как дела?». Это ерунда, тебе же все равно. А в России с этим проще. Это просто бизнес, а ты просто продавец. Почему я должен говорить: «У меня все хорошо, а как у тебя дела?», если я тебя даже не знаю?


P.S. Сейчас Исаак вместе со своими родителями отправился в двухнедельное путешествие по России. После он вернется на родину, где перед ним станет вопрос поиска работы и продолжения учебы. Американец не исключает, что попробует завершить аспирантуру в России. Родители уже смирились с тем, что сын может остаться здесь жить. Отец начал понемногу пополнять свой лексикон русскими словами.

Автор: Иван Голиков

1 Второй по величине город штата Миннесота с населением численностью 300 тыс. человек. Образует агломерацию с Миннеаполисом численностью почти 400 тыс. человек. Расстояние между городами – примерно 14 км. Из-за этого местные жители прозвали свои города «близнецами» – «Twin cities», а некоторые и вовсе считают единым городским образованием.

2 Леонард Бертрэн Шапиро (1908-1983) – британский историк, исследователь коммунизма, особое внимание уделял советской модели.

3 Один из четырех регионов в США по самой распространенной классификации Бюро переписи населения. Помимо Среднего Запада Америка делится на Запад, Юг и Северо-Восток.

4 В США колледж относится к системе высшего образования. Но в отличии от университета, в нем готовят только по программам бакалавриата. Колледж Густава Адольфа – частный гуманитарный колледж. Основан в 1862 году американцами шведского происхождения. В 2015 году числился на 64 строчке в рейтинге гуманитарных колледжей США.

5 Город получил известность благодаря братьям Коэн, которые в 1996 году сняли фильм о якобы реальных случаях убийства и похищения в Фарго. Однако, в финальных титрах указали, что все события – вымысел. В 2014 году всемирную славу административный центр получил с выходом одноименного трагикомического сериала.

6 Работа над историческим «квинтетом» длилась с 1967 по 1971 год. Первая часть – «Огненная дуга» – посвящена событиям Курской битвы. Один из танков, который использовали во время съемок фильма, стоит на территории Курского областного краеведческого музея. Возвращался он своим ходом и, по словам сотрудников музея, до сих пор находится в рабочем состоянии.

Смотрите также

Спорткомплекс на Боевке и другие идеи команды «Город тысячелетия»

Что хотят осуществить и делают уже сейчас обладатели приза зрительских симпатий конкурса «Курск 2032» ...

Чем занимается Курское отделение Русского географического общества

«Я, бывает, спрашиваю: знаете, что в Железногорске добывают? И в ответ слышу: уголь!» Председатель ...

Ralax. Как звучат эмоции

Поговорили с электронным музыкантом Артемом Леоновым о творческих проектах, вдохновении и музыке в цифровую ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: