Умные, харизматичные и стильные мужчины города становятся героями рубрики, которую мы делаем совместно с магазином «Серж». Новый герой — Александр Панфёров, врач-уролог, хирург, онколог, руководитель центра урологии медицинского центра «Медассист». Поговорили о его решении переехать в Курск, ответственности пациента и самой большой награде для врача.

Александр Сергеевич, как вы приняли решение стать врачом? Кто на вас повлиял?

— Мне кажется, на выбор профессии любого ребенка в большинстве случаев влияют родители. В моем случае это не было исключением. Мои родители оба врачи. Отец — анестезиолог-реаниматолог. Сразу после окончания института он пришел в областную больницу, где и по сей день работает — более 40 лет! Мама — терапевт и кардиолог. Дедушка по маминой линии также был врачом, нейрохирургом. Доработав до пенсионного возраста, он продолжил трудиться заведующим фельдшерским пунктом. Я считаю, что лучший сапожник — это человек, выросший в семье сапожника. Врачевание — это не искусство мясника, а желание помогать людям. Его могут привить только люди, преданные своему делу. Основная заслуга моих родителей именно в этом. Они воспитали во мне интерес к медицине, любовь и желание помочь пациенту. Мама научила меня правильно выслушивать пациента. Хирурги обычно не умеют разговаривать с людьми и не слушают их, а благодаря маме у меня есть навык выслушать и понять человека и, может быть, увидеть больше, чем обычные врачи-хирурги.

Согласны ли вы с утверждением, что врачом нужно родиться? Если у человека нет врожденного сострадания, милосердия и доброты, вряд ли из него выйдет достойный врач?

— У меня много коллег и друзей, которые родились в семьях далеких от медицины, но при этом они хорошие доктора и грамотные специалисты. Если мы говорим о качествах, то — да, определенно! Врач должен обладать качествами, которые будут помогать ему работать. И среди первых — человеколюбие, желание помочь людям.

Вы бы хотели, чтобы ваш ребенок продолжил врачебную династию?

— Моему сыну сейчас 6 лет. Естественно, я хочу, чтобы он продолжил мое дело. И он мне достаточно четко озвучивает, что он будет оперировать почки. Почему-то только почки! Ребенок с удовольствием заезжает со мной в выходные дни в больницу, если мне там нужно появиться, ему нравится обстановка. Я думаю, что именно в эти моменты формируется его сознание и желание того, что он будет делать.

Как Вы оказались в Курске? Вы ведь родились, учились и работали в Новосибирске. Почему Курск?


— Я к рабочему месту отношусь так: где есть работа, значит надо там работать. Курск —значит, Курск, или другой город, другая страна. Если есть какие-то перспективы, профессиональные интересы, то почему туда не поехать? Если мы посмотрим на европейских докторов, у них нет привязки к своему месту рождения. То есть у них есть клиника, есть контракт, их зовут — они работают. Через 5 лет они могут поменять клинику, заключить новый контракт и работать в другом месте. И я считаю, что это нормальная практика.

Когда мне предложили работать в Курске, я сначала воспринял это в шутку. Курск — это маленький город. А я знаю, сколько стоит оснастить урологическую операционную, и я знаю людей, которые работают в коммерческой медицине. Руководители коммерческих структур — это люди, которые хотят видеть быстрый результат своих инвестиций и долгосрочная реализация планов в большинстве случаев не устраивает инвесторов.

А потом мне позвонил Леонид Анатольевич Конорев, генеральный директор медицинского центра «Медассист» и предложил встретиться в Курске. Когда я ему рассказывал о том, что нужно сделать, чтобы создать урологический центр, его все это не испугало. Он сказал: «Я готов с вами развиваться, если вы это будете делать». И это абсолютно правильно. Если бы в нашей стране открывались бы такие клиники, где руководители также бы перспективно думали, я вас уверяю, что наша медицина была бы гораздо лучше, чем в Европе.

Для вас работа в Курске — это развитие?

— Я не вижу причин не работать в Курске. Если хочется больше, почему это не реализовать в Курске! Я не считаю, что место должно предопределять уровень развития. В любом месте можно развиваться до того уровня, пока ты не перепрыгнешь себя.

В Европе есть небольшие города, в которых есть клиники с определенной специализацией и туда стремятся попасть пациенты только с данной патологией, на которой специализируется центр. Почему нам не стать центром урологии всего Черноземья?! Я не вижу никаких препятствий.

Знаю, что многие пациенты как раз приезжают к вам из Москвы.

— Да, приезжают и из Москвы, и из Московской области, и из других регионов страны. В урологическом центре «Медассист» за год сделано уже более 1000 операций, из них 98% — эндоскопическим способом. Я на себя не могу повесить ярлык «единственный», потому как достоверно не информирован про другие больницы и урологические отделения. Но пациенты, которые обращаются к нам в клинику, утверждают, что в городе они больше нигде не могут найти эту помощь. Сама по себе технология эндоскопических операций предусматривает меньшую травму. А чем меньше травма, тем меньше стресс, тем быстрее пациент будет восстанавливаться, а реабилитация пройдет легче. Если раньше пациент находился на лечении в стационаре две недели и более, то при использовании современных методик, пациент сам готов покинуть стационар на вторые сутки после хирургического лечения, при условии тщательного контроля лечащим врачом на этапе амбулаторного послеоперационного наблюдения.

Вы помните своего первого пациента? Или самого сложного? Может, остался в памяти человек, которого вы запомнили на всю жизнь?

— Как правило, врач всегда запоминает какие-то осложнения, которые могут возникать у любого практикующего специалиста. И чем больше врач работает, тем, к сожалению, у него больше пациентов с осложнениями, просто потому что он больше оперирует. Эти пациенты каждому доктору помогают совершенствовать себя. Я не хочу, чтобы это кощунственно выглядело, но особенности пациента помогают врачам развиваться. Если врач их правильно оценивает, делает правильные выводы, все последующие операции он будет обращать внимание на нюансы, которые он раньше не замечал.

Мне звонят пациенты, которых я оперировал 15 лет назад, и мне достаточно немного каких-то наводящих фраз услышать от них, чтобы их вспомнить. Все запоминаются! И даже те, кто оперировался много лет назад, поздравляют с праздниками. Бывает, супруга обижается, что я сижу и отвечаю всем на звонки и сообщения. Но невозможно же не отвечать на искренние поздравления!

Были ли у вас мысли уйти из профессии?Наступал ли момент, когда хотелось все бросить?

— Мне некогда об этом думать. Это мысли тех людей, у которых есть свободное время. У меня его нет.

Что влияет на продолжительность жизни: гены, образ жизни, еще какие-то факторы?

— Я считаю, что генетика на первом месте стоит в этом вопросе. И по заболеваниям, и по склонности к ним. На втором месте образ жизни. Есть правильное выражение «ты то, что ты ешь». И к этому можно еще добавить «как живешь». Правильный образ жизни — это не миф. Если у человека есть генетическая предрасположенность, а он живет неправильно, со всеми смертными грехами, он усугубляет свою генетическую предрасположенность и будет ускорять неизбежное.

А третье — это профилактические обследования. Они помогают выявлять заболевания на ранних стадиях, а борьба с заболеванием в зачатке всегда гораздо легче и дешевле для всех: и для государства, и для пациента. Для примера, в тех же США, если пациент имеющий страховку не проходил ежегодного профилактического обследования и не посещал докторов, приходит к врачу с запущенным онкологическим заболеванием, страховая компания отказывается платить всю стоимость лечения. Они прекрасно понимают, что если заболевание лечить на начальной стадии, это одни деньги. Если оно запущено, то суммы будут превышать изначальную стоимость лечения в десятки-сотни раз.

Врач и пациент – союзники?

— Существует много взаимодействий пациента и врача. Но я считаю, что самое выгодное из них — это контрактность, когда оба заинтересованы в решении проблемы. Я всегда говорю пациентам: «Вы ошибаетесь, если считаете, что врач должен принимать за вас решение. Ответственен за свое здоровье только сам пациент». Врач несет только функцию помощи: он может вас проконсультировать, может рекомендовать что-то, но он не должен вас нянчить. У нас в урологическом центре так устроена служба, что пациент может позвонить врачу в любой момент: днем, ночью, в выходной… А позвонит он или нет — это уже ответственность пациента.

Я десять лет работаю в коммерческой медицине, и она отличается тем, что врач коммерческой клиники является и первичным звеном, и всеми остальными. А если мы возьмем государственную структуру, то вы прекрасно понимаете: тот, кто вас смотрит в поликлинике, не будет вас оперировать, а тот, кто вас оперирует, не будет вас наблюдать после операции. В этом есть на самом деле большая проблема здравоохранения. И самое главное, что ее очень сложно исправить.

Вы стажировались в разных странах: в Германии, Австрии, Латвии, Испании. Где вам понравилось больше всего?

— В Австрии. Мне нравится австрийский менталитет, это очень открытые люди, нелицемерные. Наверное, сказываются корни, потому что австрийцы не чистокровная раса, это смесь национальностей. Поэтому у них нет такого специфичного отношения к приезжим. Уровень медицины у них очень хороший. Они придают большое значение онкологическим проблемам, у них много курсов по онкологическим заболеваниям, бесплатное обучение для молодых специалистов. И сама страна очень красивая.

Если не медицина, кем бы вы стали?

— У меня в характере есть такая черта, если мне что-то интересно, я буквально начинаю фанатеть. А если я фанатею, я буду разбираться и повышать свой уровень. Я иногда думаю, что если мне пойти работать строителем, я построю дома, которые не будут похожи на другие. Я не хочу сказать, что я творческий человек, я достаточно реалистичен, но, мне кажется, для человека нет ничего сложного, нужно всего лишь желание и определенный уровень навыков.

Как бы провели свой идеальный выходной?

— Я очень люблю пробежки по лесу. В свой отпуск я всегда беру с собой спортивную форму и в каждом новом месте я устраиваю забеги. Супруга уже привыкла, что с утра в отпуске она меня не видит, я где-то бегаю. А выходные нравится проводить с семьей, потому что я ее очень мало вижу. Я очень люблю ходить в баню и ребенок тоже полюбил ходить в баню, по-сибирски.

Сейчас мы стали жить ближе к Европе и супруга мечтает сделать трип-тур на машине. Как раз в марте 2020 года у меня планируется Европейский конгресс урологов в Амстердаме, и мы рассматриваем варианты поездки на автомобиле: хотим поехать через Беларусь, Польшу, Германию.

Как вам Курск? Есть уже любимые места в городе?

— Курск мне нравится, правда, пока я лучше всего знаю дорогу от работы до дома. Город небольшой, хороший. Климат гораздо мягче, чем в Сибири. Сегодня в Новосибирске — 28, а здесь 0 градусов. Я еще наслаждаюсь осенью, погода комфортная. Зима, которую я здесь пережил, не сравнима с сибирской, которая начинается в октябре и заканчивается в мае. Здесь она короче и приятнее. Если мы говорим о местах, где можно погулять, то мне очень нравится парк «Урочище Солянка», где дубовые рощи. В Сибири в городской черте такого нет, а здесь глаз радуется: можно гулять, бегать, кататься на велосипеде.

Герои нашей рубрики примеряют костюмы от магазина «Серж». Поделитесь впечатлением.

— Про магазин «Серж» до этого не знал. Много времени уделяю работе и по магазинам редко хожу, делаю покупки в основном в командировках или полагаюсь на выбор супруги. Все, что сегодня я надевал, мне понравилось — это и удобно, и стильно.

Если говорить о повседневной одежде, то я больше люблю кеды, кроссовки, джинсы. К классике тоже хорошо отношусь. Хотя, что сейчас считается классикой? Сейчас все смешалась, поэтому неверно говорить о том, что это классика. Это больше casual. Каждой одежде свое время и место. В костюмах чувствую себя комфортно, это привычная для меня одежда. На всех официальных мероприятиях, конференциях, семинарах, выступлениях — я в костюмах.

Рубрика создается совместно с сетью магазинов мужской одежды «Серж»
sergkursk.ru

Благодарим за помощь в организации съемок бизнес-отель ELEMENT

Смотрите также

Группа “JAMM”: “Не жди дорогих гитар и оборудования. Это не поможет. Если хочешь играть – пой, играй, где угодно”

Пообщались с участником группы Артаваздом Аветяном о десяти тысячах часов, кавер-бэндах  и своей музыке

Спортсменка, комсомолка, красавица: девушки в советской прессе из фонда Асеевки

К 8 марта нашли в запасах библиотеки имени Асеева журналы с девушками и отсканировали ...

Александр Крупельницкий — о «Танцах на ТНТ» и жизни после проекта

Пообщались с хореографом во время его мастер-класса в Курске (далее…)

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: