Три представителя единственного в Курской области центра современного искусства — о готовности российской провинции воспринимать новое.

«Цикорий» – открытое сообщество молодых энтузиастов, для которых искусство – повод остаться в регионе. В 2018 году ребята организовали фестиваль современного искусства «Железногорскую Биеннале», исследовавший местную арт-сцену. Потом были еще 12 выставочных проектов, образовательные события, кураторская лаборатория и даже реалити-шоу. Благодаря сообществу «Цикорий» Железногорск попал в список самых интересных малых городов по версии Forbes.

Пообщались с тремя яркими представителями группы о современном искусстве и его перспективах в российской провинции.


Александра Дорофеева

26 лет, окончила МГУ и Эстонскую Академию Художеств по специальностям «история искусств» и «урбанистика». Куратор и идеолог «Цикория».

Эдуард Душный

татуировщик, художник и помощник «Цикория»

Кирилл Трунов

26 лет, окончил МГУПП по специальности «технолог бродильных производств». Менеджер по коммуникациям, координатор «Цикория»

— Расскажите немного о себе. Насколько я знаю, вы в регионе единственные? Сколько вас человек?

Александра Дорофеева: Нас сейчас уже много. Костяк — это где-то три-четыре человека, а остальное — всё наше сообщество железногорское. И не только. Ласково их называем «цикориане». Мы, в основном, родились в Железногорске. Потом куда-то уехали, чтобы учиться или работать, но позже вернулись.
Наверное, у каждого были свои интересы в этом.

Например, я отучилась на искусствоведа, а затем на урбаниста. Считаю, важно применить знания на родной земле, существовать в месте, где живёт моя семья. Я могу ходить к бабушке каждый день в гости! И для меня это очень важно. В тоже время, я могу заниматься любимым делом — современным искусством. Эти два фактора соединились, и поэтому я здесь и занимаюсь этим.

Постепенно сообщество начало сплачиваться и появлялись новые лица. Например, Кирилл, наше старое-новое лицо.

Кирилл Трунов: На постоянной основе с ребятами я стал сотрудничать в октябре 2019 года. А до этого находился в Москве и на дистанции наблюдал за происходящим. Периодически Саша приглашала на какие-то мероприятия. А если я не мог приехать, Саша спрашивала мое мнение по какой-либо теме. То есть, изначально, когда это всё зарождалось, меня не было рядом. Но жизнь поменялась. По образованию я пивовар. Когда я понял, что это не моё, ушёл с работы и стал искать место, где буду ближе к сфере искусства, пусть хоть за совсем не большие деньги. И вот нашёл.

Александра Дорофеева: Можно сказать, что мы самоорганизация. Сами организовались и существуем без какого-либо бюджета, за свои собственные средства. И это не редкость в стране. В сфере современного искусства на карте России возникают такие самоорганизованные центры, когда художники, кураторы и просто творческие люди пытаются заниматься выставочной, просветительской деятельностью на свои деньги и своими усилиями. Такая сейчас парадигма в России.

Среди нашей команды все обязанности распылены: кто-то отвечает за что-то. А я, как единственный человек с академическим образованием, могу достаточно легко интегрировать всё это в мир современного искусства. Занимаюсь осмыслением, идеологией, написанием текстов. Кирилл — наш коммуникатор, который общается с внешним миром, не связанным с искусством.

Кирилл Трунов: Если надо проговорить с администрацией или куда-то съездить, это делаю я.


Выставка «Сверхзадача: хрупкая, коллективная, невозможная». Декабрь 2019.

— Как давно Цикорий возник в Железногорске?

Александра Дорофеева: Мы привыкли говорить, что первое событие, которое привело к созданию центра, это первая выставка свободных художников под названием «Железногорская Биеннале». Это был первый тест для города, для общественности, для нас. В итоге «Биеннале» оказалась успешной, наделала много шума. Поэтому мы поняли, что можно продолжать заниматься этим более серьёзно. И уже через пару месяцев, в конце 2018 года, появилось юрлицо нашего центра.

Кирилл Трунов: Саша сказала, что «Биеннале» была тестом. Думаю, она согласится со мной, что «Цикорий» и сейчас продолжает быть вызовом и тестом для нас.

Во времена «Железногорской Биеннале» мы ещё не знали, как общаться с чиновниками, случались недопонимания. Если посмотреть на каталог «Биеннале», там видно, что один человек протягивает руку, а второй отвечает ему дулей. Это в целом иллюстрирует, что происходило в этот период.

Мы хотели со всеми подружиться, но с нами мало кто хотел общаться. Например, мы планировали сделать поэтический перформанс на разрушенном мосту и дали объявление о его проведении во ВКонтакте. Мост никак не огорожен, там выгуливают собак, играют дети, ходят жители города. Но когда мы написали, что в шесть часов будут стихи на мосту, туда приехала полиция, предложила удалиться или проехать в отдел.

Кирилл Трунов: В принципе, любой прогуливающийся там человек мог остановиться и начать читать стихи. То же самое сделали и мы. С той лишь разницей, что афишировали это. Видимо, у нас в стране нельзя привлекать внимание к местам, требующим ремонта, где дети могут не только стихи почитать, но и упасть с этого моста. С тех пор мы более деликатно выступаем с предложениями.

Александра Дорофеева: Нам постоянно тяжело и нужно всё время решать новые проблемы, которые не решали до этого. Это, конечно, очень интересно. Но в целом, в России нет институтов образования для культурных менеджеров. Поэтому приходится учиться «в поле». Кстати, «Цикорий», в переводе с греческого — идущий в поле.


Первая Железногорская Биеннале. Август 2018

— Какие мероприятия вы уже проводили кроме «Железногорской Биеннале»

Александра Дорофеева: После биеннале мы поняли, что нам интересно работать именно с форматом выставки. Нам кажется, что это недооценённый формат.

Например, кино любят все, все ходят в кинотеатры. Почему бы не научиться потреблять и выставочный контент? Поэтому мы проводили серии выставок в 2018 и 2019 годах и на них анализировали ситуацию. Мы всегда проблематизируем что-то и показываем это путём выставки.

Часть выставок проходила в нашем центре, а часть, когда ещё не было отопления и приходилось мёрзнуть, проводили в арендованном помещении. И это были очень интересные решения. Например, в павильоне на Центральном рынке Железногорска, или в помещении, которое находится рядом с баптистской церковью. Выставка у нас была как раз про бессмертие, русский космизм и другие возвышенные темы. Было много посетителей из прихожан этой церкви и просто пожилых людей, которые оставляли хорошие отзывы, общались с нами и многим интересовались.

Кирилл Трунов: Хотя были и люди, которые говорили, что после таких выставок дети с крыш прыгают. Но в целом, люди, пришедшие добровольно, а не присланные из каких-либо организаций или служб, реагировали позитивно на всё увиденное.

Александра Дорофеева: Кроме выставок, мы ещё делали интересный проект «В коммуне». Это было реалити-шоу, через которое попытались собрать деньги на ремонт. Мы жили в течение десяти дней в помещении в палатках и транслировали всё онлайн. Увы, денег не собрали. Но позитивные сдвиги всё же были. После этого сами начали бить стены, расширяться, делать ремонт. Да и нас всё-таки заметили. Один из крупных каналов на Ютубе, который освещает интересные события в России, рассказал о нашем онлайн-проекте. После этого городской канал СТВ пригласил «Цикорий» побеседовать об этой передаче. И хотя в итоге поставленной цели мы не достигли, опыт был интересным.


— Что для вас является показателем, что у вас всё получилось, всё сработало как надо?

Эдуард Душный: Так получалось, что каждая последующая выставка была лучше, чем предыдущая. Сложилась такая тенденция. В начале, когда готовишься, всё кажется замечательным. Но когда подходит день открытия, уже думаешь: какой-то мрак. Кажется, что мы делаем как-то не так. Но после открытия, уже вечером, понимаешь: отклики людей снова говорят об обратном, и всё просто замечательно.

Александра Дорофеева: Когда мы только вернулись в Железногорск, все говорили, что в городе нет интересных людей, не с кем общаться, нет сообществ. Но теперь мы постоянно видим, как на выставках появляются новые персонажи, которые вливаются в коллектив, начинают привносить что-то свое. Это какой-то неисчерпаемый источник очень классных людей, что очень удивительно и потрясающе. Творчество пробуждает людей и заставляет самих творить и жить счастливо. Мы понимаем, что только ради этого уже стоит развивать «Цикорий».


Открытие Музея Железногорского Авангарда. 9 марта 2020.

— У вас есть ощущение, что вы уже пустили корни, что вас узнают, ждут ваших мероприятий?

Александра Дорофеева: Конечно, мы ощущаем огромную поддержку нашего огромного сообщества. Примерно пятьдесят человек из Москвы, Железногорска, Курска и области постоянно участвуют в наших выставочных проектах.

Я скорее бы сказала, что корни мы пустили в общероссийскую систему современного искусства, где нас принимают и считают классными. А вот по поводу города так говорить пока ещё рано. Возможно, мы зайдём здесь как раз с этой стороны, добившись признания извне.


Фестиваль уличной культуры “30 граней города”. Август 2019.

— Есть непонимание со стороны властей или публики?

Александра Дорофеева: Есть такое. Например, наши друзья, цикореане из Железногорского художественного техникума писали, что все афиши курского мероприятия, которое проводилось совместно с Олегом Радиным 21 февраля, были сорваны преподавателями. Они сказали, что это не искусство, а Радин не художник.

Кирилл Трунов: Да, они говорили, что учеников колледжа своими афишами мы направляем в неправильное русло, потому как в мероприятии нет никакого искусства.

Александра Дорофеева: Очень странен конфликт реалистической школы с современным искусством. Особенно это ярко видно в провинции. Современное искусство активно использует традиции, но почему-то поборники реалистической живописи не хотят смотреть на то, что происходит сейчас вокруг них. Хотя они же могут методы из современного искусства использовать и в своей работе. И это был бы очень интересный обмен.

Кирилл Трунов: Эта проблема существует не только в рамках искусства. Мы планируем в будущем вести лекции. И не только на искусствоведческие темы.

В нашем городе люди бояться знакомиться с чем-то новым. В Москве и больших городах люди слушают разные лекции на разные темы и не боятся узнавать новое. У нас больше живут классическим распорядком, меньше интересуются жизнью вокруг.

Александра Дорофеева: Мы не фокусируемся только на современном искусстве. Его мы используем для того, чтобы развить среду. Это не наша конечная цель — стать классным центром современного искусства и получить премии и награды. Мы, скорее, хотим в целом изменить городскую среду. Подразумевается изменение отношений между людьми, улучшение качества потребления и производства. Например, у нас в городе совсем нет качественного общепита, хорошего кофе. Все услуги на очень низком уровне. Хотелось бы создать какое-то комфортное пространство, чтобы в будущем всё остальное подтягивалось за этим.


«На закате глаз». Выставка, дискуссия, перформанс. 2 февраля 2020.

— Какие виды искусства присутствуют у вас на выставках?

Александра Дорофеева: Кроме живописи и графики бывают инсталляции, перформансы, видео. Это уже, можно сказать, консервативный набор. Потому что всё объектное давно не инновационно.

— Есть ли у современного искусства какие-то критерии, по которым его можно определить?

Кирилл Трунов: Как человек, который не разбирается в искусстве, только наблюдает и кайфует от всего этого, могу сказать, что не обязательно иметь какое-то искусствоведческое образование, чтоб понимать современное искусство. Оно может просто зацепить формой, цветом, понравиться даже без каких-либо знаний и понимания.

Александра Дорофеева: А мне кажется, не совсем правильно говорить, что понимать не надо, а надо только чувствовать. Современное искусство цепляет не потому, что ты что-то чувствуешь, а потому, что становишься участником процесса. Можно сказать, это один из критериев современного искусства — вовлечённость. Хотелось бы верить ещё и в то, что существует ещё социальная направленность по объединению людей. Как раз в предоставлении им возможности быть участниками процесса.

Эдуард Душный: Современное искусство, по моему мнению, должно быть осознанным. Оно является высказыванием, переосмыслением чего-либо. Чаще это какой-то надрыв в обществе, проблемное направление. Поэтому откликаться на форму и цвет недостаточно. Надо учиться разбираться в прочтении заложенного. Конечно, всё можно прочитать по-разному, но учиться думать и переосмысливать, чтобы воспринимать современное искусство, надо обязательно. Если ориентироваться на то, что что-то «ёкнет», то это может произойти на первой, второй выставке. А потом станет неинтересно. Поэтому современное искусство должно переосмысливаться и зрителями, и художником. Можно назвать целью этого искусства некий диалог, новые способы высказывания своих идей и смыслов, новые формы общения. Думаю, впечатление является первым этапом в искусстве, а задумываясь и переосмысливая, зритель становится участником.

— Вы больше ориентируетесь на молодёжь? Или ищете любого благодарного зрителя?

Александра Дорофеева: В Железногорске нет института высшего образования. И я считаю, что это очень большая проблема. Потому как все молодые люди уезжают отсюда учиться, и мало кто возвращается. И молодёжь в Железногорске — это такая «слепая зона». Голоса у молодёжи как будто тоже нет. Поэтому мы считаем, что в какой-то мере защищаем молодых людей, даём им новые возможности. Но целевая аудитория нашего контента, я думаю, всё-таки разная.

— Какая помощь вам сейчас нужна в первую очередь?

Кирилл Трунов: Если говорить об администрации, то понимания. От тех людей, кто отвечает за принятия решений в отделе культуры нашего города, как раз и не хватает. В первую очередь это выражается в игнорировании наших мероприятий и в словах «это не искусство».

Тяжело сделать какие-то мероприятия на общегородском уровне. Подобные люди не дают Железногорску шагнуть вперёд, в ногу со временем. Учитывая, что мы пока единственные в области, для города, даже без выделения каких-либо средств, это могло быть плюсом, чем-то похожим на визитную карточку.

Александра Дорофеева: Конечно, деньги на развитие нам нужны, но скорее не от администрации. Когда мы обсуждали наш идеальный бюджет, мы представляли, что в первую очередь нас поддержат наши железногорские малые предприниматели. А мы бы рассматривали те темы, которые как-то связаны с их продуктом. Это может быть, даже такая скрытая реклама. Но нам действительно интересно работать в первую очередь с местным малым бизнесом.

Кирилл Трунов: К сожалению, пока не удалось убедить предпринимателей принять участие в наших проектах. Например, большинство тех, с кем мы говорили, отвечали: «Вот вы откройтесь, и, когда всё будет красиво и наглядно, сможем об этом поговорить». Видимо, людям нужно видеть перспективу для принятия решения. Такого, как есть в больших городах, где бизнес какую-то сумму ежемесячно отдаёт на различные проекты современного искусства, а взамен получает определённую репутацию, имидж, у нас такого пока ещё нет.

Александра Дорофеева: Вообще, даже официального открытия у нас пока ещё не было. Сейчас находимся в подвешенном состоянии. Один спонсор намечается, ожидаем конкретной помощи в ремонте. А уже после, когда официально откроемся — в июне-июле этого года, — тогда и можно будет говорить об остальном. Пока же ещё рано.

В Инстаграм Антон Белов, директор центра современного искусства в Москве «Гараж», уже написал: «Мы собираемся реконструировать центр современного искусства в Железногорске». Скорее всего, это будет проводиться совместно с «Металлоинвестом». Московские друзья и коллеги обратили внимание наших земляков на то, что у них в городе есть такой же центр, как и в столице, и его стоит поддержать. На месте предприниматели не замечают нас, а через информацию извне начинают откликаться. Всего сейчас рассказывать не будем, вопросы ещё решаются и когда станет известен окончательный вариант, мы поделимся с вами.

Фестиваль современного искусства «Эпоха перемен». 18 января 2020
Tetrischallenge от центра «Цикорий»


— А ближайшими планами можете поделиться?

Эдуард Душный: Самое грандиозное, что готовится, это «Вторая Железногорская Биеннале».

Александра Дорофеева: В первую очередь, надо открыться.

Кирилл Трунов: Войти в этот поток, когда у нас будут постоянные выставки, лекции, кинопоказы.

Эдуард Душный: Хотелось бы делегировать часть задач по техническим и организационным вопросам кому-то, чтобы больше времени освободилось для творчества. Ведь изначально мы художественная группа. Когда насущные вопросы будут решены, дальше всё пойдёт легче.

Александра Дорофеева: Хотелось бы активно сотрудничать со всеми городскими сообществами, чтобы не быть какими-то изолированными ребятами со своей идеологией и философией. Чтобы достойно выступать на арене современного искусства России, показывать и защищать честь нашего города, как мы это привыкли делать.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: