БизнесЛюди

Андрей Штефан: «Когда я начинал делать медовуху, еще не понимал, что это станет мейнстримом»

Мы продолжаем знакомиться с курскими предпринимателями и выясняем, стоит ли создавать бизнес в нашем городе.

Новый герой — Андрей Штефан, владелец медоварни «Традиции предков» и торговой марки «Mjolnir», организатор первого фестиваля крафтовых напитков и гастрономического искусства «Греча». 

Вы родились не в Курске. Расскажите, как здесь оказались?

— Я родился в Ленинграде в 1988 году, через месяц меня перевезли в Минск и там я прожил до 18 лет, потом переехал в Курск. Я был студентом экономического факультета Минского политехнического института, увлекался исторической реконструкцией и на одном из фестивалей познакомился с будущей женой. Она оказалась из Курска. Уже тогда я понимал, что хочу заниматься бизнесом. Мы общались с моей женой и думали, где дальше жить. В Белоруссии в тот период с предпринимательством было сложно и после окончания 1 курса института я принял решение переехать. Так в 19 лет я оказался  в Курске и уже здесь окончил ВЗФЭИ.

Как решили заняться бизнесом?

— Я рано начал работать, мое детство пришлось на голодные 90-е. Желание и стремление заниматься бизнесом было продиктовано отсутствием денег. Когда мне было 7-8 лет, у моей мамы имелась небольшая точка на рынке «Динамо» в Минске, там я немного помогал, но вскоре она закрылась. Потом мама стала работать в Белорусском союзе мастеров народного творчества, это республиканское общественное объединение, в котором люди занимались этнографией, народным творчеством, изготовлением поделок из глины. Параллельно с этим в Белоруссии стали активно проводить разные праздники, фестивали:  дожинки, день города Молодечно, «Славянский базар» в Витебске и многие другие. Туда приглашали, в том числе Союз мастеров, чтобы демонстрировать ремесла. Они приезжали, что-то показывали, продавали и зарабатывали этим. Мама тоже ездила, а те мастера, кто не мог поехать, они просто отправляли товар на реализацию. На этих фестивалях я работал «подсобаном», мне тогда было 12 лет, выезжал, помогал маме и со временем познакомился там с разными мастерами, потом меня стали отправлять торговать одного. В 2002 году я попал на фестиваль исторической реконструкции, где впервые увидел рыцарей, средневековье, бои. Меня эта тема вдохновила, мне было 14 лет. Начал общаться с реконструкторами, ездить на фестивали. Чтобы поехать на мероприятие, нужны были деньги, поэтому я стал шить средневековую одежду и продавать ее на фестивалях. С детства берусь за всякую работу, умею многое делать своими руками, работы не боюсь. В 2007 году на фестивале в Крыму я познакомился со своей будущей женой, после этого я взял паузу с реконструкциями, переехал в Курск. У мамы моей жены тогда был бизнес в Курске, и план был такой: продать недвижимость в Минске, влиться этой стоимостью в тещин бизнес и его развивать. Но у них была пекарня, мне это было не совсем близко, я видел свое дело другим.  

В 2009 году я вернулся к теме фестивалей исторической реконструкции и подумал, что хорошо было бы съездить, и вспомнил, что в 2007 году я был в Польше, в Грунвальде, торговал всякими керамическими штуками, сосудами, кожаными блокнотами, а какие-то ребята торговали там медовухой. Я купил у них несколько бутылок, попробовал, мне очень понравилось. Подумал: «О, как прикольно! Можно сварить медовуху, привезти на фестиваль и предложить ее попробовать».

Именно так и появилась идея про медовуху?

— Да, рынок был пустой. На фестивалях подобных напитков не было. Люди шили одежду, делали какой-то быт, а еда и напитки не предлагались, все покупалось в обычных магазинах и не было полного погружения в эпоху.

Почему Скандинавия? Викинги?

— Историческая реконструкция подвержена определенной моде. Когда-то было модно делать крестоносцев, рыцарей 15 века, потом стало модным делать викингов, в какой-то момент — аланов. Я пришел в тот момент, когда были модны викинги. И наши напитки замечательно влились в эту эпоху, это тоже своего рода реконструкция. Эти напитки были тысячу лет назад в таком же виде, с теми же вкусами, по тем же рецептам.

Как вы приготовили первую медовуху? Где взяли рецепт? Просто сварили ее в кастрюле?

— Нашел в интернете старую рецептуру, перевод 15 века. Перечитал много рецептов от людей, которые ее варили. Появилось примерное понимание, как делать. Я  занял у мамы 50 тысяч рублей, сказал, что хочу поехать на фестиваль в Липецкую область и предложить там медовуху. У нас не было денег, но нужно было купить мед, кастрюлю, канистры, в которых перевозить напиток, деревянный стол, палатку, пошить костюмы и заправить машину бензином. Первую медовуху я сварил на съемной квартире на Майском бульваре. Купил в соседнем «Магните» 300-граммовые баночки меда. Варил на обычной газовой плите, в эмалированной 20-литровой кастрюле. Чтобы доехать, взял у тестя ГАЗ «Баргузин» и на последнюю 1000 рублей залил бензин на обратную дорогу.

Первый опыт был удачным?

— Да. Мероприятие шло 5 дней, а наша медовуха разошлась за 1 день, все 170 литров. Через неделю нас пригласили на следующее мероприятие, под Ростов. Затем был фестиваль  в Подмосковье и еще один в Пскове.

Как родились названия напитков?

— Изначально, мы заявлялись как клуб, участник фестиваля — медоварня «Традиции предков». Нужны были названия разным напиткам, я подумал, что просто «медовуха» скучно, нужно что-то средневековое и вспомнил, что в скандинавской мифологии есть богиня любви — Фрейя, так родилась медовуха «Поцелуй Фрейи», мы привезли ее на свой первый фестиваль. Следующий сорт получил название «Черный вепрь», а третьим был — «Дыхание Одина».

Вкусы тоже вы придумываете?

— Да. Потом у меня появилась идея добавлять в медовуху сок ягод и фруктов. Последние годы над вкусами работают технологи. Конечно, я смотрю и пробую все, задаю какие-то экспериментальные штуки. Сейчас у нас в разработке 4 напитка, но это долгая процедура.

Цитрусовую  медовуху «Рагнарёк» вы анонсировали долго, практически год.

— Пандемия вмешалась. Да и запуск нового сорта — это всегда вложение денег. Тебе сначала нужно взять сырье на полмиллиона рублей, чтобы этот сорт запустить дополнительно к основным. Затем сырье нужно заморозить, сделать из него продукцию, потом ее продать и только через 45 дней ты получишь какие-то деньги. Фактически срок заморозки денег вырастает до 3 месяцев. Любое производство так работает. То есть если делать что-то новое, к этому нужно подходить очень осторожно, с пониманием дела и рынка: приживется это или нет.

Ваш совет: где правильнее взять деньги на создание бизнеса?

— Родные. Больше никто не поверит и не даст. В самом начале и бизнеса,  и жизненного пути приходиться брать деньги у всех, кто дает. Банки в этот момент деньги не дают. Друзья в вас сомневаются, но какие-то копеечки могут подкинуть, а родители вас безоговорочно любят и, если вы их убедите, они всегда вам дадут на развитие вашего дела. Единственные, кто в вас верит — родители. Это будет часть их проявления веры в вас, желание поддержать в вашем начинании. Не бывает такого: мы нашли инвесторов, они вложили деньги, и мы с этих денег просчитали все, у нас была бизнес-модель.

А существовал ли у вас бизнес-план? В  видео на своем «Youtube-канале»  вы рассказываете, что для реализации своей идеи обязательно нужен бизнес-план.

— У меня нет.  Было просто бесконечно сильное желание и вера в себя. Но я настоятельно рекомендую его писать.

Как придумать бизнес-идею? С чего хотя бы начать?

— Правда в том, что решения, как придумать бизнес-идею, нет. Как нарисовать идеальную картину, которая станет произведением искусства!? Начать нужно с потребности. Надо научиться видеть потребность потребителя. Вы должны решать чью-то задачу. Свою или чужую. Лучше, конечно, исходить из своих потребностей. Правило: если это нужно тебе, то это нужно кому-то еще. Медовуха, прежде всего, нужна была мне. Потому что я не любил водку, другие крепкие напитки, не очень любил пиво, а вот этот сладкий алкогольный напиток мне понравился.

Медовуха специфична, это напиток не для каждого.

— Абсолютно! Но тогда на фестивале в Польше она мне понравилась и я подумал: «Блин! Почему у нас такого нет?». Люди привыкли к водке, пиву, а тут такое. Поэтому, медовуха зашла. Нашлись такие же люди, которым она понравилась. В тоже время я решал чью-то задачу, ведь кому-то не хватало этих напитков. Это две стороны одной медали: ты решаешь либо свою задачу, либо чужую. Просто это необходимо оценивать, рентабельна ли идея, монетизирована ли?

Как решили открыть ресторан «Skol»?

— Это был 2012 год. Денег от фестивалей не хватало. Мы сидели зимой, шили костюмы, палатки, готовились к следующему фестивальному сезону. В  какой-то момент подумали, что хорошо было бы открыть стационарный ресторан, потому что сезонный бизнес ненадежен, многое зависит от погоды, это рисковая тема. Рассуждали, почему бы не построить собственный средневековый ресторан. В феврале 2012 года мы взяли в аренду помещение и в июле уже открыли ресторан.

Сколько он работал?

— Пять с половиной лет, но продал я его за месяц до пятилетия ресторана. Помещение было в аренде все это время. Мне предлагали его выкупить, но стоимость была большая. Я собирался выкупить, решил принять участие в  крупном фестивале, потерял там 5 миллионов рублей. Получается, что хотел  заработать на это помещение, но не рассчитал силы и потерял еще больше, чем вложил. После этого я отдавал долги 3 года, забрал все деньги из ресторана, к 2017 году он уже морально состарился, стал не так интересен, как раньше и, ребята, которые у меня работали, решили его выкупить. Он поработал еще полгода и закрылся.

На момент продажи  ресторана понимали, что дальше будете заниматься только медовухой?

— Это всегда был мой путь. Когда мы продавали ресторан и пока новые владельцы вступали в свои права, я брал у них в аренду часть помещений кухни для производства напитков, но уже параллельно с этим взял в аренду помещение на улице Станционной и начал делать ремонт. В мае 2017 я продал ресторан, до декабря 2017 ремонт был закончен, и мы переехали сюда. Новый 2018 год отмечали здесь.

Чем нужно обладать, чтобы открыть свое дело? Специальное образование? Характер? Склад ума?

— Экономическое образование, как таковое, не столь важно. Нужен творческий, изобретательный ум, твердый характер и решительный нрав. В истории было много примеров, когда создавались большие компании, но институтов, дающих экономическое образование, как сейчас, не было. Просто люди делали бизнес, он у них получался, потому что они удовлетворяли чей-то спрос. Когда мы видим, что идет толпа людей по пустыне и им жарко, если там поставить палатку и продавать холодный чай и напитки, то ты будешь зарабатывать на этом деньги, даже небольшие. Ты просто решаешь задачу и для этого экономического образования не нужно, важно видеть проблему людей, понимать ее, как задачу и решать. Я, таким образом, решил проблему того, что можно выпивать что-то вкусное. Потом уже появились крафтовые напитки, был настоящий бум. Когда я начинал делать медовуху, тогда  еще не понимал, что впоследствии это станет мейнстримом.

Вы пережили кризисы, провал на крупном фестивале, пожар, пандемию. Поделитесь опытом, как преодолевать трудности? Откуда брать силы, чтобы идти к цели, несмотря на неудачи?

— Нужно неудачу обращать в пользу, то есть видеть в этом какую-то собственную выгоду. Например, пожар. Мы только отстроили офис, и он сгорел. Конечно, это трагедия! Но если об этом думать, как о трагедии, ничего не изменится. А поскольку мы снимаем видео для своего Youtube-канала, решили сделать на этом контент. Как пережить эту неудачу? Нужно стараться по максимуму переворачивать ее во благо: если сгорело старое, значит на этом месте нужно построить новое, только еще лучше, большей площади. В соседнем помещении сгорела крыша, и его хозяевам без крыши оно оказалось не нужно, мы предложили его выкупить, и они согласились. Без пожара речь о продаже-покупке не шла бы. За счет этого, мы увеличили производственный цех. Выгода ведь? А все произрастало из этой неудачи.

Как  в той поговорке: не было бы счастья…

— Да несчастье помогло! Да, и так всегда. Это частая история. Даже, когда на фестивале мы потеряли 5,5 млн. рублей, это про ту  самую фразу: «Я за эти деньги приобрел бесценный опыт».

 Вот и я тогда приобрел бесценный опыт работы с кредиторской задолженностью. Потом 3 года после этой потери общался с людьми и пытался объяснить: «Не знаю, когда смогу отдать деньги, но когда-нибудь это обязательно произойдет… Когда не могу сказать, потому что денег нет и не факт, что они будут. Но они обязательно когда-то будут и я их отдам! Наверное…» В таком режиме я прожил 3 года. Это было стрессово, но это тоже определенная школа жизни, которая мне в дальнейшем помогла.

География ваших поставок сейчас?

— От Калининграда до Южно-Сахалинска.  В Белоруссию возим, на Дальний Восток, думаем в Казахстан.

Кто ваши конкуренты и есть ли они в Курске?

— Не знаю точно, но слышал, что в Курской области открылось несколько медоварен. Наверное, видят, что дело стоящее и пробуют создавать. По России есть конкуренты, но это наши партнеры по цеху, мы общаемся. Наша задача идти вперед, а не бороться с ними.

Что вас двигает, помогает развиваться? Кто ваша команда?

— Моя команда — это жена и коллеги по работе. Я не знаю, что меня мотивирует, честно. Я хочу сделать что-то такое, что останется надолго в памяти людей, в истории. Может медовуха, может что-то еще. Недавно у нас состоялся разговор товарищами и на вопрос: «Что мотивирует тебя вставать по утрам?», один ответил: «Я очень жадный! Поэтому встаю рано, чтобы много работать». А я задумался: «Что мотивирует меня?». И вот последние несколько недель я думаю над этой мыслью и пока не могу ответить. Честно. Есть желание сделать что-то большое, мне интересно развиваться, придумывать какие-то станки, новые процессы внедрять.

Как вы отбираете персонал? Какой у вас стиль руководства?

— Это сложный вопрос. Сейчас мы в стадии реогранизации, мы увеличиваем штат, происходят изменения в коллективе. Перед командой, которая была в начале, примерно с 2018 по 2020 год, стоят другие, более масштабные задачи, и я отбираю в нее исключительно  профессионалов.  Мой стиль руководства меняется, сейчас я ставлю во главу угла профессиональные качества работника.

Что важнее: профессионализм, уровень образования, опыта или личностные качества?

— Самое важное — это желание работать! У меня есть один самый главный критерий: когда люди приходят ко мне на работу, я спрашиваю: «Что вы хотите делать?». Они должны сами понимать, что им интересно. Если человеку нравится чем-то заниматься, он делает это с удовольствием и большой эффективностью.

Есть профессионалы с 3 дипломами, а в душе они – ленивые товарищи.

— А кто сказал, что они — профессионалы, если у них есть 3 диплома? Они умеют хорошо учиться, явно дисциплинированы, умеют ходить в институт. Но кто сказал, что они умеют работать?! Когда мы ищем специалистов, мы отбираем их не с 3 дипломами о высшем образовании, а с практическим опытом в той или иной сфере, на той или иной должности. Например, начальник производства должен понимать, как работают дрожжи, как работает пивное производство и эта индустрия. Именно он делает его профессионалом.  Когда я окончил институт, у меня было высшее экономическое и управленческое образование, специальность — экономист, управление на предприятии. Сейчас я работаю по специальности. Я только сейчас понимаю, как можно применить теоретические знания, которые нам давали на 4 курсе института. Кто выходит из института и начинает управлять предприятием? Никто. Ты не знаешь, как пользоваться этими знаниями, нет понимания, опыта. Поэтому 3 образования без практических навыков ни о чем.

Вы ведете свой Youtube-канал, где делитесь опытом. Есть ли мысли стать профессиональным бизнес-коучем?

— Все желающие могут открыть мой канал, смотреть его и обучаться. Мне всегда хотелось делиться опытом, нравилось что-то кому-то рассказывать и, сейчас, в этом я нашел еще одно проявление себя. Так, чтобы я искал и хотел кого-то тренировать, как делать бизнес – такого нет, у меня еще у самого он сырой. Я не гуру каких-то процессов, всего лишь рассказываю про ситуации, с которыми сам столкнулся, возможно, кому-то эта информация поможет. В первую очередь у меня есть свой бизнес и я занимаюсь им. Youtube-канал, скорее, творческое хобби, которому можно уделить немного времени.

Самый успешный фестиваль, на котором вы были?

— Мои друзья делают хороший фестиваль — «Былинный берег», в этом году он прошел классно, все довольны. Хотя многие моменты учесть сложно, это событийный бизнес. В этот раз сошлись все звезды:  пандемия уничтожила всех конкурентов — «Нашествие», «Дикую мяту». У «Былинного берега» получилась хорошая концертная программа и была великолепная погода. Все эти факторы позволили им сделать классное мероприятие, на которое пришло много людей. Они переживали, что возможно фестиваль отменят, вопрос решился буквально за день до начала. В итоге люди с удовольствием приехали на единственный не отмененный фестиваль. А еще устроители потратили не много денег, так как были в подвешенном состоянии и боялись вкладывать. Затраты у них получились меньше, а людей пришло больше, чем ожидали, соответственно, денег они заработали больше. Это как раз хороший пример проведения фестиваля, но он, скорее, исключение из правил.

Как вы решили  провести «Гречу»?

— Я всегда хотел провести фестиваль. Так как я реконструктор и часто принимал участие в фестивалях исторической реконструкции, понимал, что если его делать, то обязательно другого формата. Сейчас популярны крафтовые фестивали, и мои партнеры по цеху успешно их проводят. На такие мероприятия приезжают пивовары со всей России, показывают свое творчество, что они придумали, сварили, люди дегустируют. У меня было: желание сделать фестиваль, модели успешных проектов, отсутствие подобных мероприятий в Курске, и я решил пойти дальше и включил в программу рыцарский турнир.

Что было сложнее всего сделать для фестиваля?

— Задачи, которые стояли перед нами не пугали, ведь все решает команда, а она у меня крутая! За годы работы вокруг меня сформировался круг самоотверженных людей, профессионалов своего дела, их труд нельзя измерить деньгами. Если ты нашел людей, которые могут решить твою задачу — это бесценно!

Что из программы фестиваля вам самому понравилось?

— Все понравилось! Музыкальные коллективы — молодцы, отыграли хорошо, профессионалы своего дела. Мы знали, кого приглашаем. Честь им и хвала! Монтажники сделали крутую площадку, арт-объект получился большой, красивый. Поросячьи бега тоже хороши! Каждая локация отработала на «5+» и полностью реализовала те задачи, которые перед ними стояли. Над фудкортом я бы поставил вопрос. Много езжу по фестивалям и вижу, как организован процесс, можно привезти фудтрак, большой интересный гриль, а у нас несколько точек получились в каком-то «курском стиле» — палатка, прилавок, что-то из 90-х годов.

Как оцениваете «Гречу»?

— Ее оценили люди, участники. Было много положительных отзывов! Писали, что это необычно,  круто, ново. Я много езжу по фестивалям и для меня стало нормой, когда люди пишут что-то плохое. Хорошее никогда не будут указывать: ну, было и было. А вот про «Гречу» было много хороших отзывов. Я не ожидал, что люди будут писать столько позитивного. Конечно, имели место и ошибки, которые мы допустили, но они были незначительными.

В следующем году повторите этот фестиваль?

— Пока не знаю, будем думать. На организацию фестиваля мы потратили больше 5 млн. рублей, заработали четыре. Минус составил 1 млн. 200 тыс. рублей. Есть ряд ошибок, среди них: очень дорогая площадка в плане подготовки, она не была обустроена, на срезку старого пола, очистку и засыпку опилками, на обеспечение безопасности массового мероприятия ушло 2 млн. рублей.  Для проведения нового мероприятия нужна площадка 15 тыс. кв. м., сначала ее нужно найти, потом уже думать дальше.

С кем проще вести дела?

— Партнеры, с которыми мы начинали, остались, но их немного. С ними просто работать, ты уже знаешь, чего от них ждать. Лишних вопросов и сомнений нет, в этом смысле, конечно, проще. Со временем и профессиональным ростом, кто-то отходит, оказывается, что, работать дальше не получится, потому что не сходятся взгляды. А с новыми партнерами проще всего взаимодействовать по договору, когда есть четко обозначенные правила, регламенты, когда понятно, что от них требуется.

Какая ниша для бизнеса актуальна сейчас? Вообще, стоит ли открывать бизнес в Курске?

— Конечно, стоит! Бизнес делится на производственный, сферу услуг и перепродажи. Если мы говорим про сферу услуг, то территория не важна, везде есть свой потребитель. Ресторан, кафе – это будет актуально и в Курске, и в Москве, потому что везде есть потребители. Я «топлю» во всех своих видео, что нужно делать производственный бизнес. Потому что бизнес в сфере услуг и «купи-продай» не влияет на развитие экономики. Производство – почетно, это создание новых товаров, которые можно продавать как внутри страны, так и заграницу. Ресторан так работать не будет, это просто перекидывание денег из кармана в карман, их оборот внутри страны. У производства более глобальная цель. Во-первых, мы берем сырье и создаем новые предметы, они в свою очередь создают прибыль и здоровую экономику страны. Только производство выведет экономику государства из дефицита в профицит. Если у нас будет 10 000 ресторанов, мы останемся на том же уровне развития, как и были, а, если появится  много нужных, эффективных производств, это будет двигать нашу экономику вперед. В нашем регионе можно спокойно делать бизнес по производству, возможно, даже выгоднее, чем в Москве. Там он стоит дорого, а  в Курске это можно реализовать дешевле. Плюс в регионах проще получить поддержку со стороны государства, субъекты небольшие, производств мало.

Какое производство можно открыть в Курской области?

— Что угодно! У нас, например, никто не выращивает хмель. В России его производят только в Чувашии. Я не говорю, что это мегаприбыльный бизнес, посчитал — это «долгие» деньги, специфический бизнес, но это вариант для нашего региона, климат подходит. Сейчас неправильно мыслить регионами, бить страну на Москву, Питер. В эру информационных технологий можно с кучей денег жить в деревне или снимать квартиру на Красной площади, но быть небогатым человеком. Самая востребованная профессия сейчас — это программист. Поэтому, если говорить про бизнес, который будет нереально крутым — это любой бизнес, который можно перевести из оффлайна в онлайн. Например, сдавали какой-то инструмент в аренду, но если вы придумаете, как это сделать онлайн, то это принесет вам гораздо больше денег.

Поддерживает ли власть бизнес в Курске? Вам обещали помочь после пожара, например.

— В целом, помогает, безусловно. Сейчас есть много государственных программ для предпринимателей. Недавно, губернатор предоставил нам 3 гектара земли в п. Юбилейный Курского района за символическую аренду с правом выкупа, с учетом того, что там мы построим завод. Считается это помощью малому бизнесу? Я думаю, что да. Потому что земля там недорого стоит, но есть возможность подключения коммуникаций. Власть поверила в нас, и мы начнем строительство завода по производству медовухи и шампанских вин по старому советсткому ГОСТу 1982 года. Это экспериментальная штука, медовое вино, сейчас никто такого не выпускает. У нас принято на свадьбу дарить шампанское, но оно из винограда, это что-то забугорное, итальянское, французское. А на Руси был мед, и все напитки на праздниках делали из меда.

И на свадьбе подавали медовуху!

— Да! Опять же «медовый месяц», это же идет оттуда. А потом экономика выжала эти напитки, потому что они очень дорогие в производстве, и заменила их виноградом. Его проще вырастить, чем собрать мед. Сейчас  индустрия сельского хозяйства позволяет возобновить производство таких напитков, мед можно производить в больших объемах. Мы вспомнили про наш исконно русский напиток, вот такие игристые медовые вина. Моя задача, как производителя, чтобы в течение следующих 10 лет в России появилась новая традиция: приходить в гости и ставить на стол не бутылку шампанского, а бутылочку ставленного меда, надеюсь, нашего производства.

Ещё статьи из рубрики Бизнес

Вам также может понравиться