Читаем прозу победителей конкурса “В рифме города”


Проза была одной из номинаций литературного фестиваля “В рифме города”. Участники из Курской области, Орла, Белгорода, Рязани, Самары и Подмосковья отправляли сочинения короткие рассказы и эссе на свободную тему. Лучших прозаиков определило жюри. Мы публикуем их работы.


 

Юрий Лунин, 33 года. Московская область

Работает сезонным рабочим на заводе «Электросталь».

Первая публикация состоялась в 2007 году в сборнике «Facultet: новая литература нового поколения». Лауреат литературного конкурса «Facultet» (2009, 2010). Лауреат российско-итальянской литературной премии для молодых авторов «Радуга» (2012). Стипендиат Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ (Фонд С.А. Филатова) по итогам XIV Форума молодых писателей России, стран СНГ и зарубежья.

Свет негасимый

Родители интеллигентно молчали. Но прекрасно знали, что происходит.

Звери мои, собака и кошка, стали тощие, вдавились внутрь себя. Одни глаза от них остались. Я успокаивал себя тем, что ел так же мало. И они тоже интеллигентно молчали. Дома был страшный бардак. Всё, что могло вывалиться, просыпаться, упасть – вывалилось, просыпалось, упало. Разбилось. И тоже интеллигентно молчало.

Жена с тремя моими детьми была на юге. Через четвёртую семью она добилась информации, что я жив. И тоже согласилась интеллигентно молчать.

Легко завелась машина, чтобы поехать в деревенский магазин за водкой. На перекрёстке увидел гастрика. На рабочей курточке, на спине, написано слово “дети”. Впрочем, видно, что изначально было какое-то другое слово, просто буква стёрлась, и остались эти нелепые “дети”.

– Могу подвезти? – я приоткрыл окно.

– Я в магазин.

– Я тоже.

Я киваю, чтобы садился. Он пробует переднюю дверь, а там замок, и он сразу смиренно пробует заднюю дверь. Типа, понимает, что я его впереди не повезу. Я суетливо открываю ему переднюю: нет, братан, вперёд, конечно, садись.

– Ничего, что я курю? Вы курите?

– Нет.

– А насвай вот этот под губу который?

– Тоже нет.

Он легонько улыбается. Ему лет 40. “Дети”.

Магазин. Как-то сразу понятно, что я буду закупаться первый. Мужчина растворился, смотрит там на какое-то чистящее средство.

– Чекушечка у вас есть?

– Нет, чекушки не привозят.

– Тогда ноль-пять. И посоветуйте, чем покормить зверей.

Мужчина немножко повернулся в нашу сторону.

Продавщица улыбается.

– Жена на юге, вы вроде говорили?

– Да. Запой подкрался незаметно…

– Шеи куриные возьмите. Звери их любят. Бросьте в холодную воду, они разморозятся.

– И баночку квасу.

Я натыркал себе под мышки водяру, шеи и квас.

– Дождусь вас там, – говорю мужчине.

Он пришёл секунд через 15. Буханка чёрного, батон белого.

– У тебя семья есть?

– Есть.

– Тут?

– Нет. В Душанбе.

– Скучаешь, наверное?

– Конечно. По детям. Я на конюшне тут работаю.

Перекрёсток, где я его посадил. Тут мне надо налево, ему прямо. Но конечно я довезу его до его бытовки у конюшни.

– Неловко, что заставляю вас так беспокоиться…

– Да ну. Я очень рад, что могу сделать доброе дело. Вы же видите, в каком я состоянии.

– Спасибо вам. Пойдём, чаем напою тебя.

Какой же он красивый, этот человек.

– Нет, я домой, водку пить.

Смеёмся. Прощаемся. Свет негасимый.

Смотрите также

Чтение: Дмитрий Гладких

Узнали, какую прозу пишет арт-директор ночного клуба

Чтение: Артём Морс

Познакомились с интересным поэтом из Иркутска и решили опубликовать его стихи. И не только ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: