Журналист Иван Голиков отправился в зимний сплав по реке Сейм, чтобы познакомиться с новым для нашего региона видом спорта и туризма и пообщаться с энтузиастами, которые этим занимаются


Воскресенье. 6 часов утра. В комнате раздается мягкая мелодия будильника. В плечах ломит. «Думал же лечь пораньше», — промелькнуло в голове. Итого, чуть меньше пяти часов сна. Так рано я не поднимаюсь даже на работу.

Но повод для предрассветного пробуждения сегодня благой — зимний сплав на байдарках. Ну, как зимний? По европейским меркам. С этим типом лодок я познакомился на черноморском побережье 5 лет назад. Тогда с другом упросил ребят из клуба путешественников дать еще разок «прокатиться». И вот, со второй попытки нам удалось разогнаться и почувствовать освежающий встречный ветер. Ликованию нашему успеху не было предела… пока мы не поняли, что нас подхватила и несла морская волна…

…Взбодрился пока размешивал сахар, нечаянно окунув палец в только что закипевшую воду. Что ж, чай в термокружке, без сомнений, готов, а я окончательно проснулся. Спешно собравшись, вышел на улицу. Атмосфера наполнилась воздухом свободы. И пускай, пока с примесью выхлопных газов — ощущение приключений уже витало в воздухе.

Спустя полтора часа стою у места отправления. Жду, когда подтянутся остальные. На берегу лодки собирает руководитель сплава Влад Половнев. От моих услуг помощника он отказался. Отшутился, дескать, чтобы их сделать, нужна наука. Организованные сплавы Влад проводит с прошлого лета. Конечно, никто не ждал, что продолжатся они и в это время года.

Влад Половнев

организатор байдарочных сплавов

— Открыл сезон 1 января! Фактически Новый год отметили, и погнал. Стою лодку собираю, смотрю, дедок какой-то в сапогах удочкой машет. Он подошел, остановился, смотрит на меня, я — на него. «С Новым годом!». И я ему в ответ: «С Новым годом!». Он дальше пошел, а я думаю: «Вот старому делать нечего 1 января». А он про меня, наверное, то же самое подумал. Так и разошлись. А что дома сидеть? Ведь как Новый год отметишь, так его и проведешь. Проверю, как работает. Был −1º, легкий морозец.

— А как пришла идея байдарки в Курск привезти? С чего началось?

– О, это еще давнее! В детстве кто-то мечтал в космос полететь, кто-то из бочки подводную лодку сделать, а кто-то – плотик «намутить». У меня была как раз мечта про плотик, чтобы поплыть куда-нибудь. А потом, когда повзрослей стал, начал «кататься» на байдарках. В то время я в Воронеже жил, там это все начиналось.

Сплавляемся мы на современных каркасно-надувных лодках. А есть байдарки еще советские: каркасные, без надувных элементов.

— То есть такие практически каяки?

– Да, и там около часа работы на одну лодку идет. А эти за 25 минут можно собрать. Такие лодки отличаются повышенным классом безопасности, потому что если на камне или на коряге порезал дно, то груженая каркасная может уйти под воду за 15 секунд, а эта не потонет, потому что у нее 4 надувных баллона – по два на каждый борт.

Есть байдарки чисто надувные — «кашалотки». Правда, у них свой минус есть — большая парусность. То есть на маленьких реках или озерах на них можно поплавать, но если ветер поднимется, то начнет носить. Зато на категорийных реках с порогами они ведут себя очень хорошо.

— Первый вопрос, который сразу возникает у большинства людей: можно ли на такой лодке перевернуться?

—  Мы пробовали специально это сделать. У нас не получилось. Банально не дает сделать это надувной борт. Качаешь, шатаешь. Это его надо просто уже вдвоем взять, перевернуться и в воду лезть с головой. Такие лодки удобны на порогах.

Через час байдарки были собраны, началась рассадка и… наконец мы на воде. Со мной в одной лодке почти все оказались новичками. Если мой опыт можно назвать неполноценным, то для Алексея Чубарова этот сплав — второй. Дебютную дистанцию он проплыл летом и завершил как раз в месте нашего нынешнего старта — под Киевским мостом. Поэтому этот поход считает продолжением прошлого. Путь, что остался за его спиной, запомнился больше всего испытаниями.

Алексей Чубаров

старший научный сотрудник областного краеведческого музея

— Мы переносили через деревню байдарки, потому что из-за прочистки русла реки Сейм возникли заторы, которые преодолеть по воде было невозможно. Пришлось буквально 2-3 километра обносить. И это было только начало препятствий. На завершающем этапе маршрута было много интересного. Сменилось несколько ландшафтов. Мы оказались, будто в джунглях среди каких-то лиан, в тропиках. Командой взаимодействовали друг с другом для того, чтобы преодолеть поваленные деревья, натянутую проволоку от старого подвесного моста — все, что от него осталось. В основном, трудности были связаны с заторами из поваленных деревьев. Приходилось буквально за несколько секунд уворачиваться. Эта самая последняя часть маршрута оказалась и самой запоминающейся, поскольку монотонное плавание навевает скуку, а здесь командная работа.

Только Леша завершает свой рассказ, как я становлюсь свидетелем тех самых «заторов». Водная гладь обезобразилась стволами деревьев, ветками и мусором — в основном, бутылками, которые, сопротивляясь течению, нашли здесь себе пристанище. Первое такое препятствие мы обошли. А вот второе оказалось непреодолимым. Как сказали бы наши пращуры: «Любишь сплавляться, люби и байдарочки носить». Пришлось протаскивать их вдоль берега.

Как бы то ни было, природно-антропогенный «ландшафт» задержал нас ненадолго. За две недели до этого ребята встряли в «пробку» посерьёзнее. Тот поход его участниками был окрещён «ледовым». В нем участвовал Станислав Иванов. Это его пятый сплав, из которых три — зимних.

Станислав Иванов

программист

— Мы ожидали, что наткнемся на лед, но думали, что ходом его пройдем. Один затор мы как раз преодолели, а на втором капитально встали и по сантиметрику его преодолевали. Это было, конечно, испытание, но интересное. Мы пробовали прыгать, чтобы разломать лед. Парень вставал в лодке и начинал собственным весом продавливать. Лед не ломался. Пробовали мачете — прорубается дырка, от нее уже немножечко отталкиваешься, прорубаешь следующую дырку, отталкиваешься. Такое горизонтальное скалолазание.

— Как долго вы преодолевали этот участок?

– Участок, наверное, метров 50. Преодолевали мы его с полчаса, может, и меньше.

– Это был твой самый сложный поход?

– Я бы даже сказал, что летом мне было немножечко сложнее, потому что я быстро сгорал. После я вернулся краснокожим, прям индеец. Зимой интереснее: чуть-чуть сложнее в какой-то мере плыть. Тут работает принцип «чем хуже, тем лучше».

Мне нравится сам процесс. С одной стороны деятельность, с другой стороны — ты себе сидишь, немножечко гребешь ручками. Вроде бы и активность и одновременно определенная расслабленность. Я бы сказал, есть что-то такое для меня в этом медитативное.

В нашей лодке, правда, времени на медитацию не было. Или по неопытности, или по моей криворукости — а скорее всего по совокупным причинам — байдарка то и дело норовила «сходить налево», а временами, добавляя разнообразия в наши потуги ее выровнять, выворачивала в противоположную сторону. Сами себя мы нарекли лучшими дрифтерами сплава. Так или иначе, мы изучили почти весь берег на нашем пути.

За бортом +3 градуса. Снег и лёд, скорее, редкие спутники нашего путешествия. И только лишённые зимнего крова деревья безмолвно нас сопровождали, своей наготой навевая чувство опустошенности. Замерзнуть рукам положительная температура не мешала: с каждым неумелым гребком вода предательски попадала в перчатки. На привале выяснилось, что мокрые не только они, но и сиденье подо мной. Так что вторую половину дистанции я плыл, осознавая, что достиг полного единения с рекой.

Привал… О нем объявили уже через час после старта. «Так рано? —  начал возмущаться я. —  Ведь мы только отплыли». Я был еще полон сил. Правда, пока мы перебирались через древесно-бутылочную свалку и продолжали путь, прошло еще 60 минут. Но, все равно… энергия не заканчивалась. Разморил меня ароматный глинтвейн и нежнейший шашлык. Пока он готовился костер, словно мотыльки при свете лампы, облепили все участники похода. Кто грел руки, а кто сушил намокшие части тела. Хотя в начале сплава нас пугал противный и довольно навязчивый дождь, бо́льшую часть воды мы загребли в байдарки самостоятельно (по крайней мере, я).

В перерыве знакомлюсь поближе с Любавой. Это с ней я делил весла всю дорогу (на трехместную байдарку было всего по два двухлопастных весла, но оно было и к лучшему: у нас, новичков, они периодически цеплялись друг за друга, если оба гребущих сидели рядом).

Любава Лазарева

тендерный специалист

— Поплыла в первый раз, потому что захотелось узнать что-то интересное. Офисная работа предполагает, что ты сидишь 8 часов с перерывом на обед, то есть двигаешься только один час: с двенадцати до часа. Все остальное время ты решаешь какие-то проблемы, пялишься в монитор и, в общем, ничего интересного.

А здесь совершенно другая обстановка: здесь река, здесь воздух. Первые впечатления — что не так просто это, как оказалось. Представлялось, что люди просто садятся и плывут куда-то. Нет…Тут техника, усилия нужно прилагать.

Усилия пришлось приложить и мне после того, как, плотно поев, мы вернулись на наше «судно». Единственным препятствием на оставшемся пути была неопытность. Вырвавшись вперед за счет того, что мы одни из первых отчалили, поначалу лидерство было за нами. Но недолго. Спустя несколько минут руки стали тяжелеть будто после хорошего тренажера для мышц спины. С каждым движением желание использовать собственный вес при «отталкивании» от воды росло. Так, постепенно мы потеряли из виду остальных. Собрав на своем пути еще добрую порцию коряг, заплыв в прибрежную траву, выслушав лай собаки, недовольно наблюдавшей за нашими колыханиями, мы вышли на финишную прямую. К тому моменту река, отражавшая смеркавшееся небо, в моих заляпанных очках слилась с окружающим ландшафтом. К порогам у пляжа «Здоровье» мы приплыли последними, изрядно вымотанными, но счастливыми. Позади 20 километров Сейма…

фото: Сергей Долгополов, Алексей Чубаров, Валерия Полянская, Виктория Носова, Любава Лазарева

Смотрите также

САМ СЕБЕ ТУРОПЕРАТОР

Вольный путешественник Алексей Пищулин рассказал «Морсу», почему обходит стороной турагентства, не следит за курсом ...

Флорист_фото

Тетушка Фло-Фло: я не любитель роз в целлофане

Полина Солодовникова рассказала «Морсу» о том, какими букетами можно удивить.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: