Журналист Анна Скрипка — о разнице менталитетов соседей: «комплексе курянина» и «характере белгородца»

Что за феномен «Белгородское государство»?.. Там живет мистер Пропер? Четко, как по линейке, на границе наших регионов пространство преображается: стволы деревьев побелены, кустарник выкошен, чистота, асфальтное покрытие как зеркало, дорожная разметка идеальна… И в глубине души мы из своего «курятника» (простите, мы любим свой город) завидуем этим «белым людям». Среди их ухоженных зданий и чистоты воздух кажется другим и дышится иначе. В чем секрет разницы городов всего в 130 километрах друг от друга?

Порассуждать об этом мы попросили журналиста Анну Скрипку. Она шесть лет работает собственным корреспондентом «Российской газеты» по Курской и Белгородской областям. В служебных командировках она побывала почти во всех регионах Центральной России. Родилась в Белгороде, но в Курске бывает как минимум один раз в неделю: в рабочих поездках много общается, посещает мероприятия, ночует в гостиницах, в свободное время организует себе досуг. Так что о том, какие мы разные — жители отдельных областей — может заявлять по своим наблюдениям с полным правом.

Анна Скрипка,
собственный корреспондент «Российской газеты»

— Расскажи, как произошло твое знакомство с нашим городом?

— В Курск я попала в жуткий снегопад в декабре 2012 года. Снег не чистил никто. У меня был шок. Дорожникам пришлось привлекать военных, чтобы вытаскивать трамваи из сугробов, и я думала, что это какая-то фантастика. Но! По колено в снегу я шла по Ленина, и вдруг возле ЦУМа слышу саундтрек из «Амели», и печеньем пахнет. Все. Я поняла, что я этот город люблю.

— А в вашем «идеальном мире» нет сугробов даже во время снегопадов?

— Я как-то привыкла к тому, что в Белгороде намного меньше снега на улицах. Как только он выпадает, с ним сразу же начинают бороться. Повсюду на дорогах появляются снегоуборочные машины — КДМки (комбинированные дорожные машины). Наш бывший мэр — дорожник, для него всегда было делом чести держать городские дороги в идеальном состоянии. Сейчас в Белгороде из-за снега частично обрушилась крыша, и это нонсенс, все испугались, забегали. Но в Курске ситуация с сосульками и снегом на кровлях возведена в ранг ЧС.

— Ты тоже, как и многие приезжие, считаешь, что люди в Курске не любят работать и в большинстве своем мы ленивы?

— Нет, в Курске живут трудяги. Только я все время думаю: «Когда же куряне научатся себя любить?!» Я называю это «комплексом курянина». Вы чересчур терпеливы, с пессимизмом принимаете перемены. В ваших людях, пожалуй, есть черта, недопустимая для белгородцев: соглашаться на меньшее. Не получается что-то, и так сойдет! В идеале же нужно мечтать, превращать мечты в цели, реализовывать их, а потом ставить сверхцели.

Жители Белгородской области все время стремятся к большему. Чего мы только не производим… Ну, например, мы на первом месте по производству мяса — 1,7 миллиона тонн мяса в год, численность населения области — 1,5 миллиона. То есть на каждого жителя области приходится больше тонны мяса в год. Мы — «Мясная столица» — кормим всю страну. Но нам этого мало, мы стали экспортировать.

Прислушалась я как-то в автобусе к разговору работников птицефабрики. Один другому: «Да ладно, все эти проблемы-мелочи, ты только представь: наше мясо скоро будут есть в Арабских Эмиратах, вот круто!» А это я называю «характером белгородца».
Это как в притче: на вопрос, что делаешь, один отвечает «Камни таскаю», а второй — «Храм строю». В Белгороде каждый строит храм.

— Наверное, это определено прогрессивными принципами работы властей, а белгородцы научились соответствовать?

— Я убеждена, что сами люди отвечают за свой город. Я родилась в поселке Ракитное в 65 километрах от Белгорода, там и сейчас живут мои родители. Как-то друзьям из Курска посоветовала заехать в свою «деревню», как я называю поселок, по дороге с моря. В ответ услышала восторги и запрет называть Ракитное деревней. У нас бьют фонтаны, повсюду розы, работает ФОК с бассейном, кинотеатр, ледовый дворец, а иллюминация на новый год — Лос-Анджелес отдыхает! Восстановленный ракитянский дворцовый комплекс князей Юсуповых превратили в центр туризма, и теперь полюбоваться сохраненным наследием приезжают со всей страны. А в нашем райцентре всего 10 тысяч жителей. Но это все делают люди! Построить можно, но за всем нужно следить. На улице чисто, потому что наши поддерживают порядок, и красивые клумбы — тоже их рук дело.

— Белгородская область — это в целом территория поддержки села и частного домостроения…

— Да, если ты не строишь дом, то с тобой что-то не так. Бери участок, покупай стройматериалы, строй, не отставай, для тебя созданы все условия! Население региона рассредоточено по районам. Если ты живешь в райцентре или селе, гарантированно получишь возможность устроить ребенка в современные детский сад или школу, работы полно, захочешь заниматься спортом — там живут квалифицированные фитнес-инструкторы и тренеры по плаванию, повсюду ФОКи. Современные супермаркеты, любые виды досуга. У нас нет понятия «вымирающая деревня», наши села живут, они все крепкие и густонаселенные. Поселиться километров за 60 от Белгорода — это нормально для молодых семей, даже при условии работы в областном центре.

Но и в Курской области заметны перемены к лучшему. Ну вот вам пример: мой Ракитянский район соседствует с Беловским районом — между ними 35 километров. Их площадь примерно равна, около 900 квадратных километров, а численность населения в первом — 35 тысяч, а во втором — 15 тысяч. Я недавно побывала в Белой и была приятно удивлена. Наконец-то, деревья побелены, повсюду чистота. С надеждой думаю, что цивилизация и прогрессивное сознание дойдет и туда!

— Но от областного центра расстояния разные: в нашем случае около 120 км, а в вашем — в половину меньше.

— Фактор значительный, но не определяющий в случае с Белгородской областью.

— В Белгороде раньше, чем в Курске появились разные милые кафе, воркаут-площадки. Теперь это, к счастью, тоже есть и у нас, можно много вспомнить ваших прогрессивных идей, а что нового у вас на этот момент?

— Развитие форм досуга — одна из ведущих идей руководства нашего региона. Дом-работа, должно быть третье место, где каждому человеку комфортно проводить время. У нас теперь, как ни странно, популярны библиотеки. Приятная обстановка, красивая мебель — сюда днем приходят работать за компьютером люди разных профессий, назначают свои индивидуальные уроки учителя. И невольно видят расписание библиотечных мероприятий, таким образом, становясь их гостями. У вас и правда много милых кафешек, люди в них ходят, и это приятно — разительный контраст с шестилетней давностью, когда Курск вымирал вечерами.

— О лени курян поговорили и немного этот миф развеяли. А что с нашим хамством, такой ли уж это миф?

— Куряне не замечают, а я вижу, как у вас все меняется, и за шесть лет моей работы здесь перемены существенны. На меня уже не смотрят в маршрутке квадратными глазами, когда я прошу: «Будьте добры, остановите на следующей остановке, пожалуйста». Раньше получала в ответ что-то типа: «Откуда ты у нас такая культурная взялась?» А теперь все чаще слышу вежливые обращения к окружающим. В Курске намного чаще стали благодарить друг друга. Наконец-то, становится нормой у продавцов, официантов, ресепшионистов здороваться при появлении посетителей и вообще быть доброжелательными.

В Белгороде, как в Европе, с незапамятных времен улыбаются и повсюду слышится «Хорошего дня», «Счастливой поездки», «Благодарю вас», «Если вас не затруднит»… «Качество жизни определяется качеством человеческих отношений», — сказал как-то губернатор Савченко в своем выступлении, и это тут же растиражировали. Это о добром отношении между людьми.

— А гэкают ли у вас? По-научному это называется «г-фрикативное».

— Разочарую — это совсем не исключительно курское. Гэкают везде! На это я могу ответить: «Я белгородка и этим горжусь» (произносит с характерным звуком). Где бы я ни была в центральной части России, везде слышу типичную «мову» — соседство с Украиной дает о себе знать.

— А есть ли у нас, курян, именно наши речевые особенности?

— Я как-то приезжаю домой в Белгород. Звоню приятелю и говорю: «Ну чо, какие дела?», а в ответ слышу шутку: «Я помню, откуда ты приехала, но вспоминай, куда». «Какие дела?» — вот это ваше, фирменное!

— Наш губернатор недавно раскритиковал работу общественного транспорта. Я живу на Клыкова и часов в восемь вечера уже уезжаю оттуда с трудом… Как с этим у вас?

— А я живу в километре от городской черты — поселке Разумном, входящим в так называемую «белгородскую агломерацию» (скопление населенных пунктов, объединенных транспортными, промышленными и культурными связями, где проживает треть всех белгородцев). Тут тоже бассейн, ФОК, современные школы… Автобусы ходят по расписанию, и проблем с перебоями в транспорте нет вообще.

Кстати, у нас давно упразднены маловместительные маршрутки типа Фордов и Газелей, на мой взгляд, в них вообще нет смысла, они вмещают всего два десятка человек, и никакая частота их движения не закроет потребности пассажиропотока. Я знаю, что пусть стоя, но гарантированно уеду вовремя со своей остановки.

Стоит проезд у нас дороже — 20 рублей, а по системе учета пассажиров ситуация не совсем прозрачная: есть и безналичный расчет через карту, и оплата живыми деньгами.

— Пожалуй, транспорт много говорит о городе, это как сосуды разносят кровь по организму, видишь, насколько он здоров…

— Не перестаю удивляться курским маршрутчикам: у вас ездить можно как хочется и останавливать там, где душе угодно. «И что? Здесь можно прям выходить?» — на свои вопросы я непременно получаю все то же: «Ну что ж ты культурная такая…» Или, например, только сегодня наблюдала, как водитель остановил в очень неудобном месте перед остановкой, за ограждением, и бабулька, еле протиснувшись в образовавшуюся щель, была счастлива от того, что вообще попала внутрь маршрутки!
В Липецке творится то же самое. Еду я как-то в местном автобусе, а дорогу ремонтируют. Водитель — в объезд по бордюрам, скорость дикая, не на всех остановках тормозит, сумасшедшие пробки, бабульки по салону летают, водитель курит, весь дым в салон. А все спокойно так уткнулись в смартфоны. Одна я глаза выпучила и молюсь: как бы доехать.

А в Белгороде был другой случай. Еду к себе в пригород на нелегальном изрядно разбитом автобусе (да, такое есть у нас, и побороть нелегалов получается с трудом). Водителю делают замечание: не курите! А потом он останавливает у «Мегагринна» — там всегда много пассажиров заходит — и ждет-ждет-ждет… Народ нервничает: «А как насчет расписания? Почему вы нам грубите? А мы сейчас позвоним… Мы за это еще и платить должны?» Человек восемь вышло. Я выскочила с ними, как только поняла, где я!

— «Мы не жалуемся и не возмущаемся, мы действуем и добиваемся успеха»…

— Ну да, еще одна растиражированная фраза белгородского губернатора, которая стала девизом всей области.

— И все же, есть у вашего региона огромные недостатки: высокие цены на недвижимость, доходящие до уровня московских, да и в магазинах цены повыше наших, низкие зарплаты, кумовство — такое, что Курск рядом не стоял…

— Да, и еще масса других проблем, о которых люди очень много говорят. И то, что приезжим сложно адаптироваться, я тоже часто слышу. У нас как во французском королевстве — все друг про друга всё знают, и на каждого есть свое досье. Не любят тех, кто приходит в наш монастырь со своим уставом, ну что ж, нужно соответствовать, других вариантов нет.

— Принцип успешности как будто заложен даже в белгородском гербе: лев, а над ним парящий орел. Достался он вам по наследству от белгородского пехотного полка, проявившего себя в Полтавской битве… Бегущий лев — символ Швеции, орел — символ России. Правда, вместо орла раньше был петух, и это забавно…

— Ты знаешь, когда я впервые увидела герб Курской области, я интерпретировала это послание от предков по-своему: курская земля — изобильная, здесь такая редкая птица, мясо которой считается деликатесом, водилась в большом количестве. И опять я подумала — какой потенциал у региона! Но чтобы его проявить, курянам нужно себя по-настоящему полюбить!


Смотрите также

В Курск привезли первый электробус. Стоит ли радоваться?

На портале nash-ostrov.ru в начале января вышла публикация об обновленном городском транспорте. Авторы Андрей ...

«Ревитализация центральной части города Курска». Проект архитектора Ксении Деевой

Главная задача — создать нужные городу пространства, главный метод — соучаствующее проектирование

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: