История

Как появлялись новые улицы в Курске и кто придумывал их названия

В Москве есть Курский вокзал, станция метро Курская, площадь Курского вокзала и Курская улица. По Курским улицам, переулкам и проспектам можно пройти в Санкт-Петербурге, Челябинске, Севастополе, Владикавказе, Луганске, Донецке, Черновцах, Одессе, Алма-Ате и многих других городах. А что мы знаем о названиях улиц Курска?

Топонимы рождаются, эволюционируют, иногда исчезают вместе с объектом, и невозможно определить, что появилось раньше — место или название. При этом все топонимы делятся на официальные, утвержденные, и неофициальные — народные. Иногда народные названия более популярны и известны, чем официальные, так получилось, например, с Парком им. 50-летия ВЛКСМ, более известным как Боевка. Помню, как на остановке незнакомая бабушка спросила: «Куда едет маршрутка Ка три тэ три?», и я знал правильный ответ, и где расположился Колобок тоже, знал, а жил я тогда на Кармарса. Город рос, менялся, а названия проспектов, переулков, тупиков хранят легенды и определяют сознание.

До середины восьмидесятых годов XVIII века улиц в привычном понимании в Курске не было. Город представлял собой крепость и посад. Для того чтобы расселить служащих крепости отводились участки – слободы, которые тогда были административно независимы от Курска. Они делились на городские: Подъяческая, Разсыльная, Монастырская, Новая Мещанская, Солдатская, Литовская, Черкасская (Малороссийская), Ендовищенская и пригородные: Казацкая, Пушкарская, Стрелецкая, Ямская, Очаковская, Кожевенная, Глинище. Потом их жителей перевели в податный статус городского населения, а отдельные именования слобод дали названия улицам.

В августе 1781 года случился пожар, продолжавшийся несколько дней и уничтоживший значительную часть города. Но, как говорится, не было бы счастья да несчастье помогло. Уже в следующем году Комиссия каменного строения Санкт-Петербурга и Москвы под руководством градостроителя Ивана Лема разработала «План губернскому городу Курску», утвержденный императрицей Екатериной II. Структура плана, упорядоченная на бумаге, требовала доработки и незначительных изменений. Последующие предложения курских губернаторов Прозоровского, Клички, Дебалмена, Беклешова, внесённые в планировку города, приблизили схему к реалиям. На оригинале плана нет названий улиц, они появятся на более поздних копиях.

Из архивных документов известно, что генерал-губернатор Курско-Орловского наместничества Александр Прозоровский в 1783 году внёс предложения курскому наместническому правлению относительно перепланировки. Они были оформлены в виде специальной приписки, и здесь можно увидеть знакомые названия:
«… — Улицу Гостиную для свободного, около церкви Фроловской, проезда опустить ниже;
— Улицу Луговую, в рассуждении положения её по косогору, поднять выше и провести от Троицкой нижней площади под знаком и назвать Троицкою;
— Луговую же улицу вновь положить;
— Сергиевскую улицу продолжить через деревянные кварталы до Мирной;
— Мясницкую улицу продолжить до Садовой;
— Место на Большой Московской улице, где ныне озеро Глинище, по неспособности онаго и по неимению в нём воды, зарыть, а место отдать для постройки вновь желающим»

Достоверно неизвестно, кто и как придумал названия улиц. Краевед Фёдор Лаппо предполагал, что автором первых наименований был губернский землемер Иван Башилов, а историк Владимир Степанов считал, что в номинации улиц участвовал генерал-губернатор Александр Прозоровский.

Названия улиц соответствовали их назначению и историческим событиям. Отражали род занятий жителей (Нижняя Кузнецкая, Сыромятная, Кожевенная), особенности рельефа (Луговая, Крутой Лог, Бугорская), сословность (Дворянская, Мещанская), названия храмов поблизости (Флоровская, Сергиевская, Старая Преображенская), фамилии купцов (Слядневская, Чикинская, Первышевская), а две центральные улицы названы по направлению дорог и городов, в которые вели эти дороги.

Иногда топонимы выдают себя за тех, кем не являются. Краевед Владимир Степанов пишет, что на стыке улиц Энгельса и Моковской через ручей был переброшен железный мост, именуемый «Чертов мост». Он не имел никакого отношения к нечистой силе, а назывался так потому, что здесь проходила городская черта.

Похожая история приключилась с улицей Александра Невского. Проложенная по генплану 1782 года, она именовалась Генеральная, но не в честь генерала, а потому что «около Кура была проведена генеральная межа, отделявшая северо-восточную часть города от юго-западной». В 1918 году улицу переименовали в честь партийного деятеля Владимира Невского, но он был репрессирован, и улица стала называться Колхозной, а в 1999 году получила нынешнее название в ознаменование значительного вклада курян-кавалеров ордена Александра Невского в дело защиты Отечества и в целях увековечения памяти русского полководца.

Или вот парк Героев Гражданской войны, более известный как Бородино. До революции это место именовалось Подвальная площадь, потому как здесь находились винные подвалы купца Бырдина, а народное название, закрепившееся позже за парком «Бородино поле», не имеет отношения к Отечественной войне 1812 года, являясь искажением фамилии.

В середине XIX века в восточной части Первомайского парка возникла площадка, на которой торговали «с большой массы возов со всей губернии в самом центре Курска», за что куряне метко прозвали её Навозной, хотя позже площадь переименовали в Базарную. До революции в городе сохранялся Навозный переулок который впоследствии вошёл в состав улицы Урицкого. Интересно возникновение Мучной площади. Сейчас это часть территории Центрального рынка, а в начале прошлого века здесь располагалось «много лавочек с печеным хлебом и съестными припасами», возможно поэтому площадь называли Обжорным рядом.

В «Путеводителе по городу Курску» 1904 г. Анатолий Танков пишет:
«Из улиц, замечательных в том или другом отношении, можно отметить следующие:

Луговая (с 1936 года Верхняя Луговая), получила свое название от бывшего здесь луга, на котором пасли скот. В конце XVIII века эта местность была заливаема весеннею водой из ручья Кура и здесь не хотели селиться обыватели, и не брали отводимых им усадеб.
Литовская получила свое название, по преданию, от того, что в этой местности, при нападении на Курск, останавливались литовцы своим станом. Предание подтверждается тем, что, как видно из летописи, литовцы несколько раз отсюда бросались на Троицкий монастырь (теперь храм) и разоряли его.
Пастуховская (с 1965 года ул. Белинского), по этой улице гнали городской скот на луг.
Воротняя (с 1967 года ул. Павлуновского), получила свое название от Херсонских ворот.
Черкасская (с 1918 года ул. Чернышевского), находится в той местности, где была Малороссийская слобода».

Ул. Дзержинского, перекрёсток с ул. Воротней (Павлуновского), 60-е годы.

Как-то в Курске побывал Булат Окуджава. Его спросили, как ему город? Известный бард ответил: «Город с историей не может не понравиться. Знаете, я бывал во многих городах и только в вашем встретил улицу с таким удивительно милым названием — Золотая». Эта улица проложенная в соответствии с первым генеральным планом города никогда не переименовывалась, что можно также сказать о Садовой и Мирной. Существует занятная история возникновения названия. По одной из легенд после кулачных боёв на льду реки Тускари, когда жители слобод и горожане сходились стенка на стенку после драки все направлялись в кабаки на ближайшей улице, где происходило примирение. Отсюда название — Мирная.

Среди других проложенных в соответствии с первым генпланом улица Чумаковская, которая также никогда не переименовывалась. По одной из версий название происходит от фамилии купца Чумакова. По другой, здесь проживали чумаки — крестьянине, возившие на волах в Крым и на Дон хлеб и привозившие оттуда для продажи соль и рыбу.

Говорят, что нигде в России не встретишь улицу с многозначительным названием Ендовищенская. Возможно оно происходит от слова «ендовище» — впалая поляна, ямина — и отражает особенности рельефа. По иной версии от слова «ендова» — древнерусский сосуд для подачи хмельных напитков.

А вот улица Рассыльная получила наименование от должности, существовавшей государственных учреждениях XVII в. Рассыльщики исполняли службу по доставке документов. Названия некоторых улиц указывают на границы. Например, Раздельная (Малых) отделяла Стрелецкую слободу, Межевая Пушкарную, Валовая (Кольцова) была крайней частью города, сохранилась Красная линия.

Особенностью местности, мимо которой не пройдешь, являются холмы. Историк Анатолий Танков в «Путеводителе по городу Курску» 1904 г. пишет:

«Проложенные на скатах холмов городские улицы имеют во многих местах очень крутые подъемы и спуски, так что проезд в город почти везде производится в гору. Особенно крута покатость холмов, обращенная к Тускари. Здесь некоторые улицы представляют пересеченные поверхности, а дворы обывательских домов расположены на обвалах и рытвинах. С Тускари можно видеть картину налепленных, как птичьи гнезда, по кручам и уступам строений. Некоторые из них поставлены на высоких столбах и — что особенно любопытно — здесь есть дворы, поверхность которых представляет досчатые полы, укрепленные над обрывами на подпорках. Чтобы попасть с улицы в некоторые дворы, приходится идти по длинным деревянным лестницам. Отлогости холмов носят название гор, например, Котова гора, Гнучева, Фелимонова…»

Сколько же гор в Курске? Улиц с таким названием несколько — Котова, Лысая, Чулкова. У некоторых из них было неофициальное обозначение, как Косая (Апалькова), Монастырская, Гнучева, Филимонова гора. Другие переименованы, как Ямская, Белая, а ведь есть ещё Полугора и Цыганский бугор.

«Мы всё время думаем об именах. Называем, меняем, возвращаем. Уже три века в моде нейминг и ребрендинг. Топонимическое беспокойство — наша интересная черта. Английские ученые пятьсот лет трудятся в Бычьем броде, немцы живут в Свином броде, но Оксфорд и Швайбург не переименовывают. А в России время от времени просыпается детское недовольство собой, которое выражается в первую очередь топонимические. Ведь сменить имя проще, чем измениться».

Сергей Никитин «Страна имён»

В ноябре 1918 года массовым переименованием улиц город отметил первую годовщину революции. Тогда в Курске прописались Карл Маркс (Шоссейная) и Карл Либкнехт (Архангельская), французский революционер Жан Жорес, именем которого назвали улицу Чистую, впоследствии переименованную в честь советского революционера Сергея Кирова, Марата (Гостиная) и другие. Улица Троицкая получила название в честь лидера социал-демократической партии Австрии Фридриха Адлера, но в 1932 году переименована в Пионеров.

Занятная метаморфоза приключилась с Верхней Троицкой улицей. Проложенная в соответствии с первым генпланом, впоследствии переименована в Троицкий переулок. После революции была названа именем представителя германского рабочего движения Августа Бебеля, а в 2005 году улицу переименовали в честь святого Серафима Саровского.

Использовались фамилии и русских революционеров, причём разных лет: Софьи Перовской (Старопреображенская) и Анны Аристарховой (3-я Сергиевская), Подвойского (Скобелевская) и Павлуновского (Воротняя), а бывшая 2-я Сергиевская стала Володарского. Улица Суворовская первоначально называлась Солдатской, но в 1918 её переименовали в честь революционера Рошаля, а в годы войны вернули прежнее название в память о великом полководце. Бывшая Боярская до 1905 г., именуемая 2-я Мещанская получила новое название в честь Стеньки Разина, а именем террориста, совершившего взрыв в Зимнем дворце, Халтурина назвали Авраамовскую. Тогда же появилась улица Большевиков (Покровская) и Красной Армии (Ново-Преображенская). Сохранились в названиях имена красных командиров Чапаева и Фрунзе, а были ещё Будённовская и Ворошиловская, теперь это Чайковского и Дубровинского.

Интересна история происхождения названия улицы Свободная (бывшая Смирительная). В 1785 году в слободе Лобановка был построен острог, поэтому до первой половины XIX века улица называлась Острожной, но после революции получила новое название — антоним прежнего. Кстати, Свободная располагается между улицей Лобановка и Сторожевой.

Переименования в первые годы советской власти отражали пропагандистский характер, отвечая политической конъюнктуре. Иногда первоначальное имя после нескольких переименований возвращалось. Например, 1-ую Пушкарную в 1925 году переименовали в Верхнюю Садовую, спустя десять лет в Колхозную сл. Пушкарная, а в 1940 году утвердили первоначальное наименование. При этом в 1925-1935 годы участок улицы от Красный Октябрь до Димитрова назывался Путь к социализму.

Улица Ломоносова, проложенная в соответствии с генеральным планом города 1782, первоначально называлась 2-я Мещанская. В 1911 году ее переименовали в Ломоносовскую, а в 1918  — в Свободных граждан. Вот так мещане стали свободными гражданами, но после Отечественной войны улице вернули прежнее название — Ломоносова.

Улица Золотаревская получила название от фамилии, проживавшего здесь купца. Есть версия, что название происходит от слова золотари, так в просторечии называли тех кто занимался очисткой уборных и вывозом нечистот. В 1934 году улица была переименована в Октябрьскую, а позже получила имя одного из организаторов массовых репрессий Николая Ежова. После ареста и расстрела наркома внутренних дел улице вернули прежнее название, а в 1965 году снова переименовали, теперь в честь детского писателя, уроженца Льгова Аркадия Гайдара. Воистину здесь дышит почва и судьба.

Похожая история приключилась с бывшей Херсонской, которую в годовщину Октября переименовали в честь Льва Троцкого. В 1927 году Лев Давидович снят со всех постов и отправлен в ссылку. Поэтому через год улицу переименовали в честь другого наркома Феликса Дзержинского, который будучи в Курске останавливался в расположенной здесь гостинице. После XX съезда КПСС, на котором Никита Хрущёв выступил с осуждением культа личности Сталина, улица с таким названием не могла оставаться. Её и переименовали в 1962 году. Теперь это 2-я Восточная в Железнодорожном округе. Расположенная неподалёку улица Пролетарская через три года получит своё нынешнее название в честь вождя мирового пролетариата и будет называться по-простому — Ильича. Так в Курске есть две улицы поименованные в честь одного человека — Ленина и Ильича.

«…Поскольку топонимика — очень важная часть городского культурного ландшафта, то и отношение к ней должно быть в культурном разрезе, а не в политическом. А противоположность этому — известный подход, который долгие годы культивировался в XX веке: топонимика — стенгазета с фотографиями героев, передовиков производства. И одинаковые стенды с этой стенгазетой могут стоять в любой точке нашей Родины. В любом городе или деревне вы могли видеть такой стенд: сначала — Киров, Дзержинский…. Если название висит на каждом доме, оно всё время на глазах, — это наглядная агитация и пропаганда. И, к сожалению, эта пропаганда в глазах граждан полностью вытеснила культурную составляющую топонимики, которая, на мой взгляд, определяется ещё и разнообразием. Ценность названия состоит в том числе в его привязке к какой-то местной среде, культурным особенностям и реалиям. Пусть это название даже и не совсем уникальное — оно может быть ценным (допустим, „Невский проспект“ — уникальное название, „Садовая улица“ — шаблонное, как и „проспект Ленина“, но у него есть контекст, история, привязка, поэтому оно представляет ценность)».

 Андрей Рыжков — петербургский краевед, редактор реестра названий объектов городской среды

Следующая волна переименований началась в тридцатые годы прошлого века в связи с изменением границ. В городскую черту вошли пригородные слободы: Ямская, Казацкая, Пушкарная и Стрелецкая. Это привело к появлению одноимённых улиц, что было крайне неудобным. В Стрелецкой слободе бывшая Ленина стала 1 Стрелецкой, бывшая Дзержинского — 2 Стрелецкой, Кагановича — 3 Стрелецкой, бывшая К. Маркса — 4 Стрелецкой, а Дзержинского слободы Ямской стала именоваться ВЧК.

В 1940 году горисполком утвердил перечень улиц, ликвидировавший дублирующие наименования в разных районах города, а также двоякие наименования. Также этот период характеризуется переименованием неблагозвучных названий. Исчезли названия Выгонная, Кладбищенская, Цыганская на ямах, Пастуховская улица.

«Мы живём среди имён. Географические названия — топонимы — экономят наше время в диалоге. Но, помимо главной функции — обозначения, в каждом топониме — ритм и эстетика своего времени, его надежды и амбиции. Чтение карты и сопоставление её с реальными объектами иной раз доставит удовольствие поэтической гармонией, а в другой наскучит или рассмешит. Как в случае искусства или кулинарии, дело в подготовленности восприятия и чувстве голода. Прогулка по картам — старым и новым — это восстановление смыслов разных эпох. Моды, войны, люди, производство».

  Сергей Никитин «Страна имён»

Некоторые улицы сменили названия после Великой Отечественной войны, увековечив имена земляков — героев: Кати Зеленко (Весёлая), Ломакина (переулок К. Маркса), Крюкова (5-й Промышленный переулок), Блинова (Скорняковский проезд), Сонина (Верхняя Набережная). Позже часть новообразованных улиц также были названы в честь героев войн и локальных конфликтов. Приметой времени стало именование улиц в честь уроженцев Курска. Так улица Уфимцева, получившая нынешнее название семьдесят лет назад в честь знаменитого изобретателя, первоначально называлась Первышевской по фамилии купца и мецената Карпа Первышева.

В годы перестройки некоторым переименованным улицам вернули исторические названия. Новым чаще давали нейтральные имена. Теперь любой желающий может «пройтись по Абрикосовой, свернуть на Виноградную и на Тенистой улице постоять в тени», правда расположены они в разных частях Курска.

Некоторые улицы напоминают о советских праздниках, например Первомайская или 8 Марта. Другие о несохранившихся объектах: например, Воротний переулок о Херсонских воротах, а Беговая о ипподроме. А Дмитриевская, Обоянская, Фатежская, Хомутовская подчеркивают статус областного центра. 

За планы города спасибо сайту Курск дореволюционный. Карты и схемы  

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: