Дом Гладковых: хозяева, знаменитые гости, легенды и парадоксы

Странно слышать разговоры о том, что в городе слишком много торговых центров, рынков и магазинов, ведь Курск — купеческий город, как и Рыльск или Льгов, например. Курский край можно смело назвать южными торговыми воротами России, а Курская Коренская ярмарка числилась среди трех самых видных, вместе с Нижегородской и Уральской. Ее торговые обороты во второй половине ХIХ столетия достигали 7 миллионов рублей.

Согласно Торговому уставу 1857 года, купцы 1-й гильдии составляли особый класс почетных людей в государстве. Они имели право приезжать к императорскому двору, носить шпагу или саблю с русской одеждой, носить мундир своей губернии. Мундир Курской губернии был из «гарнитура пунцового цвета с обшлагами и воротниками голубого цвета». За особенно важные заслуги купцы удостаивались по воле царя наград и чинов, они могли получить не только личное или потомственное дворянство, но и потомственное почетное гражданство. Представители этой категории населения освобождались от телесных наказаний, могли ездить по городу в карете парой и четверней, иметь загородные дворы и сады, заводить и содержать фабрики, заводы, морские и речные суда. К лицам купеческого звания полагалось обращение «Ваше степенство».


В Курске особо выделяется древний купеческий род Гладковых, который ещё в первой половине XIX в. попал в привилегированное сословие потомственных почётных граждан. Гладковы вели оптовую торговлю в основном пушным товаром, при этом имели собственное производство по пошиву одежды, торговые лавки в гостином, сапожном и овощном ряду на Московской улице (Ленина). Дома Гладковых — каменные двухэтажные особняки с торговыми лавками — располагались на перекрёстке Троицкого переулка (ул. Бебеля) и Сергиевской (ул. М. Горького), в начале Знаменской (ул. Луначарского), а также на углу перекрёстка Б. Московской (ул. Ленина) и Чистой (ул. Кирова).

В Малой Курской энциклопедии есть сведения о десяти Гладковых. На схеме указано вероятное родство членов семьи:

Род Гладковых уходит в глубину веков и прославился многими именами. Глава рода, купец 2-й гильдии Василий Андреевич Гладков (ок.1766-1822) в период Отечественной войны 1812 года был городским головой. И хотя военные действия не затронули территории Курской губернии, наши земляки не остались безучастными. Курский голова, как человек деловой и энергичный, в сжатые сроки сумел организовать сбор и бесперебойные поставки русским войскам теплой одежды и обуви, медикаментов, продовольствия, фуража. Велся сбор добровольных пожертвований: от курян поступило около 2 миллионов рублей из 57 миллионов, собранных по всей стране.

Кроме материальной помощи, Кутузову был доставлен список с иконы Божией Матери «Знамение» Курской Коренной. Это был символический подарок. По преданию, эта икона в 1612 году спасла курскую крепость от захвата польскими войсками, а в 1709 году перед Полтавской битвой заезжали помолиться перед образом Петр I вместе с графом Шереметевым.

18 октября 1812 года фельдмаршал Кутузов отправил благодарственное письмо всему курскому купечеству и мещанству в котором писал: «Имеете вы право называться достойными сынами Отечества». После победы Михаил Илларионович ходатайствовал о награждении золотой медалью «За полезное» на голубой Андреевской ленте купца Василия Гладкова, отличившегося «усердием к общему благу и любовию к отечеству». Такую же награду получил и мещанин Никита Сибилев, сопровождавший обозы в армию.

Занимаясь общественной деятельностью, Гладковы также несли службу в городском управлении, иногда в ущерб развитию собственного дела. Так, Пётр Петрович (ок. 1793 — 2-я пол. XIX) и Иван Васильевич (ок. 1795 — 2-я пол. XIX) занимали должность городского головы Курска, при этом один вел торговлю «разным мануфактурным мастерством», а второй имел лавки в гостином, сапожном и овощном рядах, а при доме держал бондарню.

На Никитском кладбище сохранилась могила потомственной почётной гражданки города Курска купчихи второй гильдии Анны Фёдоровны Гладковой. Гладкова владела  домами на Московской улице (ул. Ленина) и сдавала их в аренду торговым фирмам. Сама купчиха торговала пушниной. На надгробии — удивительная надпись: «Скончалась 31 февраля 1851 года». Есть версия, что такую ошибку сделали нарочно — купцы и жили громко, и после смерти тоже хотели привлекать внимание. Рядом с Гладковой — могила ее сына Антона Гладкова. Здесь тоже нумерологическая интересность — умер он в возрасте 27 лет 27 апреля 1827 года.

Купец Николай Васильевич Гладков (Неизв. — 1904) был гласным первой городской управы. Как и знаменитые предки, он тоже занимался благотворительностью — являлся попечителем 3-го мужского приходского городского училища, входил в состав попечительского совета 2-й женской гимназии. Будучи почётным блюстителем хозяйственной части Курского женского епархиального училища, пожертвовал училищу смежную с ним усадьбу с садом. Являлся пожизненным членом братства во имя преподобного Феодосия Печерского.

Купчиха 1 гильдии Анна Ивановна Гладкова (1826 — 1901), жена Павла Петровича, например, подарила Коренной пустыни земельный участок при деревне Должанке площадью более 105 десятин (около 115 гектаров). Через два года та же обитель получила водяную мукомольную мельницу при селе Никольском Курского уезда с усадебной землей в размере 9,5 десятины. 6000 рублей Анна Ивановна израсходовала на Ильинский храм и его хор, а рядом с храмом построила доходный дом, средства от аренды жилья в котором принадлежали храму. Анна Ивановна являлась попечительницей и 2-й женской гимназии.

В 1900 году Анна Ивановна предоставила средства для строительства инфекционной больницы на 25 мест (больница Семашко) и содержания её в течение первого года работы. После подробного ознакомления с проектом согласилась выделить 30000 руб. Городская управа присвоила больнице имя Анны Ивановны Гладковой и обратилась к Ивану Павловичу с просьбой установить в здании её портрет и принять на себя звание пожизненного Почётного попечителя.

Братья Иван и Николай Павловичи продолжили благотворительную деятельность матери, ежегодно жертвуя на содержание больницы по 5000 рублей. А в 1910 году они истратили 10000 рублей на ремонт Ильинского храма. Это были огромные деньги. Церковь была оштукатурена, покрашена масляной краской, внутреннюю роспись храма исполнил придворный поставщик Епанчиков.


Ильинский храм

Жили Гладковы в доме на углу Сергиевской и Троицкой (Горького и Саровского). Сегодня здесь размещается медицинское училище, и его адрес: Горького 15. Он был большим и нарядным, под стать самим хозяевам. До революции на Сергиевской проживало много зажиточных горожан, а улица застраивалась небольшими домами. В начале улицы шумели базары, далее встречались трактиры, гостиницы, театр, здесь же размещалась редакция газеты «Курский листок».

«Он и сегодня заставляет замедлить шаг, чтобы внимательно всмотреться в его архитектурные украшения, богатую, но стертую временем лепнину, в чудом сохранившийся у въездных ворот глубоко врытый в землю гранитный столб, охранявший каменную арку ворот от колес конных экипажей. Пожалуй, это лучший купеческий дом, сохранившийся до сих пор в Курске».

– из книги историка Владимира Степанова


В доме Николая Васильевича несколько месяцев работала прислугой будущая прославленная певица Надежда Плевицкая. В автобиографической книге «Дёжкин карагод», изданной в Берлине в 1925 году, Плевицкая вспоминала о своём детстве, Курске и доме Гладковых:

В книге Плевицкая описывает и совершенно невероятную историю, которую она слышала «на людской, куда ходила обедать» о деде Николая Васильевича. История эта стала городской легендой:

Летом Гладковы выехали на дачу и взяли с собой Дёжку. Купаясь в реке, девушка простудилась. Боясь заразиться дифтеритом, её отослали в больницу, где через неделю она поправилась, но к Гладковым уже не вернулась.


Женский монастырь. Вид с угла 1-й Сергиевской и Троицкого переулка

В этом доме первый в жизни портрет маслом — горничной Анюты — написала Вера Мухина. Автор знаменитой скульптуры «Рабочий и колхозница» попала в Курск вместе с сестрой Марией. В 1903 году неожиданно умер отец, и девочек приютили дяди и тёти, жившие в Курске. Здесь Мухина с отличием окончила гимназию.

Мария и Вера Мухины

Вера росла рассудительной и покладистой девушкой со спокойным и доброжелательным нравом. Жила так, как было принято в кругу промышленного купечества, уже близко породнившегося с дворянством. Танцевала на балах в Купеческом и Дворянском собраниях, заботилась о нарядах, подкалывала фальшивые локоны, кокетничала с расквартированными в Курске артиллерийскими офицерами, хорошо и охотно ездила верхом. Политикой не интересовалась. Почти не заметила и курских «беспорядков» 1905 года: куда-то шла толпа с красными флагами, «кто-то упал, слышались какие-то крики».

Когда барышни решили перебраться в Москву местная газета писала: «Курский свет потерял много с отъездом барышень Мухиных». В столице Вера продолжила занятия рисованием. Просилась у опекунов отпустить учиться за границу, но курские дядюшки о подобном и слышать не хотели.

24-метровый монумент «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной был установлен на советском павильоне в Париже на Всемирной выставке 1937 года
Памятник на ВДНХ в Курске

Во время Первой мировой войны Николай Николаевич Гладков в своем доме организовал госпиталь для лечения раненых в боях воинов.

После Октябрьской революции дом был национализирован, и в нём расположилась ГубЧК. Известен случай, как один заключённый пытался вылезти из подвала через дымовую трубу, но застрял в ней. Его вытащили и расстреляли.

В годы гражданской войны в здании располагался 74-й сводный эвакуационный госпиталь, а ГубЗдравотдел организовал здесь больницу для рабочих. В 1923 году дом передан рабочему факультету для размещения студенческого общежития на 200 мест, но через пять лет рабфак закрыт, а дом передали под общежитие для безработных матерей с детьми. Перед Великой Отечественной войной в доме открыта детская больница.

После освобождения Курска в доме располагался аппарат Курского обкома ВКП(б). Здесь осенью 1943 года на совещании по вопросу сдачи хлеба колхозами и совхозами выступал Анастас Микоян, председатель комитета продовольственно-вещевого снабжения Красной Армии, а также член Совета по эвакуации и Государственного комитета по восстановлению хозяйства освобожденных районов.

До 1955 года в доме Гладкова работал родильный дом № 3, а после переезда в новое здание на улице Ленина тут разместился областной противотуберкулёзный диспансер и стационар. Двадцать лет спустя в здании разместилось Курское медицинское училище, старейшее в области, впоследствии переименованное медколледж.

Дом Гладковых в 1990-е годы

Дом попал в кадр студенческой картины Андрея Тарковского «Сегодня увольнения не будет», который снимался в Курске. Сюжет основан на реальных событиях, происходивших в городе и описанных Аркадием Сахниным в очерке «Эхо войны». В середине октября 1957 года в Кировском районе Курска у железнодорожного переезда найдены снаряды, которые оставили фашисты при отступлении. По инструкции, склад должен быть уничтожен на месте, но взрыв представлял угрозу жилым домам. Герой Советского Союза полковник Михаил Диасамидзе (в фильме — Гвелесиани), руководивший операцией, предложил вывезти опасный груз из города и взорвать на полигоне.

Дом пережил военные действия и оккупацию, но отдельные элементы архитектуры не сохранились. Исчез парапет, часть лепнины, фронтоны, парадный вход. Зато оригинальный балкон остался.

В 2020 году завершилась реконструкция дома Гладковых. Убрали разрушающуюся лепнину, по слепкам со старых украшений сделали новые, а еще заменили белый цвет фасада на сочетание кирпичного и желтого, которые оценили не все горожане.


Фото: old-kursk.ru, dddkursk.ru, vk.com/clubfotohistorykursk, Константин Крупенин, Дмитрий Гладких

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: