ГородЛюди

Автор городских муралов Сергей Гребеньков: «Я раньше и представить не мог, что это будет кому-нибудь нужно»

Расскажем уже, наконец, что такое мурал, и увидим человека, который их рисует в Курске


Сергей Гребеньков — автор стрит-арт объектов, единственный местный участник фестиваля NEWTON. Это он нарисовал Знаменский собор на трансформаторной будке в Первомайском парке, старый вокзал на насосной станции на Сонина, портреты Бодрова, Высоцкого и десятки других работ. Рисует, в том числе граффити, Сергей уже 20 лет. А еще он окончил худграф КГУ и работает в детской художественной школе № 2 преподавателем и заместителем директора по учебной работе.

Почему решили стать педагогом?

— Мои родители — педагоги, они вместе учились на худграфе в нашем пединституте. Потом отец работал в художественной школе, а мама — в общеобразовательной. Я с детства видел пример родителей. Отец постоянно рисовал. Он был моим первым учителем, именно папа дал мне импульс в этом направлении.

В 13 лет меня он отвел меня в художественную школу. Я попал в творческую среду, подружился с интересными ребятами в классе и, благодаря им, увлекся граффити. Моя настоящая профессия получилась потому, что тогда я попал в креативный коллектив.

Что нравилось тогда рисовать?

— Я учился в классической школе рисования и мечтал о том, чтобы научиться рисовать портреты. Не могу сказать, что для меня ближе. Увлекает все: графика, живопись, натюрморты и портреты. Но жанровые картины пока писать не пробовал, это серьезная тема.

А когда сделали первое граффити? И что это было?

— Мое первое граффити — трехмерный шрифт. Нарисовал его на заброшенной стройке в северо-западном районе города, недалеко от дома. Сейчас на месте этой стройки стоит большой дом, и той стены с рисунками не сохранилось. Граффити — это яркое детское впечатление.

Изображение Серафима Саровского на Боевке. Сейчас закрыто баннерами.

Муралы и граффити это изображения на стенах домов. В чем их отличие?

— Граффити — это незаконное искусство, обычно его рисует человек по своему внезапному желанию: захотел и быстро нарисовал. В основном, граффити — это надписи, сделанные на стенах. О них никто не думал, не заказывал, они никому не нужны, это порыв самого художника, его средство самовыражения. Я был подростком, который хотел себя как-то проявить и искал, в чем я могу это сделать. Нашел это в граффити.

Мурал же — это искусство. Во-первых, это очень большое изображение, как правило, оно занимает целый фасад здания, или боковую его поверхность. Во-вторых, чаще всего мурал выражает какую-то социальную позицию, в нем есть определенный сюжет, сложившийся стиль.

Никто просто так не может разрисовать фасад здания. И, в отличие от граффити, которое делается за 20 минут, мурал делается 3-4 дня и даже дольше. Самый большой мурал в мире — «Эволюция-2» — занимает площадь 10 800 квадратных метров, он находится в городе Выкса Нижегородской области. Его автор — художник Миша Most. Он, кстати, принимал участие в нашем фестивале NEWTON.

Какой мурал вас вдохновил на создание собственных?

— Этих работ очень много и мне сложно сказать. Все художники-муралисты, как правило, взрослые, психологически созревшие люди со своими идеями, у них уже есть определенный творческий стиль. Каждую работу можно рассматривать по много раз и находить в ней что-то новое. В Германии, например, есть художник Ферстер Виланд, у него есть замечательные работы, посвященные человеку и природе, он пишет на экологическую тему. Интересные работы у художников, которые были на фестивале NEWTON, каждая из них заслуживает внимания.

Работа «Эволюция – 2» покрывает фасад промышленного комплекса металлургической компании в Нижегородской области. Роспись создана художником и пятью помощниками за 35 дней. Представлена на фестивале городской культуры «Арт-овраг» в 2017 году.

В Курске до недавнего времени вообще не было никаких муралов и изображений на стенах зданий. Получается, вы первый, кто стал это делать? И что было вашим первым муралом?

— Первый это — «Джаз-бэнд» напротив бара «Серебряная FABRIKA». Через знакомых на меня вышло руководство бара, подумали вместе, что можно изобразить: учитывали формат бара и то, что рядом музыкальный колледж. Я сделал эскиз, он понравился, и за 8 дней появился такой мурал. Делал долго, это был первый опыт.

А портреты Высоцкого, Бодрова?

— Это нельзя назвать муралами. Это просто рисунки, у них не те масштабы, они не дотягивают до муралов. Портрет Бодрова выполнен на гаражных воротах, он небольшой. Мой знакомый решил сделать такой подарок себе на день рождения. А Высоцкого я сделал, потому что самому хотелось нарисовать какого-то известного персонажа. Это был мой первый опыт рисования портретов на стенах, там много ошибок.

Стена возле бара Серебряная FABRIKA на Ленина 77-б.
Портрет Владимира Высоцкого на улице Хрущева
Портрет Сергея Бодрова на улице Орловской

Кто вам предложил разрисовать трансформаторную будку в Первомайском парке и насосную станцию на Сонина? Почему именно вас зовут?

— Наверное, людям нравится, как я рисую. Кто-то увидел того же Бодрова, кто-то поделился со знакомыми. Обычно я не афиширую свои работы, но кто-то из знакомых видит в соцсетях, рассказывает, делится. По поводу трансформаторной будки и насосной станции ко мне обратились сотрудники из Центра компетенций, предложили сотрудничество. Приятно, потому что я люблю свой город и хочу сделать его лучше. Мне понравилось, что я могу в исторических местах нарисовать такие изображения — это и старый вокзал, которого уже нет, и Знаменский собор со старой открытки.

Что нужно для работы и насколько это затратно?

— Материалами обеспечивает заказчик, дают лестницу, краски и все остальное, что нужно.

Заказчик сам предлагает эскиз или вы вместе обсуждаете?

— Конечно, обсуждаем. Изначально предлагают место и варианты, а дальше — принимаем совместное решение.

Как реагируют на ваши работы куряне?

— В основном, людям нравится то, что я делаю. Есть разные мнения и, я рад, что люди их высказывают. Если бы говорили только хорошее, это было бы странно. Лично я благодарен всем! Это не дает мне расслабиться, это стимул развиваться.

Я думаю, что еще будет возможность сделать и авангард, и что-то еще. Я помню себя в подростковом возрасте. Мне тогда хотелось, чтобы граффити были везде, чтобы были надписи. С возрастом, я начал понимать, что всему должно быть место и это должно быть красиво.

Сейчас в Курске внедряют дизайн-код: убирают излишний информационный мусор, баннеры, вывески. Но, вместе с тем, рисуют муралы, порой тоже пестрые и яркие. Как это вписывается в концепцию дизайн-кода города?

— Я считаю, что цель дизайн-кода — прежде всего, создать комфортную и гармоничную городскую среду, в которой людям будет приятно и уютно находиться. Те объекты, которые были оформлены недавно, на мой взгляд, соответствуют дизайн-коду города, так как, кроме эстетической решают ещё и просветительскую задачу.

«Вокзал Курск — ветка» и «Аллея в купеческом саду» находятся в исторических местах, раскрывают страницы истории нашего города, что познавательно для молодёжи. В нашем городе всего четыре объекта, соответствующих понятию «мурал». Первый — «Старый Курск» напротив Воскресенско-Ильинского храма, выполнен в монохромном сдержанном стиле, напоминает старую фотографию. Второй — портрет Валерия Легасова на доме Ленина, 65. Он выполнен всего четырьмя цветами, три из которых — разные оттенки коричневой сепии. Обе эти работы сдержанные, не яркие.

В конце лета на улице Радищева появилась работа, посвящённая медикам, в благодарность за их нелёгкий труд в период пандемии. Она тоже, в целом, не «кричащая» контрастами. Слышал, что о месте этой работы многие спорят, уместна ли она там. Лично мне эта работа нравится и, думаю, что медикам тоже приятно, что им посвятили целый фасад на одной из центральных улиц Курска. Их самоотверженный труд достоин гораздо большего, но эта картина — наша художественная, монументальная благодарность им.

«Джаз-бэнд» напротив бара «Серебряная FABRIKA», действительно, выполнена ярко и притягивает внимание, многие стремятся сделать селфи на её фоне. Это, пожалуй, из всех четырех, единственный яркий мурал.

В комментариях про муралы и стрит-арт люди высказываются, что сейчас проще нарисовать что-то, чем отремонтировать. Согласны?

— Я думаю, что реставрировать и ремонтировать памятники архитектуры — ответственная задача. Нам важно сохранить и передать потомкам всё самое лучшее. Но, когда речь заходит о картинах, вписанных в городскую среду, то у них совершенно иные цели: украсить и оживить привычные пейзажи. Кроме того, содержание уличной живописи должно о чём-то говорить. В моих работах они имеют историческую привязку к месту, в котором находятся.

Что сейчас заказывают? Какие муралы в тренде?

— Если посмотреть по городам, то сейчас актуальны картины на исторические сюжеты и портреты известных людей: деятелей науки, культуры, портреты защитников Родины.

Сейчас это востребовано?

— Особенно сейчас! О муралах стали больше говорить, специально приглашают художников для росписи зданий. Сейчас люди готовы к тому, чтобы оплачивать труд художника, за то, что он украшает фасады зданий. Я раньше и подумать не мог, что такое будет возможно, что за это будут платить. Я рад, что время меняется, что это искусство становится востребованным. Ребята, которые были на фестивале, не работают больше нигде, отдают себя полностью искусству. Они рисуют муралы, делают работы на холстах, станковую живопись, выставляются в галереях, продают.

Мурал с изображением Валерия Легасова на улице Ленина создали художники арт-группы Zuk Club, участники фестиваля NewTon.

Расскажите о вашей работе на фестивале NEWTON.

— Надо было нарисовать эскиз на тему науки, обозначили Анатолия Георгиевича Уфимцева — нашего земляка, известного изобретателя. Я впервые рисовал на высоте. По площади и раньше примерно такие объекты были, но так высоко я еще не поднимался. Высота здания примерно 15 метров. К тому же, уже было прохладно, но во время рисования увлекаешься и не замечаешь этого, ты постоянно в движении.

Создание мурала заняло пять дней, мешали дожди. Непросохшая водоэмульсионная краска начинала течь по стене. Это было обидно. Ждал, пока закончится дождь, просохнет стена и потом уже рисовал.

Моя стена была необычная, она была загорожена трубами теплотрассы. Огромное спасибо ребятам на автовышках. Они регулировали люльку, в которой я сидел, чтобы я мог под эти трубы забраться, давали мне возможность рисовать. Это было настоящее мастерство!

Муралы, в основном, рисуются с проектора. Из-за того, что мешали трубы, с проектора у меня получилось сделать только верхнюю часть головы портрета, все остальное я рисовал по глазомеру. Конечно, стена не такая большая, как у остальных, у меня всего лишь 124 кв.м.

Как Вы оцениваете свою работу?

— Считаю, что работа выглядит достойно, она не выпадает из общего ряда. Сроки были сжатые, поэтому пришлось делать ее более лаконично, просто. Если бы время позволяло — поискал бы еще какие-то идеи, могло бы получиться интереснее.

А как мурал оценили коллеги?

— Коллегам понравилось. Они меня поддерживали, знали, что я работаю на такой высоте впервые. Я вообще рад, что поработал с такими мастерами и мог поучиться у них чему-то, вдохновиться их работой. Здорово, что есть обмен опытом, общение между творческими людьми.

Хочется продолжать? Какие проекты впереди?

— В ближайшее время работать уже нельзя, погодные условия не позволяют. Думаю, позже могут появиться портреты Малевича, Свиридова. Возможно, еще будут сюжеты, посвященные истории нашего города. У нас ведь древняя, богатая история, об этом хочется рассказать детям, подрастающему поколению. Я рад, что могу что-то хорошее сделать для нашего города.

Ещё статьи из рубрики Город

Вам также может понравиться