Шесть местных стилистов — о том, как экспериментируют над собственным внешним видом


 

Прежде чем сесть в кресло к мастеру мы в первую очередь обращаем внимание на его прическу. И если, глядя на нее, нас охватывает тихий ужас, то такому профессионалу явно не видать ни наших локонов, ни денег. Мы спросили у шести курских парикмахеров, как они сами выбирают себе прически и укладывают ли каждое утро “волосок к волоску”, чтобы не распугивать клиентов.

 

Дарья Шилина

«Порой очень хочется розовые или серебряные волосы»

—  Я никогда не хотела быть парикмахером. Учебой была совершенно недовольна, бывало, даже пары пропускала, злилась на образовательную систему и на саму себя. А потом каким-то чудом к концу учебного года я втянулась в процесс и даже влюбилась в профессию. Поспособствовала этому моя преподавательница — единственный мастер, которому я могу доверить свои волосы.

Не скажу, что меняю свой стиль часто, но абсолютно всегда это кардинальные перевоплощения. Каждый год, а то и полгода я — совершенно другой человек.

Самый экстремальный и эффектный эксперимент над собой я совершила пару лет назад: сделала каре с очень-очень короткой челкой и покрасила волосы в белый цвет. На тот момент это было очень броско, многие даже думали, что это парик.

За трендами я не гонюсь, придерживаюсь того, что мне подходит, однако порой очень хочется розовые или серебряные волосы, особенно, когда осознаю, что могу воплотить эту идею прямо сейчас. Кстати говоря, пепельные оттенки — от графита до серебра — сейчас очень популярны. Девушки больше всего любят пепельное омбре, да и у парней седые волосы тоже стали пользоваться большим спросом. Это весьма необычно для Курска.

 

 

 

Александр Уколов

«Свой стиль у меня есть, но с модой он никак не связан»

Мои мама и тетя – парикмахеры, поэтому можно сказать, что я из династии представителей этого ремесла. Мне нравится пробовать все новое. Часто, если что-то западет в душу, примеряю на себя. Мама и друг, с которым работаем вместе, помогают материализовать идеи. Происходит это всегда с разной частотой. Могу весь год ходить с одной прической, а могу раз в три месяца делать что-то новое.

Часто то, что интересно мне, не подходит для других, потому что свой стиль у меня есть, но с модой он никак не связан. Похожие запросы от клиентов не жду, к тому же, у многих они одинаковы. Сейчас народ стремится к постоянству, поэтому особо не поэкспериментируешь. Многие тренды доходят до нас только через 5 лет. К тому же, народ у нас пугливый и аккуратный, к чему-то новому привыкает долго.

 

 

Алена Амелина

«Останется у кого-нибудь краска, а я ее на себя! Ну а что добру зря пропадать?»

Я не собиралась становиться парикмахером, мне всегда хотелось быть пекарем-кондитером. Денег у меня на учебу не было: пришла в колледж с тем, что успела заработать за лето.  Попросила взять меня хоть куда-нибудь, мне и сказали, что свободные места только на специальности «Парикмахер».

Почти сразу начала экспериментировать: останется у кого-нибудь краска  —  я ее на себя! Ну а что добру зря пропадать?  Сегодня у меня три мастера, которые помогают мне воплощать задуманное. Благодаря им я была и брюнеткой, и шатенкой, сейчас вот блондинка. Длину постоянно меняю: от кудрей по пояс к бритому затылку и обратно. Не могу долго в одном образе находиться, переделываю внешность под настроение, да и клиенты у меня такие же. Чаще всего все новинки на них и пробую. Мне, как мастеру, доверяют. Могу сделать все, что угодно, соглашусь, даже если шикарную шевелюру попросят налысо сбрить.

 

 

Юрий Набойченко

«Осветлил бороду, но сбрил сразу же, потому что был похож на старожила Казантипа»

В 16 лет я пришёл со стихами к молодой парикмахерше, а парикмахерской уже нет! Пошел поучиться, чтобы найти ее. Встретились позже, аж через 8 лет, когда она раздавала книги про индийского бога. Так что Хари Кришна!

После того как отучился, у меня был шок: мастера с дипломами держали ножницы большим и указательным пальцами! Последующие 6 лет я стриг себя сам у двух зеркал. Бывало, что доверял стрижку и 15-летнему подростку, и стажерам. Сегодня есть четыре мастера в Курске, к которым я сяду с большой радостью. Думаю, их больше, просто я с остальными не знаком.

Что до экспериментов, то в юности мне хотелось побольше чуб или дреды, но экспериментировал я в основном с цветом. Перед тем как сотворить что-то на моделях, я брал небольшой участок своих волос и пробовал на себе. Тогда я учился в медико- фармацевтическом колледже, поэтому проблем с моделями у меня не было. Себе один раз осветлил бороду, но сбрил сразу же, потому что был похож на старожила Казантипа.

 

 

Ольга Беленко

«Неудачное окрашивание пятнами шустрый парикмахер назвал “мрамированием”»

— Я всегда любила эксперименты и пробовала разные варианты причесок, от коротких стрижек до длинных волос, от классических до креативных вариантов окрашивания. Причем плавный переход от одного к другому не обязателен. Относительно недавно я состригла длинные волосы и покрасила их в розовый цвет.

Свои фантазии я при первой возможности стараюсь воплощать в жизнь. Но в моих сумасшедших прическах винить нужно не фантазию, а скорее неудачный опыт и сомнительный уровень мастерства мастеров. Однажды неудачное окрашивание пятнами шустрый парикмахер назвал «мрамированием»! А, например, на свадьбе у своей лучшей подруги я была с прической, напоминающей рога…

Но это все мелочи жизни. Единственное, чего я точно не допущу – это наращивание волос. Этого на моей голове не будет никогда!

 

Василиса Медведева

«Розовое омбре у меня было еще в 2013 году. Окружающие смотрели, как на инопланетянина»

 

— Раньше я была жутким консерватором с натуральной косой до пояса. А на работе все время кипела жизнь: тут мы выводим из чёрного в блондинку, тут стрижём боб, здесь выбриваем затылок и делаем фиолетовые пряди. Я всегда с завистью смотрела на эксперименты. А потом потихонечку начала и сама. Но это нельзя было назвать радикальными изменениями, потому что длину я не убирала, а цвет если и меняла, то не затрагивая корни. Хотя розовое омбре у меня было еще в 2013 году — окружающие смотрели на меня как на инопланетянина. Жажда настоящих экспериментов проснулась во мне недавно. За месяц успела побыть брюнеткой, рыжей, блондинкой, на этот раз срезала волосы до удлинённого каре и покрасила их в розовый.

В частоте смены имиджа вижу только плюсы. Считаю, что каждый образ должен быть цельным и гармоничным, даже если это промежуточная стадия. В некоторых случаях, правда, необходим хороший уход за волосами, потому что из Моники Беллуччи в Гвен Стефани выйти за один раз и при этом остаться с волосами нельзя. Я меняюсь исключительно по этим правилам, поэтому все ещё с шевелюрой.

В отличие от 2013, сейчас экстремальные покраски и стрижки начинают воспринимать адекватно. Наш город, наконец-то, просыпается ото сна, отряхивается от стереотипов и постсоветского восприятия красоты.

 

 

 

 

 

АВТОР: Дарина Иваненко

 

 

 

Смотрите также

Кто медитировал во время кровавого лунного затмения

  Журналист “Морса” Светлана Бондарева была в их числе

Что появится в Курске к тысячелетию

Провести «Формулу-1», построить Дворец спорта, возродить часть древнерусского города – у Курска осталось 15 ...

Планы: 4 – 10 июля

2 выставки, рок-фестиваль, поэтический перфоманс и еще 6 событий нашли на первую неделю июля

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: