В Курском драматическом театре поставили «Чайку» по пьесе Чехова. Участница сообщества «Театралы Курска» Кристина Ташилова сходила на предпоказ для прессы и, по нашей просьбе, написала для «Морса» рецензию.

 

Пять пудов любви — это очень много, слишком много для небольшой деревенской усадьбы действительного статского советника Сорина. Режиссер Вячеслав Сорокин и труппа драматического театра предлагают зрителям разделить эту ношу с персонажами спектакля «Чайка».

С самого начала сценография спектакля максимально ненавязчива: деревянные стены — сама усадьба, небольшая сцена дворового театра, за ней голубой задник — озеро. Ничто не отвлекает зрительского внимания от главного — водоворота любви, в который втянуты все герои, любви слепой и пылкой, но почти во всех случаях невзаимной. Повезло разве только Косте Треплеву (Дмитрий Баркалов) и Нине Заречной (Елена Цымбал). Впрочем, и их чувству предстоит испытание на прочность в виде внимания к Нине известного драматурга Тригорина (Андрей Колобинин).

 

 

В этой истории почти каждый герой — та самая чайка, некогда крылатая, но от нечего делать погубленная другим человеком. Нина разбивает сердце Кости, Костя заставляет страдать Машу (Дарья Ковалева), понимающую всю безнадежность своей любви и оттого носящую вечный траур, с Маши не сводит горящего взгляда не подходящий ей по статусу учитель Медведенко (Сергей Репин)…

В круговерти потаенных чувств изредка случаются моменты внезапной откровенности. Чаще всего они происходят на садовых качелях – отрываясь от земли, герои набираются смелости и дают выход своим истинным чувствам. Именно на качелях несчастная в браке Полина Андреевна (Елена Гордеева) и ее давний возлюбленный Дорн (Александр Швачунов) позволяют себе не скрывать привязанностей, а Нина Заречная делится с Тригориным сокровенными грезами не просто о карьере актрисы (об этих ее желаниях знают все обитатели усадьбы), но о настоящей, шумной славе. И новая, робкая любовь юной девушки к зрелому мужчине зарождается там же, в отрыве от земли.

Тригорин вообще выглядит очень любопытным персонажем. Если у Чехова он однозначно любит только себя, а известная артистка Аркадина (Галина Халецкая) и молодая красавица Нина нужны ему лишь для того, чтобы потешить самолюбие, то в сценической версии курского драмтеатра Тригорин обретает иные черты. Кажется, он действительно испытывает к Нине Заречной нежные чувства, оттого так смущается, оказываясь с ней наедине. С большим трудом Аркадина переламывает его желание остаться рядом с Ниной. Сладкая лесть, сдобренная женским очарованием опытной разбивательницы сердец — а чем еще бороться с молодой соперницей? Сцена соблазнения выполнена виртуозно — горячо, с намеком, но без выхода за грань, после которой градус обращается в пошлость.

Очень эффектно построена и последняя совместная сцена Нины и Кости. У классика побитая жизнью Заречная после эмоционального разговора с бывшим возлюбленным просто выходит в дверь, а в версии курского театра она вдруг прямо сквозь стену бросается в сад, к уцелевшей еще сцене, и с нее читает строчки пьесы Константина — совсем как два года назад, когда они еще были юны, счастливы и не обожжены любовью. А после исчезает. Этот хитрый режиссерский ход вдруг заставляет сомневаться в реальности происходящего. А была ли Нина? Может ее приход, такой ожидаемый, просто пригрезился воспаленному мозгу Треплева?

Нестареющая классика на курской сцене воплощена максимально близко к тексту, без модных сейчас режиссёрских изысков, и это огромный плюс постановки. Единственная вольность, которую позволили себе создатели спектакля (и не прогадали!) – немного продлить финальную сцену. Если у Чехова занавес опускается сразу после того, как Дорн тихонько, вполголоса сообщает Тригорину о том, что Костя Треплев застрелился, то курский драм идет чуть дальше и доигрывает трагедию матери, осознавшей потерю сына. Великолепная острая сцена – Аркадина стоит спиной к мужчинам, не видит их и не слышит, о чем они говорят. Зато их видит Полина Андреевна – и все понимает. И уже с ее лица, до ужаса медленно, в звенящей тишине Аркадина считывает страшное известие, и все в той же тишине кидается в комнату, где Константин совершил выстрел, удостовериться, не обманывают ли ее. А затем на пол, к обрывкам последней повести сына, и судорожно собирает их, будто желая из кусков бумаги собрать своего Костю. Вот же он, его мысли, его стремления – все в этих кусочках. Но бумага ускользает из ее рук, так же, как когда-то ускользнул Константин, для которого она, увлеченная профессией, так и не смогла стать настоящей матерью. С обрывками рукописи Аркадина выходит к озеру и развеивает их над водой, отпуская сына, словно птицу.

Теперь ее Костя тоже чайка.

 


АВТОР: Кристина Ташилова

ФОТО: Александр Малахов

Смотрите также

InstaKursk: Хэллоуин в курских инстаграмах

Самые красивые, жуткие и жутко красивые образы 

“Русский музей” в городе: нельзя не сходить

Научный сотрудник Картинной галереи рассказала о важнейшем культурном событии. В качестве аргумента –  5 великих ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: