Корреспондент газеты «Красная звезда» Кристина Уколова вернулась из Арктики и рассказала «Морсу», зачем ей все это нужно

Большинство абитуриентов, поступая на журфак, мечтают о такой работе. Путешествия, постоянные командировки, экстрим. Кристина Уколова окончила отделение журналистики филфака КГУ и уехала покорять столицу. Еще студенткой девушка получила должность в главной военной газете страны «Красная звезда». За четыре года работы она объездила больше десятка городов, побывала на Эльбрусе, участвовала в соревнованиях для военных, была на границе с Украиной в разгар военного конфликта, а недавно вернулась из командировки в Арктику. «Морсу» Кристина рассказала обратную сторону профессии военного журналиста.


Редакция «Красной звезды» в Москве. Как студентка из Курска попала?

— Случайно. Работать по профессии я начала еще на первом курсе — устроилась внештатником в «Друг для друга». Нравились темы, связанные с МЧС и военными, но хотелось чего-то большего: развития в журналистике, командировок. Для себя решила, что военная газета — это то, что нужно.

Про «Красную звезду»  знала давно. В одно воскресенье собралась и поехала в Москву. Без звонка и предупреждения. Знала только имя главного редактора и адрес издания. Пришла на КПП,  спрашивают: «Вы к кому?», называю имя главреда. Потом был такой диалог: «Вам назначено?» — «Нет», «Он Вас знает?» — «Нет». «Ну, хорошо, я ему доложу о вашем прибытии». Звонит, кладёт трубку и говорит: «Проходите, он вас ждёт». Главный редактор —  полковник Николай Ефимов — поговорил со мной и направил к заместителю. Подождала некоторое время, выходит из кабинета и говорит: «Нам такие нужны, берем. Оформляйте документы».

Тогда я ничего не понимала, была в шоке. Мама не знала даже, куда ее дочь поехала. Рассказала ей уже, когда возвращалась домой в поезде.

Артика. Остров Котельный

Работала удаленно?

— Меня приняли в отдел специальных корреспондентов. Там можно работать из любой точки страны. Журналисты, которые работают «на дому», также могут ездить в командировки в другие города. Поэтому никакой сложности не возникло. Тем более принять в другой отдел меня все равно бы не смогли, не было высшего образования. Совмещала учебу и работу.

Сложно было начать писать для военного издания?

— Вначале не особо разбиралась в этой сфере. Старалась вникать, читать, смотреть. В армии есть широкий круг тем, все знать нереально. В «Красной звезде» много журналистов. Кто-то о флоте пишет, кто-то о научной составляющей, кто-то о космосе и ПВО и так далее. Я — о ВДВ, ВВС. Вот начала интересоваться флотом, водолазной тематикой. Писала о горных подразделениях.

Тему и место командировки сама выбираешь?

— Всегда по-разному. В Курске писала о местном ДОСААФе, было несколько материалов об авиационном полке в Халино и курских лётчиках-истребителях, о ребятах из детдома, которые содержатся на воспитании  курской химбригады. За весь период работы объездила довольно большую часть России — Воронеж, Оренбург, Нижний Новгород, Костром, Ульяновск, Псков, Рязань, Тула, Санкт-Петербург и, конечно, Москва. Поднималась на Эльбрус. За это мне даже вручили знак «Альпинист России». Недавно до острова Котельный добралась, до Республики Саха. Это только навскидку вспомнила. Так городов намного больше. Во время разгара военного конфликта, была на границе с Украиной и Курском.

Благодаря работе удавалось видеть и делать то, что многие не увидят никогда в жизни. Бывать там, где многие никогда и не побывают. Например, погружалась с аквалангом на глубину, управляла КАМАЗом и БМД, надо мной проезжал танк, участвовала в «Гонке Героев», проходила курсы «Один день в спецназе», летала на различных типах самолётов и вертолётов. Летала в аэродинамической установке. Испробовала на себе новый учебно-тренировочный комплекс воздушно-десантной подготовке.

Благодаря работе, довелось общаться с массой интересных и достойных военнослужащих, совершивших геройские поступки и получивших за это государственные награды. С Героями России, с командующим ВДВ генерал-полковником Андреем Сердюковым, командующим Дальней авиацией генерал-лейтенантом Сергеем Кобылашем, с командующим ВДВ в 1996–2003 годов, губернатором Рязанской области с 2004 по 2008 гг. генерал-полковником Георгием Шпаком. Общалась с президентом Республики Южная Осетия Анатолием Бибиловым , заместителем начальника генерального штаба вооружённых сил Республики Казахстан генерал-майором. Работала и с иностранными военнослужащими на международных мероприятиях. Брала интервью у Якубовича и обладательницы титулов «Краса России – 2016» и «Мисс Земля – 2017» Лады Акимовой. Делала материалы про военнослужащих, воевавших в Сирии.

Восхождение на Эльбрус, танки, «Гонка героев». Бывали моменты, когда хотелось отказаться?

— Никогда. Я влюблена в свою работу. Бывали моменты, когда что-то шло не так. Например, на «Гонке героев» сломала ногу. Участвовала, как корреспондент и неудачно упала. Через год вернулась и сделала материал. Когда писала о пограничниках и про то, как Украина в одностороннем порядке закрыла местный пункт пропуска, на меня наставляли автомат.

Алабино. Гонка героев

Был сложный опыт с восхождением на Эльбрус. На Армейские международные игры приехали состязаться между собой горные подразделениях разных стран. Естественно, я отправилась с военными на вершину. Эльбрус коварен своей непредсказуемой погодой, которая может меняться ежечасно. Даже физически развитых людей высота «подкашивает»: нехватка кислорода и «горная болезнь», непредсказуемая для организма. Как себя поведёт мозг в условиях недостатка кислорода, предугадать невозможно. Передвигаться  в таких условиях очень сложно.

Дошли до отметки 4200 метров, где предстояло заночевать в палатках. К вечеру погода испортилась. Дождь сменялся снегом, снег – градом, а гром и молнии прекращались лишь на полчаса,  затем возобновлялись с новой силой. Сильный ветер и нулевая видимость из-за тумана усугубляли ситуацию. Не видно было ничего дальше вытянутой руки. В таких условиях мы пытались заснуть в палатках. В три часа ночи, когда должен был начаться штурм вершины, руководство соревнований отменило восхождение. Принять решение на спуск, не поднявшись до вершины всего чуть-чуть, – это самое тяжёлое, что может быть в альпинизме.

Второй раз взойти удалось. Это было реально тяжело, не думала, что справлюсь. Шла с военным инструктором. Мы обгоняли туристические группы, видели, как людям по пути становилось плохо. Ждала, когда и у меня так будет. Очень хотелось пить, вода закончилась. Хватала ртом воздух, а поймать не могла. Шла на автомате уже, ни о чем не думала. Когда спускались, настигло обезвоживание, даже упала.

Военные помогали?

— Конечно. Они выдали экипировку, обувь, у меня не было подходящей. Правда, 38 размера не было, самый маленький – 42.  Стёрла ноги в кровь, но почувствовала это уже после восхождения, на базе. Когда начали подъем на вершину, руки в моих перчатках быстро замерзли. Военные поделились запасными. Из-за солнечной радиации лицо сильно обгорело, губы раздулись так, будто их ботоксом перекачали. Первое время было больно говорить и есть. Зато эмоций моих не передать.

А как военные относятся к тому, что ты с ними?

— Большинство адекватно, помогают, подсказывают. Некоторые поблажек, как девушке, не делают. «Навязалась с нами — живи, как все, в палатке и неси рюкзак сама». Некоторые удивляются, спрашивают, зачем это девушке. Есть отдельные личности, которые реагируют неадекватно: «Сиди, борщи вари, не лезь». Некоторые пытаются клеиться, делают различные намёки. Таких, к счастью, мало.

Много девушек, которые высказываются недовольно. Считают, что в эту сферу я пошла за мужиками и тому подобное. Ну, так идите тоже! Поживите в палатках, померзните на полигонах, поспите пять часов в сутки на протяжении нескольких дней. А в полях покушайте сухпайки. И никакого тебе питания по режиму и душа с тёплой водой.

Успеваешь с таким графиком заниматься еще чем-то, кроме работы?

— Моя жизнь — сплошной экстрим. Помимо работы, прыгаю с парашютом, погружаюсь с аквалангом, летаю на самолёте с выполнением элементов высшего пилотажа, занимаюсь роупджампингом, хожу по канату без страховки, катаюсь на горных лыжах. Когда-то даже занималась руфингом — ходила по крышам без страховки.

Совмещать работу и семью сложно, но можно. По мере возможности стараюсь приезжать к маме и бабушке, которые остались в Курске. Живу на два города. Тут главное, чтобы рядом были понимающие люди. 

Смотрите также

«Когда прохожие косятся на меня, я просто кошусь в ответ». Горожане с яркими волосами

Истории людей, которые ходят по Курску с синими и красными волосами (далее…)

Евгений Рагожкин: “Негде ставить машину – купи квартиру в другом районе”

  Активист за соблюдение вежливости на дороге о своих автомобильных буднях

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: