Люди

Курский рэпер Smokey 4-6: «Когда по Бронксу ходят темнокожие ребята и слушают твои песни – это приятно»

Сергей Садыков о жизни в Америке, знакомстве с музыкантом The Game и возможностях развиваться рэперу в Курске


Курский музыкант Сергей Садыков, он же Smokey 4-6, автор и исполнитель рэпа на английском языке. Сотрудничает с The Game, O. T. Genasis, Cool & Dre и другими зарубежными артистами. Его песни размещены на известных музыкальных платформах. В январе 2021 Сергей принял участие в музыкальном конкурсе ArtistShowcase, после которого организаторы предложили ему контракт с американской звукозаписывающей компанией.

Встретились со Smokey 4-6 и узнали, почему парень с Парковой стал писать рэп на английском, чем можно рискнуть ради цели, как оставаться жить в Курске, но работать с мировыми звездами.

Сергей, где вы родились и кто ваши родители? Откуда интерес к музыке?

— Я родился в Узбекистане, в городе Фергана. Дедушка по отцу — тренер по тяжелой атлетике. Мой дядя выступал на олимпиадах, он чемпион мира. Мама закончила педагогический университет по специальности «Учитель русского языка и литературы». Отец тоже был в спорте, а потом открыл свое дело. Никого, связанных с музыкой, в семье не было.

Как же оказались в Курске?

— Путем длительных и муторных переездов. Многие проходили через подобное, и мы не были исключением. Распался Советский союз, мы переехали сначала в Харьков вместе с дедушкой, а в Курске всей семьей оказались в 1998-1999 годах.

Когда стали слушать рэп ? Кто из исполнителей нравился?

— Само по себе слово «рэп» конкретизированное, его дословное значение — это ритмическая американская поэзия. Если применить его к русскому языку, то это конкретно речитатив, а в детстве речь шла больше о каких-то ритмах музыки, именно эти вибрации ломаные, афроамериканские нравились. Я отчетливо помню, что мне было 3 года и начиналось все с MC Hammer «U Can’t Touch This» и песен Майкла Джексона. И тогда, и сейчас я благосклонен к разным направлениям и течениям музыки, в том числе и к ритмам, которые отличаются на 180 градусов, но рэп, хип-хоп всегда были особенно любимы.

Кто был первым исполнителем, который вас вдохновил?

— Тогда такого большого доступа к информации, как сейчас, не было. Услышал песню — понравилась, но кто исполнитель, понятия не имели. Самое сильное впечатление произвел 50 Cent. Вся его команда создавала красивый продукт. Для меня философия этого направления заключалась в следующем: при наличии всевозможных жизненных трудностей —  оставаться мужественным и стремиться к лучшей жизни, а еще у них был культ спорта и здорового тела.

Когда появился первый написанный вами трек?

— Мне тогда было 14 лет, я объективно понимал, что тех знаний, которые на тот момент были, не хватит, но с чего-то надо было начинать. Мне захотелось придумать, сочинить что-нибудь самому. Потратил примерно час, написал 16 строчек на английском.

Как ваши родители относились к этой затее и как относятся сейчас?

— Не помню такого, чтобы родители были против. Они не препятствовали ни одному моему увлечению. «Лишь бы не мешало учебе» — это мантра.

Лет в 15 меня посетила идея, что я хочу стать певцом, я ее им озвучил. И мой разумный отец сказал примерно так: «Сынок, у всех есть какие-то мечты в детстве, но есть коэффициент того, насколько это реально. Из миллиона талантливых певцов, тех же рэперов, единицы попадают туда, куда они хотят». Сейчас я понимаю, что если брать по таланту — то да, я с ним соглашусь, одним талантом не вывезешь. Да и тогда я объективно был 15-летним мальчиком из Курска, с Парковой, с такой замечательной идеей. Всерьез меня никто не воспринимал, но я и не настаивал на том, чтобы меня слушали и смотрели, как я всем тут что-то докажу.

Я просто точно знал, как хочу, как это должно выглядеть и держал в голове, прокручивал. Мама всегда поддерживала и говорила, что я молодец. Там где мама, там и бабушка. Я был мамин и бабушкин рэпер. А отец — человек реалистичный, прагматичный, ему требовались весомые аргументы, для того, чтобы в эту идею поверить. Сейчас, конечно, он по-другому воспринимает то, чем я занимаюсь.

Расскажите о своем первом выступлении.

— Это был клуб «Якудза», мне было тогда лет 15-16. Как показывают в классических фильмах на эту тему, я вышел на сцену и забыл слова. Поиздавал пару каких-то звуков, почесал репу, заволновался, отдал микрофон другу и ушел. Хорошо, что песня была не сольная, и мне было, кому передать микрофон. Отдавая должное друзьям, с которыми мы вместе вышли на сцену, никто из них мне не сказал: «Слушай, ты займись работой, пойди на завод». Они, наоборот, тянули, помогали, учили, показывали.

Второй выход на сцену был через 2-3 недели, по-моему, это было в «Corrida Club». Было желание выйти и все исправить. То ли действительно что-то получилось, то ли на фоне предыдущего опыта, я не забыл слова. И сама обстановка там более приятная, сцена нормальная, людей много. Реабилитировался перед самим собой, понял, что мне это нравится и я хочу это делать. Было много волнения, но я был доволен собой. С тех пор я ни разу не волновался перед выходом на сцену. Когда я знаю точно, что я буду делать и, я знаю, что я умею это делать, — у меня мандража не будет.

Как появился псевдоним Smokey 4-6?

— Придумать псевдоним — это одна из самых сложных задач. В хип-хопе принято, что там звучит все, как на улице. Пацаны во дворе бегают, кто кому какую кликуху повесил, так она и приживается.  В ущерб звучности, считается, что лучше оставить такое имя, которое появилось изначально. 

Когда мне было лет 15, мы записывали песни в политеховском общежитии, много времени проводили с ребятами из Нигерии. Я не помню деталей, но за мной закрепился этот псевдоним, а цифровая приставка от значения нашего региона появилась относительно недавно. Надо было придумать приставку и мой друг сказал: «Серый, ты ж из Курска! Значит — 46!» так и появился  «Smokey 4-6».

Расскажите про поездку в Америку, что она дала?

— Поездка в Америку была как встреча с гением. Это о вещах, которые казались за гранью фантастики, а по факту — все оказалось реальностью. Я, как и любой ребенок 90-х, мечтал поехать туда с тех времен, когда стали смотреть по видику голливудские фильмы. Не знаю, то ли из-за них, но было такое ощущение, что когда-то я там уже был, в плане того, что видел все эти улицы, виды городов.

Я живу здесь и горячо люблю Курск, но там есть некоторые вещи, к которым ты привыкаешь и начинаешь их воспринимать, как должное. Во-первых, доброжелательность людей, несмотря на то, что она по большей части неискренняя. Во-вторых, ты привыкаешь к тому, что вокруг тебя чисто в любую погоду, что заходишь в любой брендовый магазин или автоцентр, и можешь быть невзрачно одет, но не испытываешь на себе косые взгляды из разряда «Чё ты сюда пришел? Денег-то все равно нет!». И, в целом, касаемо таких деталей, чувствуешь себя более полноценным человеком, чем здесь.

Мой камбэк в Россию был пощечиной, которая меня сразу вернула на землю. Я зашел в метро и не знал, что если со мной чемодан, то за него надо отдельно платить, покупать карточку. До этого ни разу в жизни в метро с чемоданом не ездил. Я прохожу через турникет и на меня громогласным матом орет женщина –контролер: «Куда, бля…!». Я сначала вообще не понял в чем дело. Чувствуешь, что это тебе, но не понимаешь почему. Это ж не те деньги, чтобы прыгать через турникеты и устраивать скандал. И тут я понял: я — в России, дома. В Америке такого не встретишь даже в самом криминальном районе. Ты можешь нарваться на грабителей, найти какие угодно приключения, но такого нет. В обычной жизни там просто комфортнее живется.

Вы ехали в Америку с какой-то конкретной целью?

— Я просто прилетел в Америку, точных планов было, хотел познакомиться с хип-хоп культурой, людьми. Я не знал, где окажусь и где буду ночевать, думал, что разберусь. С друзьями предварительно не созванивался, планировал первые дни пожить в отеле, потом снять квартиру. В итоге мы пересеклись с моим товарищем из Политеха, который сам переехал сюда пару лет назад, он познакомил меня с местными ребятами, просто, чтобы меня там не трогали и я ходил спокойно. Несколько месяцев я жил в центре Южного Бронкса, где дерутся банды с соседних улиц, кроссовки перекинуты через провода, торговля оружием, наркотиками. Бронкс — как раз родина этой музыки, она там зародилась. Окунулся в атмосферу, мы записывали музыку. Когда по Бронксу ходят темнокожие ребята и слушают твои песни — это приятно.

Вы говорили, что из России? Как люди реагировали на это?

— Не игнорировал этого, наоборот всегда подчеркивал. Удивлялись, что я там делал. В тех кварталах живет много латиноамериканцев. Они внешне выглядят приблизительно, как я. Светлокожие, темные волосы, были и со светлыми волосами. Хотя и они сами, и многие их считают «небелыми». Принимали меня там за своего, пытались разговаривать по-испански. В итоге мне пришлось и испанский выучить.

С первого дня было ощущение, что я там свой. И у них-тоже. Не было диссонанса, что я белый, русский. У меня никогда не было ощущения, что я там чужой. Там было единственное место, где не надо было ничего из себя изображать, никого играть. Мне даже разговаривать на английском, особенно по тематике, проще. Если ты тут представляешься «Smokey 4-6»: тебя воспринимают так: «Мужик, тебе 30 лет, а ты ерунду городишь». А там, когда ты говоришь, что ты Сергей, проще не выговаривать это имя вообще, потому что придется объяснять 300 раз. Пока я рос, слушал музыку и вникал в эту культуру, получилось так, что находясь там чувствовал себя, как дома.

Почему не остались в Америке? Или не переехали в другой город России, в Москву? Почему Курск?

— Москва меня никак не приблизила бы к моему увлечению и цели, которую я себе наметил. Любой другой город России — чем он отличается от Курска? Везде — те же возможности, площадь и количество населения — то же.

Вопрос про Америку меня долго терзал. Я ведь мог остаться. Но у меня сплоченная семья, и это чувство привито с молоком матери. Пока мы переезжали из страны в страну, из города в город — родственные связи стали более тесными, сначала ты скучаешь по одним, потом — по другим. Я жил с дедушкой и бабушкой примерно год в Оренбурге, родители были далеко и у меня с тех пор осталось сильное желание общаться, видеть друг друга. Плюс, ты понимаешь, что в Америке надо жить и начинать все самому, с нуля, а здесь — семья, дела.

Я со своим авантюрным характером скорее предпочел бы первый вариант, но родственные связи пересилили, и здесь была моя девушка — будущая жена. У меня было понимание, что если я сейчас останусь в Америке, то по самому оптимистичному прогнозу 5 лет я их не увижу. Я собирался жениться и понимал, что у меня будет семья. Я хотел, чтобы мои дети общались с моими родителями, проводили время. Для меня это было важно тогда и важно по сей день. Если раньше закрадывались какие-то сомнения: а может, если бы, то со временем они ушли. Я не мог поступить иначе, понимал, что хочу приехать, чтобы вся моя семья была рядом. Как показала жизнь — мое нахождение в Курске не является препятствием, чтобы достичь того, чего я хотел.

Приносит ли доход ваша музыкальная деятельность? И важно ли вам это?

— Как говорит Сергей Шнуров: «Если что-то сделано бесплатно —  сделано плохо». Естественно, когда ты мечтаешь о том, чтобы получить популярность и преуспеть на каком-то поприще, ты хочешь, чтобы это кормило тебя и твоих близких, чтобы ты не переживал по поводу завтра. Но, ставя на весы нелюбимое дело, которое приносит больше денег, и любимое дело, которое приносит меньше денег, я за второе.

На сегодняшний день есть небольшие доходы, но они не покрывают, точнее, не покрывали до настоящего времени тех вложений, которые были сделаны. Даже близко пока не покрыли.

Доходы начинаются только тогда, когда приходит весомый успех, который, как правило, измеряется контрактами со звукозаписывающими компаниями. Есть исключения и другие примеры. Но основной момент — это количество людей, которые о тебе знают, твоя публика. Это приносит деньги за счет продаж мерча, прослушиваний стримов, песен, просмотров видеоклипов, при помощи рекламы. Ты будешь интересен рекламодателю, если у тебя есть аудитория.

В чем задача музыки и музыканта? О чем ваши песни?

— Каждый музыкант, который так или иначе популярен, помимо того, что он просто музыкант, он в себе несет какую-то историю. Кто-то вымышленную, кто-то настоящую. Всегда проще идти с настоящей историей, она правдивее, красивее, даже, если она не такая складная, как ненастоящая.

50 Cent полюбили не за то, что он носил кепку, его полюбили за его историю: рос там-то, делал то-то, заработал свои первые деньги вот так и потом в него стреляли 9 раз и он выжил.

О чем моя музыка? Она обо мне! Людям интересно получить не просто песню, а настоящую историю от конкретного артиста и иметь возможность эти события так или иначе ассоциировать с собой. А в тех аспектах, где не получается с собой ассоциировать, то просто знать, что бывает вот так.

Моя история длилась долгие годы, в нее вложено немало сил, я позиционирую себя частью западной хип-хоп культуры, я на ней вырос и ни один оригинальный ее представитель не заподозрил в этом фальши. Под этим ракурсом я подаю свою историю из тех мест, откуда я пришел. Я никогда не скрывал, что из России, я это использую как свою сильную сторону. Людям интересно слышать, с чем сталкиваются в других уголках планеты, ведь у всех похожие проблемы.

Я — мужчина, у нас у всех одна задача: прокормить себя, свою семью, ставить цели и достигать их. Вроде, у меня все это получается, и я делюсь своим опытом.

Кто ваша аудитория?

— Моя аудитория по большей части находится на Западе. Приведу пример: все знают Федора Емельяненко. С ним себя не сравниваю, но прежде, чем его стали любить в России, его приняли за рубежом. Это яркий пример. Когда Федор там всех победил и его полюбили за пределами родины, тогда в России решили: будем любить нашего за то, что он наш. Так проще. И он такой не единственный. Наш народ любит то, что близко нашему сердцу: либо русская корпоративная музыка, либо грустная, когда можно себе синяк проплакать за бутылкой водки. Как ни крути — это отличительная особенность наших сограждан: не плохая и не хорошая.

Большая часть населения слушает другую музыку и ты не навяжешь им 50 Cent. Они не будут его слушать, потому что они не понимают про что он поет. У нас так: эта песня про мать, а эта про родину — и вот это я буду слушать. Наш народ любит поэзию, красивые стихи, чтобы завоевать нашу публику, нужно петь на русском.

Я как-то был на Black Star, получилось пообщаться с их генеральным директором Павлом Курьяновым (Пашу). Он послушал мои песни и спросил: «У тебя на русском что-нибудь есть?». А у меня — ничего.

У меня есть серьезные песни, в которых мне хочется выложиться, донести какой-то смысл. И есть песни максимально музыкальные, качовые, чтобы, когда вы двигались под эту музыку в клубе, вы не думали, что же он там хотел такого сказать.

Вы сами пишете и текст, и музыку? С кем работаете?

— Я пишу только текст и «flow» —  мотив того, как мелодически голос будет лежать в песне. В хип-хоп культуре принято, что созданием минуса и окончательного варианта песни занимается битмейкер, он же — продюсер. Очень долгое время мой друг из Белгорода, талантливый парень Денис Черняк писал мне минуса. Есть еще друзья, которые умеют это делать, среди них — Антон Серебренников.

В последнее время я пользовался услугами продюсера LoKey, который работает с такими звездами, как The Game, Nicki Minaj, Wiz Khalifa. Он спродюсировал несколько платиновых и мультиплатиновых альбомов и я большой поклонник его творчества. Еще удалось поработать вместе с продюсерским дуэтом Cool & Dre, они делали продакшн для Beyonce, Jay-Z, Lil Wayne.

Есть ли в России еще ребята, кто так же, как и вы, сочиняет и поет рэп на английском?

— Да, есть. Относительно недавно открыл интересного парня из Бурятии — Тимур Бубеев, сценический псевдоним  Everthe8. Он пишет и записывает хип-хоп песни на английском языке. На его творчество наткнулся случайно. Обратил внимание, потому что все здорово, круто! Я много кого слышал, кто поет на английском языке, читает рэп, поет песни. На сегодняшний день Тимур на более высокой позиции, чем я, он ездит по России с турами, выступает.

В чем секрет успеха современного музыканта?

— Я не вправе отвечать на этот вопрос, потому что не считаю себя успешным человеком, я не Билл Гейтс и не Уоррен Баффет. Я не достиг того уровня, который можно назвать успехом. Могу поделиться только личным опытом о том, что мне помогает в достижении целей.

Самое главное — это понимать, чего ты хочешь. Нужно выстроить простую логическую цепочку: первое — определить, чего ты хочешь, второе —  куда ты хочешь, а дальше — ты смотришь какими путями туда дойти и что для этого нужно сделать. Как правило, какая бы глобальная цель у тебя ни была, у этой дальнейшей цели всегда есть промежуточные этапы, путь к которым прослеживается от одного к другому. Он может быть верным или неверным, неверный — отвалится сам, появится другой, верный. По промежуточным этапам ты шагаешь к своей большой цели, о которой ты мечтаешь. Я много видел и изучал примеров, включая свой собственный. И здесь нужно понимать, что прежде чем хотя бы одно твое действие по пути к глобальной цели увенчается мало-мальским успехом, количество неудачных исходов будет гораздо больше, чем ты ожидаешь, и, самое главное в этот момент не сдаться. Когда ты в 506 раз бьешь головой в одно и то же место в стене, у тебя уже голова болит и тебе кажется: «Ну, не может эта стена рухнуть!», ты должен быть готов к тому, что после 506 раза будет еще 1500 ударов и, если тебе кажется, что ты сделал много, то ты сильно ошибаешься. И здесь может помочь только упорство.

Расскажите про участие в конкурсе.

— Случайно увидел в Instagram афишу о проведении конкурса в онлайн-формате. Вступительный взнос для участия был 100 долларов. Кто-то скажет: «По нашему курсу за эти деньги можно в ресторан сходить 2 раза». На что ты тратишь 100 долларов? На участие в конкурсе, суть которого не особо понятна и судя по количеству участников, ты понимаешь, что вероятно ничего не светит. Только на первом этапе больше 100 человек. Вероятность того, что ты заплатишь 100 долларов, 2 секунды твою песню послушают или ты вообще не сможешь туда залогиниться — есть и такая вероятность. Риск выкинуть эти 100 долларов просто так немаленький. И тут есть 2 варианта как отнестись к этому. Первый —  просто выкинуть 100 долларов, а второй —  возможность хотя бы на один процент получить шанс быть услышанным. И, если эти 100 долларов окажутся выкинутыми, не надо рвать на себе волосы.

Подобным образом мной были выкинуты и большие деньги, просто на поиск этого шанса. Но ты рискуешь, показываешь судьбе и жизни то, насколько ты готов, насколько твои намерения серьезны. Если ты готов рисковать, ты можешь записать песню с западным артистом, он говорит: столько-то денег это стоит. И у тебя есть 2 варианта. Ты ему отправляешь эти деньги и рассчитываешь на его порядочность или ты не отправляешь ему эти деньги и сидишь дальше дома. Вероятность того, что он получит деньги и поместит тебя в черный список —  у меня такое тоже было. Но вопрос в том, что это шанс, который ты покупаешь. Он либо срабатывает, либо нет.

В самом конце конкурса, я в 7 утра сижу, уже несколько часов смотрю в телефон, а конкурс все длится — глаза лезут на лоб, а я думаю: «Господи, когда же уже все это закончится?!», и тут организаторы перечисляют пять имен и директор рекорд-лейбла говорит: «И, конечно, этот парень из России!», а я в ответ: «Чего?!!!», толкаю своего друга, мы сначала не поняли, что произошло: выиграли или прошли в финал, приложение жутко висло из-за перегруза. Потом, конечно, были приятные эмоции, я был рад тому, что прошел в финал.

Как вы познакомились с The Game?

— Мое знакомство с The Game произошло максимально сумбурно. Как-то листал ленту в Instagram и увидел, что у него тур по Европе. Вспомнил, как Lokey поймал свою звезду удачи: он попал за кулисы к Wiz Khalifa и отдал ему бесплатно свои биты, с того момента его карьера пошла в гору. Думаю — почему нет?! Написал продюсеру, который с ним работает, и спросил: «Что, если я приеду в Европу, приду на один из концертов The Game и попробую попасть к нему за кулисы и пообщаться?». Отправил сообщение и не придал большого значения. Через полчаса он ответил, прислал скриншот переписки с The Game, что тот не против и нужно определиться с концертом.

Договорились о месте, где я должен был встретиться с его человеком. Я приехал, за 3 часа до начала концерта обежал там все, этого человека не нашел. Охранники меня заметили, и я решил, что надо что-то делать. В итоге, охранник позвал менеджера клуба, где был концерт, тот меня проводил в какую-то подсобку, открывается дверь и я вижу, что там сидят все музыканты, кроме ключевых фигур. Они сидят, курят свои джойнты и тут захожу я. Повисает немой вопрос в воздухе: «Что?».

Начинаю объяснять всю эту историю, меня никто не слушает. Попытался еще объяснить, один из парней вызвался помочь проводить за кулисы и попросил 200 евро. Чувствую, что это разводняк и понимаю, что это как со 100 долларами за конкурс. Отдал ему 200 евро, он вручил мне специальный браслет и сказал где быть после шоу. Концерт начался, я увидел этого парня на сцене, понял, что он их фотограф, что он хотя бы в команде, и успокоился.

Заканчивается шоу, я подхожу к условленному месту, простоял, никого не дождался и перешел на другую сторону, зашел в какую-то гримерку и там оказался The Game, вся его звездная команда, куча народу и этот чувак, которому я отдал деньги. Вместе со мной следом зашла толпа народа, The Game психанул и ушел через заднюю дверь вместе с тем темнокожим фотографом.

Нас пакует охрана и всех вывозят с территории клуба. Потом мне приходит сообщение от неизвестного с названием отеля, где остановились The Game и его команда. Я решил туда доехать, прыгаю в такси, подъезжаю к отелю и вижу, что на парковке отеля стоит туристический автобус и рядом с ним продюсер The Game — Nu Jerzey Devil , вся команда рэпера, кроме него самого. Мое такси подъезжает и останавливается прямо перед ними, они все на меня смотрят квадратными глазами. Я подхожу к самому крупному молодому человеку и говорю: «Как мне найти Джамила?». Он в ответ: «Это он у тебя взял деньги за бекстейдж и ничего не случилось? Вон он там. Мы его поругали, чтобы больше так не делал». Выходит Джамил, вокруг него вся эта команда, он на меня наезжает, я смотрю на это все. Там выступать было бесполезно, их человек 300. Я ему ответил: «Ты реально думаешь, что я переживаю за эти 200 евро?! Если ты считаешь что ты прав, пожалуйста, забирай их. Не к тебе приехал!».

Легкое расставание с деньгами их удивило и возникла немая пауза. Я тут же подошел к Nu Jerzey Devil , уточнил он ли это, попросил его со мной сфоткаться. Сделали фото, и я предложил ему послушать мои песни, на что он сказал: «Знаешь сколько таких, как ты за день подходит?!». И тут я выдал, что у меня есть песня с одним рэпером, известным только узкому кругу людей и оказалось, что он его друг. Я включил трек и выяснилось, что Nu Jerzey Devil знает продюсера, который записывал песню. На фоне происходящего ко мне подходит тот самый фотограф Джамил, протягивает 200 евро и извиняется. А Nu Jerzey Devil, чью музыку я слушал с детства, объявляет, что скоро выйдет The Game, вы сфоткаетесь, пообщаетесь, платить ничего не надо и они за меня поручились. Мы постояли полчаса, пообщались с ними. Выходит The Game, огромный, с суровым лицом, идет прямо на меня и проходит насквозь. Я думаю: «Ну, окей». Менеджеры и продюсеры смеются: «Чего ты упустил свой шанс?». В ответ на это я всех поблагодарил, и тут The Game подходит сзади, хлопает меня по плечу и говорит: «Да я угораю! Пошли фоткаться». Мы поговорили немного про эту историю, про продюсера. Потом я приехал в Курск, записал песню с Nu Jerzey Devil и как-то все затихло.

Пока однажды я не пришел домой, открыл Instagram , а там сообщение от The Game: «Слушал твою музыку, скоро выпускаю микстейп, давай там разместим твою песню, а потом запишемся еще вместе».

Что можете сказать курским ребятам, которые возможно только задумываются о том, чтобы начать петь и выступать? Уезжать ли им из Курска или оставаться? Здесь можно творить и чего-то добиваться?

— Конечно, можно. Уезжать или оставаться — это дело каждого человека. Каждый выбирает удобную для себя дорогу к той цели, которую он себе поставил. Нужно понимать, чего ты хочешь, что конкретно.

Абстрактным вопросом ты не найдешь конкретный ответ. Чего ты хочешь? Просто петь на сцене или чтобы это стало твоей профессией? И тогда следующий вопрос: что нужно сделать, чтобы это стало твоей профессией? Первое, что ты должен сделать — стать профессионалом в этом конкретном деле. Что для этого нужно? И пошли вытекающие: нужно узнать вот это, выяснить то, научиться этому и никогда не слушать своих друзей, которые говорят, что у тебя классная музыка и тем более — маму или бабушку.

Надо искать те уши, которым можно доверять. Это касается не только музыки, любой творческой деятельности. Однажды, я приехал со своей музыкой на встречу к Dj Nabs, который работал с группой «Kris Kross» и ездил в туры с Майклом Джексоном. Прилетел специально в Европу только ради этого, и я такой: «Послушай мои песни!», а он в ответ: «Ну, не за что зацепиться! Если хочешь совет — поработай в этом направлении, и в этом». Сказать, что я был огорчен — не сказать ничего. Я летел 6 часов, ждал двое суток, пока он освободится, чтобы разочароваться во всем том, что я делал последние несколько лет своей жизни. И это как раз то, о чем я говорю. Когда самое первое, что хотелось сделать в этот момент — все бросить. Но он дал советы, сказал: «Если ты сделаешь вот это и это, то у тебя может получиться».

Саморазвитие — очень тяжелый и неприятный процесс, но необходимый. И это то, о чем я говорю: надо конкретно знать, чего ты хочешь и предпринимать в этом направлении те шаги, которые необходимы. Талант еще ничего не определяет.

В Курске достаточно ресурсов для саморазвития? И что сделали вы в этом направлении?

— У меня было твердое понимание, что мне не хватает музыкального образования и хотелось его получить. По поводу Курска: я встану в боевую стойку первым, если скажут, что Курск —  дыра. Если ты чего-то хочешь и тебе это нужно —  ты найдешь это везде.

В Курске в плане музыки есть много не просто талантливых, а высококвалифицированных, профессиональных музыкантов — Сергей Проскурин, был Николай Иванович Емельянов. Мой друг ходил на барабаны и поделился этим, я решил сходить за компанию и так нашел Николая Ивановича, занимался у него, чтобы понимать как устроен ритм. Чтобы научиться играть на барабанах нужно очень много времени, наверное, даже не одно десятилетие. Я попал к Николаю Ивановичу и увидел человека-энтузиаста, с широким музыкальным кругозором, он глубоко разбирался в своем предмете. Я приходил к нему и попадал в особую атмосферу, заряжался этим и мне не надо было покидать город. Я его уважаю, он научил меня многим вещам, без них я не смог бы, не сделал бы следующего шага.

Он привел меня в студию «Silver Rec Studio», где я нашел такого же энтузиаста Антона Серебренникова. А отговорки можно найти всегда: «Вот я в Курске, а жил бы в Москве… было бы по-другому…» Ничего по-другому не было бы! Ты хочешь стать рэпером, и как ты белый парень из Курска собираешься попасть в американскую индустрию, если там черные парни, которые там живут, растут, варятся, они хотят и добиваются этого?! Очень легко! Чем глубже погружаешься в этот вопрос, тем больше понимаешь, люди ничем не отличаются. С отношением спустя рукава, естественно, ничего не получится.

Возможно, кого-то останавливает финансовая составляющая ? Надо же искать и зарабатывать деньги.

—  Если человеку надо, он найдет. У многих есть деньги на то, чтобы курить, выпивать, отмечать праздники и в Турцию летать. Вопрос того, насколько тебе это надо. Ты должен быть готов жертвовать чем-то ради своей цели. Поэтому, Курск или любой другой город, не в этом дело. Особенно сегодня в эпоху Интернета.

У вас в скором времени запланирован выход альбома. Расскажите где его можно послушать и что в нем будет?

— Альбом будет доступен на всех платных музыкальных площадках. При помощи специального агрегатора я опубликовал свою музыку, она фактически уже находится на всех этих площадках, но забронировал его выход с учетом времени, необходимого на создание промо к альбому, размещения рекламы в соцсетях. Планировал, что альбом появится и на некоторых бесплатных, но произошли изменения.

В январе 2021 я принял участие в конкурсе рэп-исполнителей «ArtistShowcase» и по его результатам мне предложили заключить контракт со звукозаписывающей компанией «Sound Museum». Он предполагает мою полную вовлеченность в музыкальную работу на ближайшие 3 года. Я его подписал и стал счастливым трудоустроенным рэпером.

Я убежден, что как в жизни, так и в бизнесе важны, прежде всего, человеческие отношения, поэтому решил действовать открыто. Рассказал директору звукозаписывающей компании о планах выпустить свой альбом, отправил ему пластинку, сделанную лично, и получил восторженные отзывы от всей команды. Он, как грамотный руководитель, пришел к решению, которое в итоге устроило обе стороны. В ближайшее время мой альбом выпустит профессиональный рекорд-лейбл, он же будет заниматься его продажей.

Ещё статьи из рубрики Люди

Вам также может понравиться