Люди

Курск Джип Спас: «Мы не ездим только к пьяным, всем остальным помогаем!»

Три года волонтеры «Курск Джип Спас» круглосуточно и бесплатно помогают всем, кто оказался в беде: достают застрявшие в сугробах машины «Скорой помощи», поднимают из рек легковушки, порой, становятся психологами и успокаивают людей по телефону, пока к ним едет помощь.  Сейчас, работа у спасателей «КДС» буквально кипит:

Встретились с создателем группы — Алексеем Кутером и одним из действующих администраторов Валерием Тимашевым и узнали, как появилась группа, кто ее участники, почему они делают это бесплатно и как куряне благодарят за помощь. 

Откуда вы, сколько вам лет и чем занимаетесь?

Алексей:  Мне 46 лет, я родился в Курчатове, но всю жизнь проживаю в Курске, служил в органах МВД, был следователем, с 2011 года — в адвокатуре.

Валерий: Мне 47 лет, я из Курска, занимаюсь интернет-рекламой, smm, делаю сайты. В группе «КурскДжипСпас» принимаю заявки, выкладываю их в рабочий чат с нашими спасателями, сам выезжаю на помощь.

Как появилась группа «КурскДжипСпас»?

Алексей:  Вообще, у водителей внедорожников есть такое правило: периодически испытывать свое авто — в снегу, грязи, есть традиция устраивать специальные «покатушки». В далеком 2011 году житель Подмосковья Илья Голиневич создал джипинговую эвакуацию и назвал ее «Джип Алерт». Примерно с 2018 года я с несколькими курянами работал в ней, нам приходила заявка  из Москвы и мы ездили по городам. Но заявки поступали редко, ждать их не хотелось. В феврале 2019 года я встретился  с Валерием Симоненковым и Дмитрием Тарасовым, мы пообщались и решили создать свою, курскую группу  по эвакуации.  Как раз были сильные снегопады, водители легковых автомобилей застревали  и им не к кому было обратиться. Мы придумали название — «КурскДжипСпас», сделали страницу во «В контакте». Стали потихоньку подбираться водители-джиперы, среди них были и те, кого мы сами когда-то спасли, вытащили.

Сколько человек откликнулось? Кто участники вашей группы? Чем они занимаются в обычной жизни?

Валерий: Изначально было трое, но постепенно группа стала расти. Среди наших спасателей есть и  сотрудники МЧС, и врачи-реаниматологи. Их мы тоже когда-то эвакуировали,  после этого они приходили к нам. Врача «Скорой помощи» вытащили, так он узнал про группу и стал нашим спасателем.  После  своей рабочей смены он садится на «Ниву» и едет спасать или такую же скорую, или любой другой автомобиль.

Алексей: В нашей группе есть классное преимущество: у нас собраны представители самых разных профессий, их объединяет дух джиперства, и это команда, которая не оставит в беде!

Валерий: Между участниками группы есть нормальное человеческое общение и, если есть у кого-то случается проблема, то все включаются, пытаются помочь. Обязательно о какой-то теме кто-то что-то знает и проблемы решаются.  У нас есть представители из разных сфер: адвокат, стоматолог, it-специалисты, директор управляющей компании. Практически все взрослые, семейные люди. В группе  даже есть одна девушка, на «Ниве», она уже выехала на 2 эвакуации.

Супруги  участников не возмущаются? Приходится ведь и по ночам выезжать! По семейным обстоятельствам кто-то уходил?

Валерий: Таких случаев не было.

Алексей: Бывает, что и жены наших спасателей ездят на заявки, поддерживают. Со мной выезжала и моя жена. Люди уходили по разным мотивам, например, загруженность на работе, поломка или продажа автомобиля.

Валерий: Они перестают быть спасателями на время, но остаются в группе в надежде снова начать помогать.

Алексей, а почему вы отошли от участия в группе?

Алексей: Появилось много основной работы. Если я в судебном заседании, то не могу даже ответить на звонок, принять заявку, а человеку нужна помощь! Поэтому, принял решение и передал управление Валерию. Сейчас весь груз ответственности лежит на его плечах.

Но вы по-прежнему можете выехать?

Валерий: У нас даже те, кто сейчас без авто по какой-то причине, все равно остаются в группе, пока сами этого  хотят. Старожилы у нас в почете, мы их уважаем, можем в чем- то спросить совета, мнение по той или иной ситуации, у них ведь колоссальный опыт по эвакуациям. Алексей: Наши ребята многих вытаскивают даже без заявок, они никогда не проезжают мимо застрявших, просто так ни один наш водитель не проскакивает. Присылают фото, отмечают, что помог без заявки.

Сколько сейчас спасателей в «КДС»?

Валерий: Сейчас в группе 107 спасателей по всей области, из них тех, кто выезжает на заявки по Курску примерно 30 человек. Сейчас мы стали активно развивать районы — Курчатов, Суджа, Фатеж.

В этой группе остались те, кто с вами с самого начала?

Валерий: Конечно, все старожилы — Валерий Симоненков, Дмитрий Тарасов, Михаил «Умка» Боев, Александр Апостолов.

«Умка» — это позывной?

Алексей: Большинство  наших машин радиофицированы, у водителей есть рации, мы на свободной частоте, которая не требует разрешения. Для удобства каждый участник группы придумал себе позывной. У меня, например, «Адвокат».

Валерий: А  я  «Федор». У  нашего спасателя Михаила белый «УАЗ-Patriot» с медвежонком, поэтому он «Умка». Есть Буш, Рамон, Сибиряк, Стекольщик, Корнет, Мазай, Буханыч, Цыганенок, Рыбак. Стараемся с юмором относиться, без него никак.

Почему вы делаете это бесплатно? Вы ведь тратите личное время, ресурс автомобиля, бензин.

Алексей: Так было заведено изначально, о платных услугах речи не шло никогда. Мы не ставили цель заработать, «КурскДжипСпас» это не коммерческое предприятие, не извлечение прибыли, это общественное движение по оказанию помощи на дорогах.

Валерий: Когда ты помогаешь человеку, видишь его счастливые глаза — это стоит того! Джипер все равно поедет куда-то буксовать, а так он буксует не зря, он помогает кому-то.

Как вас благодарят?

Алексей: По-разному. Как-то мы выезжали в Курский район, там застряли пенсионеры на старой легковушке, они просидели час и не знали куда обратиться, через кого-то вышли на нас. Мы приехали сразу, помогли. И, вот, дедушка лет 80-ти достает свой старый кошелек и протягивает тысячу рублей. Когда это видишь, понимаете,  ты не думаешь взять деньги, хочется ему еще и дать.

Валерий: Меня как-то угощали медом! Подарили баночку натурального. Еще как-то дарили набор для покера, карты и фишки. У водителя он лежал в авто и он им не пользовался. Я тоже в покер не играю, но передал его знакомым ребятам. Бывает, что предлагают деньги, иногда берем небольшую сумму хотя бы на бензин, среди нас не миллионеры тоже, но сами никогда не поднимаем тему оплаты, потому что движение позиционируется, как бесплатная помощь. Если человек сам настоял и хочет отблагодарить пожалуйста, нам тоже приятно.

Алексей: Однажды была сложная ситуация, на помощь приехало много спасателей, машина могла перевернуться и мы цепляли ее различными тросами, лебедками, вытягивали, чтобы не дать ей упасть в обрыв. Было сложно, потратили несколько часов, с трудом вытащили, человек очень  хотел нас отблагодарить и каждому вручил по бутылочке алкоголя.

Раз заговорили про сложные выезды, приведите примеры!

Валерий: Их много! Этим летом мы доставали машину, которая утонула в реке, упала в Сейм, она лежала в воде боком. Сложность была в том, что до воды был крутой обрыв высотой 5 метров. Мы тянули авто вертикально, в 3 лебедки, через блоки, подкладывали пеньки, вытаскивали всю ночь, но справились. В кюветы улетают много, переворачиваются. Однажды поступила заявка: в центре Курска на  ул. Аристарховой, там очень узкая дорога и большой обрыв, машина повисла буквально на кустике, а внизу был жилой дом.

На вас в такие моменты лежит большая ответственность!

Алексей: Когда есть угроза опрокидывания, выезжают как минимум 3-4 машины, сначала страхуют, чтобы не съехала дальше и не упала, а потом потихоньку вытаскивают лебедками, где-то помогают руками.

В выходной понятно проще сорваться! А как обстоят дела в будни?

Алексей: Некоторые работодатели наших  спасателей, знают, что они состоят в «КДС» и часто отпускают их на эвакуации.

Валерий: У нас много тех, кто работает по скользящему графику. По такому принципу подбирали людей, чтобы было достаточно свободного времени, и человек мог выехать ночью, зная, что завтра утром ему не нужно вставать на работу. У кого-то свой бизнес, кто-то на удаленке. Сейчас по Курску мы не набираем спасателей. Ребят у нас много, они хотят ездить, а заявок по-разному. Люди приходят с азартом, им хочется помогать и если, например, за год  в группе он не выехал ни разу, то может перегореть.

Какое оборудование вы используете? С чем выезжает ваш спасатель?

Алексей: С простой веревкой ехать на вызов не вариант. Наше требование к спасателям: иметь не просто веревку или трос, нужны  специальные динамические  тросы, тросогасители, огнетушители, аптечки. Все это приобретается за собственные средства и стоит не дешево.

Валерий: Без этого минимума в спасатели мы не принимаем. А еще нужны лебедка и большие колеса, чтобы доехать и проехать там, где другие не смогут.

Приходилось ли на выезде кому-то оказывать медицинскую помощь?

Алексей: Такого не случалось. Как правило, люди не успевают опомниться и мы уже на месте. Бывает, что девушки начинают сильно переживать, потому что попадают в такую ситуацию впервые, например, машина села на кузов. Бывало такое, что больше работаешь психологом. Однажды, мне пришлось полчаса сначала успокаивать девушку, объяснять, как ей помогут, а заявку в это время не мог разместить, потому что говорил как раз по этому телефону.

Как люди обозначают свое местонахождение?

Алексей: Обычно, люди ориентируют с названием местности, оставляют свой номер и водитель, который  едет на место созванивается с ним и более детально уточняет место.

Валерий: А те,  кто не может пояснить, скидывают координаты. Вообще, можно разными способами выяснить это. Можно открыть WhatsApp, нажать скрепочку, функцию «Мое местоположение» и отправить на номер телефона. Мы все объясняем, такого ни разу не было, чтобы мы кого-то не нашли.

Вы выезжаете только в пределах Курска и области? Самая дальняя точка, куда вы ездили?

Валерий: Ездим по всей Курской области, недавно я ездил в Орловскую область. Ночью в «ДжипАлерт» выскочила заявка, мне стало жалко человека, его никто не брал. У меня стоит радиус — 200км, вот она была как раз самая дальняя за все это время.

У вас ведется какая-то статистика?

Алексей: Что-то выкладываем в соцсетях, но не все.

Валерий: Статистику специально не ведем, но перед нашей встречей я посчитал заявки, получилось ровно по 27 выездов вчера и позавчера.

Как вы все успеваете?

Алексей: У нас есть рабочий чат для спасателей в Telegram, он только для тех, кто выезжает на эвакуацию. В нем нельзя переписываться, что-то обсуждать, так экономится время на реагирование.

Валерий: Наша работа сейчас отлажена. Мы принимаем заявки 3 способами: по номеру телефона 89207194515, или через заявки в соцсетях «В контакте» , Instagram. Во  «В контакте»  по кнопке «заявка» заполняется небольшая форма из пары вопросов: где застряли, какая машина. Дальше она приходит уведомлением четырем администраторам группы, затем размещается в рабочем чате в Telegram. Наш номер есть также в службе спасения «112».

Как вы взаимодействуете со скорыми и другими службами?

Валерий: Нам звонят из «112» или старший врач скорой, у многих водителей скорых есть наши номера, могут набрать и они.

Алексей: Взаимодействуем с МЧС, МВД. Службы экстренного реагирования в приоритете перед всеми остальными водителями. При выезде на эвакуацию машины скорой помощи, мы всегда уточняем автомобиль с пациентом или без. Бывают же и тяжелые больные! Если «скорая» с пациентом, то все наши спасатели бросаются на этот вызов и помогают максимально. Все кто рядом, подъезжают в течение 1-2 минут.

Валерий: Вчера мы поставили рекорд. Застряла машина скорой помощи, мы вытащили ее за 4 минуты с момента  поступления заявки. Повезло, что наш спасатель был рядом.

Это серьезная  моральная  и физическая нагрузка. Зачем вам это нужно? Что вам это дает?

Алексей: Кто-то же должен это делать? Почему не мы?!

Валерий: Мне это нравится! Это затягивает. Бывает, что супруга может раздражаться, что много времени провожу в телефоне,  ведь мне нужно и принимать заявки, и освещать работу ребят, хочется, чтобы о них знали как можно больше людей.

За всю историю группы трагических ситуаций не было?

Алексей: Нет. Ни повреждений, ни травм ни у кого не было. Но хочу заметить, что мы не оказываем помощь нетрезвым водителям.

Как вы понимаете, что водитель не трезв?

Валерий: Это слышно по голосу. Или могут приехать спасатели и увидеть, что водитель пьяный. Убеждаемся, что за ним приедут его родственники или друзья, но сами таким не помогаем. А наутро они могут позвонить и сказать «спасибо»  за то, что их не вытащили, потому иначе было бы «продолжение банкета». Никто никогда не жаловался, наоборот благодарят, он же мог потом поехать дальше, кого-то сбить, еще как-то навредить. Он уже застрял и дальше никуда не поедет, сам себя наказал. Если за ним приезжает жена, мы вытаскиваем автомобиль, но она сама потом везет его домой.

Наверняка, были и  забавные истории?

Валерий: У нас все проходит на позитиве. Стараемся помогать с улыбкой, поддерживаем.

Алексей: Из комичных историй бывает, что тайная любовная пара поехала кататься и застряла. Они просят не выкладывать ничего, идем  навстречу. Не нам их судить, бывает всякое.

Спасибо вам! У нас привыкли ругать курян, но среди них есть  много достойных людей, таких, как вы.

Валерий: Лично я убежден, что среди курян много хороших и добрых людей. Но заходишь в курские паблики, начинаешь читать комментарии, такие гадости пишут, думаешь: «Ну, елки, ну, неужели у нас нет хороших людей?!». А потом принимаю заявку, откликаются участники группы и, понимаю: есть!

Алексей:  В нашей группе пишут отзывы, но негативных, в принципе, нет. Бывает, что люди поначалу относятся с недоверием и не понимают как это «бесплатно», и каждый раз приходится объяснять, что мы действительно выезжаем на заявки безвозмездно.

Валерий: Порой, в отзывах настолько душевные слова пишут, что  слезы наворачиваются, приятно читать, когда люди пишут искренне, благодарят.


фото для статьи:
официальное сообщество КДС в Вконтакте
фотограф Михаил Чернат

Ещё статьи из рубрики Люди

Вам также может понравиться