Халат, запринтованный инструкцией по сборке урожая, вареные джинсы и платья для мужчин.  Узнали, откуда у молодого дизайнера такие безумные идеи


Первые шаги в творчество Дарья Лукаш делала еще в школе. Дважды участвовала в «Детском Евровидении», занималась в танцевальном коллективе «Тодес», выступала в роли ведущей городских мероприятий. В 17 лет решила, что пришло время реализовывать себя за пределами Курска. Сейчас она студентка факультета моды Высшей Школы Экономики  в Москве. Разрабатывает концепции по созданию одежды, выпустила несколько коллекций и работает с известными брендами.

Мы пригласили Дашу поработать в качестве стилиста на съемках промо-ролика интернет-журнала Морс, она создала образы героям и выбрала костюмы. Тогда же в студии договорились об интервью. Говорить пришлось уже по Skype – Даша уехала на работу в Москву.


Дарья Лукаш, дизайнер


— Моя цель – понять индустрию российской моды. Я хотела бы быть доброй феей, которая показала бы людям, что такое стиль. В России с этим понятием есть проблемы. Как с 2000-х начали наряжаться во все самое яркое и броское, так и продолжаем. О русской девушке сложился даже такой стереотип, что она вся в мехах, с красными губами и длинными светлыми волосами. Это уже давно не модно, но, согласитесь, на улице такую красоту до сих пор можно увидеть. Еще люди думают, что чем выше ценник, тем лучше вещь. И здесь допускаются ошибки. Чтобы стильно одеваться, не обязательно много зарабатывать.

В нашей модной необразованности виноват и тот факт, что в стране долгое время не было возможности видеть работы иностранных дизайнеров. Мы жили под куполом и учиться у других было просто нереально. В России мода только начинает развиваться, в то время как на Западе она давным-давно запущена. Многие скептически относятся ко всему новаторскому, поэтому наша молодежь боится привносить в свой повседневный гардероб что-то новое и отступать от устоявшихся стереотипов.

Я стараюсь делать вещи, которые будут соответствовать моде и заинтересуют покупателя. Сначала нужно определиться с концепцией. Я не сажусь за стол и не рисую что-то, что мне ночью приснилось. Нет. Где-то около недели уходит на то, чтобы хорошенько обдумать идею. После перехожу к эскизам. Вообще, создание эскиза – самая сложная часть, на нее уходит недели три. Нужно, чтобы от начала до конца задумка уже была проработана на этом этапе. Раньше, когда все начиналось с чего-то малого, на создание вещи уходило не так много времени. Трех-четырех эскизов было достаточно. Дальше я покупала ткань и отдавала ее на пошив. Три недели – и вещь готова.

Сейчас же я настолько стала придирчивой, что мне и двух месяцев мало. Только ткань выбираю около недели. Мне нужно все прощупать, посмотреть, как это смотрится. Моя последняя  коллекция вышла очень дорогой, потому что она вся сшита из натуральной запринтованной ткани. Цена за метр такого материала – от семи тысяч рублей. Несложно посчитать, сколько примерно выйдет цена одной вещи, если на нее тратится от трех метров материала.

Когда я придумываю вещь, я цепляюсь за идею, за какую-то новость или место. После чего разворачиваю целую концепцию – работаю головой. У профессиональных дизайнеров нет такого понятия, как вдохновение. Нет такого, что ты сидишь и вдруг тебе в голову пришла идея создать платье-облако. Все приходит во время размышлений.
Последнее время каждые три месяца стараюсь придумывать линию одежды, коллекцию или мини-бренд. Последняя коллекция была связана с андеграундом, который зародился в СССР.

Моя одежда для интеллектуалов. Она такая, с подтекстом. Это когда смотришь на вещь и понимаешь, о чем она. Я категорически против декоративизма или покупки платья только потому, что тебе понравились в нем рюши.

Мне очень нравится, когда люди смотрят на платье и понимают о чем оно. Звучит как-то фантастически, но для меня – обыденно. Я покупаю вещи и понимаю, что она про 90-е или про группу «АББА».  Моя главная задача – сделать подтекст не выпячивающимся, а понятным только умным людям. Я прекрасно понимаю, что будет много людей покупать такую одежду просто потому, что им это нравится стилистически. Но я бы хотела, чтобы среди покупателей было все больше понимающих людей. Хочется, чтобы моя вещь была уникальна. Ведь вещевой рынок огромен. Очень много масс-маркетов, где продают похожую, сворованную одежду. Можно зайти в любой магазин и найти до десяти видов похожих вещей различного качества. 

5 проектов, которыми я горжусь

1.

Первая вещь, созданная мной – черная футболка. Это было задание по учебе –  изучить цвета. Мне попался черный, точнее, черная икра. Я начала анализировать, думать, стала изучать историю Российской империи, когда черную икру привезли впервые в Россию и кучу всего. А потом  пришли на ум люди, которые едят черную икру ежедневно и для них это вообще не изысканное блюдо. Как для нас каша. Начала придумывать лозунги и так появилась идея нанести на черную футболку «социальный статус: черная икра» на английском языке черным бисером. Это выглядело, действительно, как черная икра на черном фоне.

2.

Еще у меня был халат, вдохновленный садом МГУ «Лекарский огород». В этом саду впервые выращивали лекарственные растения. Халат полностью запринтован инструкцией, как их собирать.


3.

В 2017 году салатовый был объявлен цветом года и, конечно, я не могла не обратить на это внимания. Долго думала, как выразить этот оттенок в одежде. Были идеи, связанные с природой. Потом вспомнила про выражение «молодо – зелено», которое  впервые начали говорить в СССР. Я тогда занималась одеждой в винтажном стиле и вспомнила про «варенки». Изучили технологию, по которой варили джинсы родители, и я решила сделать их салатовыми. Это был первый раз, когда у меня появились цветные джинсы.

А потом мои цветные джинсы заметил бренд  Levi`s, который занимается кастомизацией вещей для разных звезд. Елене Темникова как раз искала что-то подобное для своих выступлений. Так вышло, что вместе с Еленой я готовила одежду для презентации ее нового альбома: я варила джинсу и редактировала одежду Levi`s, в которой выступала Темникова и танцевальная группа.

4.

Еще один проект, которым я безумно горжусь, я делала совместно с последним художником андеграунда в России Пашей Кузнецовым. Одежда с отсылкой на легендарный фильм “Асса”. После выхода этого шедевра люди в СССР начали носить винтажную одежду. Гарик Асса ходил по магазинам и скупал винтажные плащи, сочиняя байку, что это вещи дали ему вдовы шпионов. Каждый, кто брал этот плащ у него, чувствовал себя настоящим шпионом. С него началась эпоха атмосферного секонд-хенда. Мне удалось разыскать настоящие вещи этого человека. Сняли крой и сшили идентичные вещи. Самое интересное, что в каждой вещи мы заложили некий секретик – деталь, запринтованная картиной Паши Кузнецова. Получилась интеллектуальная история про вещь из прошлого, но с деталью из настоящего.

5.

«Коммуникейшн тьюб». Многие говорят, что этот проект обо мне. Мы делали ювелирные украшения с красными трубами и броши- секретики. В детстве все же закапывали в песок разные штуки и накрывали их разноцветными стеклами? Вот примерно такими были броши. Они были с разными вставками в эпоксидной смоле.


Я создаю одежду, которую носили бы и мужчины, и женщины. Я за унисекс. Среди моих работ вы не найдете женственные вещи. Хотя нет. По учебе было задание создать коллекцию, исходя из последних новостей в мире. Тогда косметический бренд Maybelline  New York выпустил линию декоративной косметики для мужчин. Это вдохновило меня на создание нечто необычного и выходящего за рамки обыденности. Так появилась коллекция Why hot generation с красивыми  платьями в рюши и выходными нарядами для сильной половины человечества. Этим я хотела выступить против принятых в обществе стереотипов, относительно того, что мужчины не могут носить платья и юбки. Но сейчас на такое бы не решилась.



Свой стиль я бы описала, как минималистический. До переезда в Москву любила наряжаться, позволяла себе надевать откровенные вещи, яркие сумки, каблуки, макияж. С возрастом вещи становились все спокойнее, и вот сейчас пришла к абсолютному минимализму.
Я выступаю против открытых, откровенных нарядов. Придерживаюсь суждения, что каждая вещь должна передавать внутреннюю индивидуальность носителя. Чем закрытей одежда, тем больше внимания уделяется личности. Моя вещь должна не перебивать личность, а подчеркивать. И чтобы по вещи можно было угадать, какой человек. Я ношу только черный цвет. Друзья даже не верят, но это чистейшая правда. Мой гардероб полностью состоит из черных вещей. 

Моя профессия сыграла со мной злую шутку. Теперь, когда хожу по магазинам, то понимаю, что ни одна вещь мне не нравится. Ну вот ни одна! То шов не такой, то строчка кривая, то слишком короткое или обтягивает, где не надо.

Найти что-то по-настоящему хорошее достаточно сложно. Либо масc-маркет, где качество оставляет желать лучшего и вся одежда сделана наспех, либо дизайнерская одежда от людей, которые просто решили стать дизайнерами. В глаза сразу бросается, что вещь не проработана и никакой концепции не создавалось.

Если вещь того стоит, то я готова заплатить за имя. Мне очень импонируют работы Гоши Рубчинкского: несколько вещей из его последней коллекции уже висят в гардеробе. 

Свою одежду категорически я не ношу. Это большая проблема. Часто ко мне обращаются друзья и знакомые с просьбой помочь им в выборе одежды, а на себя у меня нет времени. Возможно, это все отговорки и нужно выглядеть презентабельно, но сил совсем нет. Когда с душой подходишь к какому-то делу, то все свободное время пропадаешь в работе.

Смотрите также

Аяз Шабутдинов: бизнес – это по любви

Морс узнал у молодого миллионера Аяза Шабутдинова, как превратить любимое дело в прибыльное.

Марк Гросс: «Я мог бы штамповать музыку, но вместо этого пользуюсь вдохновением»

Двукратный обладатель «Грэмми» пообщался с журналистами «Морса» за кулисами «Джазовой провинции»

Тревел-проект курянки «Двое и алоэ» попал в номинацию «Блог года»

Олеся Облачная рассказала Морсу, зачем возит с собой растение в горшке и почему для ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: