Говоря о рабочем месте каждого из нас, можно перефразировать знаменитую пословицу: «Покажи мне свой кабинет — и я скажу, кто ты». Это и не удивительно, ведь много времени мы проводим на работе. Актеры Курского драматического театра предоставили редкую возможность попасть в святая святых — свои гримерки.


Евгений Сетьков

— Мой коллега и сосед по гримерной — Максим Карпович. Он поддерживает здесь порядок, периодически делая мне замечания. И осуществляет это очень интеллигентно: «Жень, чай попил? А кружку помыть почему забыл?».

До ремонта у нас здесь висели афиши с разных спектаклей, копии фронтовых писем — подарок поклонников постановки «Соловьиная ночь». Но после того, как поклеили новые обои, жалко портить кнопками или иголками стены, поэтому уже почти два года ничего не помещаем на них.

Однако, гвоздь все-таки скоро забьем — для диплома, который на первую после самоизоляции премьеру спектакля «Саня, Ваня, с ними Римас» мне и всем ребятам, что в постановке играли, подарила одна зрительница. Приятны слова, которые написаны на нем: о том, что театралы скучали и с нетерпением ждали встречи с любимыми актерами. Вот такая память не только о премьере, но и о пандемии.

А вот талисманов здесь нет. Мы не суеверные… Да и это больше девочкам свойственно — разные вещи «на удачу» на работу приносить.


Максим Карпович

— Люблю натуральный кофе, поэтому завел в нашей гримерке электрическую кофеварку. Приношу из дома молотые зерна, молоко и делаю капуччино. Поэтому у меня две мини-кофемашины. Одна дома, а другая — на работе. Так что после спектаклей или в перерывах между репетициями мы с Евгением пьем очень вкусный кофе от «бариста» Максима Карповича и беседуем о работе, семье и политике.

Кроме того, мы ещё и ценители виски. Но дегустировать этот напиток мы себе позволяем только в нерабочее время.


Александр Швачунов

— Гримерка для нас — это второй дом. Вообще, у актеров принято в гримерной делать свою «стену тщеславия»: с афишами, плакатами, программками или какими-то мелкими вещами, напоминающими о любимых ролях. Но в нашем театре ремонт внес свои коррективы, поэтому «стены» эти встречаются теперь реже. Нужно еще немного времени, чтобы они появились вновь.

Кроме того, у каждого актера театра есть список ролей из действующего репертуара и у меня он настолько объемный, что едва помещается в ящик стола, поэтому приходится прикладывать усилия, чтобы его туда уложить. А на зеркале гримерного столе у меня всегда портрет Константина Станиславского.


Андрей Колобинин

— Гримерка — это подготовительная комната, где актер репетирует и собирается с силами, мыслями перед спектаклем. А еще мы с коллегами любим в гримерной выпить чашечку чая, когда есть свободная минутка между репетициями, ведь бывают дни, когда я в театр прихожу утром, а покидаю его уже поздно вечером.

Конечно, у каждого из нас в гримерках много личных вещей. У меня одной из них является фотография с губернатором Романом Старовойтом. Она вдохновляет меня. На ней я, конечно, немного не узнаваем, в отличие от Романа Владимировича. Хотелось бы, чтобы губернатор заходил почаще в наш театр лично.


Галина Халецкая

— Помимо зеркал на гримерных столах, у нас с моей соседкой актрисой Марией Нестеровой есть еще одно на стене — во весь рост. Перед выходом на сцену необходимо полностью видеть себя со стороны. Открою вам секрет: в фойе театра зеркала немножко кривые, как в магазинах одежды. Все, кто в них смотрится, кажутся стройнее, поэтому мы очень их любим. Правда, упаси вас Бог разглядывать себя в зеркале в лифте. Отворачивайтесь! Иначе настроение себе испортите на весь день!

На столе у меня образ Николая Чудотворца. Это не только мой любимый святой, его почитает вся Россия.

А еще здесь росточек каланхоэ в стаканчике. Я очень люблю комнатные цветы. Они у меня уже дома не помещаются, поэтому, приношу их в театр. Часть растений я поставила на подоконнике в нашей гримерке, а часть — отдала для зимнего сада в фойе.

У нас с Машей также есть своя «стена плача». Вернее, ее часть, к которой мы прислоняемся перед или после трудных спектаклей. До ремонта это место выделялось, а теперь нужно время, чтобы оно образовалось вновь. Также, в шкафчике у каждой из нас имеется небольшая аптечка. Ведь зритель должен видеть нас энергичными и красивыми, а нам, как и всем живым людям, иногда нездоровится.


Мария Нестерова

— У меня есть привычка помещать на зеркало гримерного стола памятные мелкие вещички. К примеру, ангел из бумаги. Его мне подруга на Новый год сделала. Вместе с ангелом мне подарили и символ года — мышку, но он что-то плохо всех нас хранит… Хотя, грех жаловаться, на самом деле у нас все хорошо. А эти серебристые сердечки — наследие спектакля «Дурочка». По пьесе я их приклеивала на платье, а после спектакля жаль было выкидывать — на зеркало прилепила.

Рядом со столом мой большой портрет. Это часть декорации к спектаклю «Семейная идиллия», который в качестве главного художника оформлял мой папа Виллен Нестеров. Было так задумано, что над сценой висели большие портреты тех, кто играет в спектакле, а пониже и чуть поменьше — фото детишек. И среди них был портрет моей дочки Ани. Свое фото я забрала в гримерную и, пока Галина Николаевна не возражает, оно висит здесь, а Анино фото находится дома у мамы.


Елена Цымбал

— После отпуска я обязательно здороваюсь со своей гримеркой: прикасаюсь к каждой вещи, чтобы подзарядить помещение своей энергетикой. Ведь гримерная для меня сродни храму, куда можно зайти и почерпнуть силы перед выходом на сцену.

У меня осталась памятная вещь практически с каждого спектакля. К примеру, после «Чайки» — календарик, после «Горя от ума» — белая маска, после «Гамлета» — венок. Среди афиш и фотографий я повесила рисунок — мы в обнимку с моим супругом Мишей Тюленевым. Это подарок одной из поклонниц.

А еще среди косметики я храню свою небольшую коллекцию духов.


Елена Гордеева

— Актеры редко пускают посторонних в свои грим-уборные. И это правильно, ведь для нас гримерная — это своеобразное чистилище, где мы совершаем переход из обычной жизни в мир творчества и становимся сценическими персонажами. Для нас это не просто комната для переодевания — это частичка души.

В театре, где я служила до приезда в Курск, на моем столе стоял портрет папы. Я с ним мысленно вела диалог перед каждым выходом на сцену. Но в суете переезда я забыла его взять с собой. И со временем поняла — в этом был особый смысл. Ведь вне зависимости от того, есть портрет в моей гримерке или нет, папа всегда со мной — как Ангел Хранитель!


Автор: Татьяна Смирнова
Фото: Александр Малахов

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: