Люди

«У нас две задачи — зафиксировать факт и снять красиво» Интервью с курскими орнитологами-любителями

Татьяна Калугина, учитель географии

Олеся Дейнеко, натуралист-любитель

Павел Кудрин, член союза охраны птиц России

Евгений Скляр, кандидат биологических наук, учитель биологии


Как правильно называется ваше увлечение?

Евгений: Англоязычное «бёрдвотчинг» сейчас очень часто употребляется. Но многих оно раздражает, потому что есть вполне привычное русскому слуху «орнитолог-любитель». Вот это нам нравится. Мы — опытные любители.

Где в Курске смотреть птиц?

Павел: Мест в городе много. Солянка, Боевка, Знаменская роща. Зимой все ходят кормить уток на Боевке, а недавно там встретился серый гусь. Может быть тот самый суджанский, что изображён на гербе. Но он у нас пролётом, и даже на пролёте их давно не встречали. В черте города у нас отмечено больше 150 видов птиц. Для начала нужно просто «разуть глаза» — оторваться от смартфона, вынуть наушники из ушей и посмотреть по сторонам.

Олеся: На свалке за проспектом Дериглазова или летом возле ТЭЦ на Волокно можно увидеть чаек. Не обязательно ехать к морю! Был бы большой водоем с рыбой — будут и чайки, и крачки.

Птицы очень пластичны. Стоит появиться на короткое время удобному для их обитания месту —они будут там. Зоринские озёра в Курском районе образовались в карьере, где добывали песок. Там моментально появились цапли, кряквы, нырки красноголовые, куликов болотных около пяти видов. Лужи высохли — птицы улетели. Сейм выйдет из берегов — они прилетят назад.

Озерные чайки и речная крачка. Курск, пруд ТЭЦ, июль 2020. Фото: Олеся Дейнеко

Татьяна: Всегда интересна встреча с лебедями. Видела их в Курчатовском районе, где пруд – охладитель АЭС. В прошлом году в посёлке Карла Либкнехта в первый раз за много лет встретила лебедей.

Евгений: У нас небольшая область, но интересная. Стык географических зон, леса и степи, дает ощутимый прирост в видах. Летом кто-то подтягивается с югов, зимой, наоборот, жители северных районов прилетают, как на курорт. За январь-февраль собрали весь набор обитателей тундры, которые зимуют в наших широтах: дербник, зимняк, рогатый жаворонок, пуночка, лапландский подорожник. Некоторые названия сами за себя говорят. Кстати, встречи не рядовые, довольно интересные.

Рогатый жаворонок в компании пуночек. Коренные жители тундры на зимовке в Курской области. Фото: Евгений Скляр, февраль 2019.

Можно сказать, что вы коллекционируете птиц?

Евгений: Мы только этим и занимаемся!

Татьяна: Мы отслеживаем количество видов. И кто сколько наснимал.

Евгений: Птицы, как и деньги, любят счёт. В прямом и переносном смысле!

Моя мать не верит, что их можно посчитать.

Татьяна: Мы не считаем количество птиц. Мы считаем количество видов, которые нам встретились. У меня отснято 150 видов. А у вас?

Евгений: В области — 202.

Павел: У меня где-то 180.

Олеся: У меня 136, но я всего два года снимаю. Вчера ко мне прилетело 13 видов на кормушку под окном. Синицы, коноплянки, щеглы, дубоносы, дятлы… Держа кормушку наполненной, всегда наблюдаю богатое разнообразие.

Евгений: С каждым сезоном пополнять личный список все сложнее. Чем не коллекционирование?!

Дубонос. Фото: Олеся Дейнеко.
Коноплянка. Фото: Олеся Дейнеко.
Большой пестрый дятел. Фото: Олеся Дейнеко.

А как вы нашли друг друга?

Павел: Мы с Евгением познакомились лет пять назад на выставке в Асеевке, которую организовал заповедник. Когда Евгений решил создать группу, взялись за это дело вместе. Со временем сформировалось сообщество орнитологов-любителей.

Евгений: Мы в постоянном поиске новых авторов и наблюдателей. И они появляются, сообщество растет. Среди птичьих групп в ВКонтакте по стране мы на третьем месте по числу подписчиков. Мы помогаем участникам с определением птиц, организуем экскурсии, проводим ежемесячные голосования на лучшее фото. Скоро запустим очередной «Весенний марафон» — акцию по учету весеннего прилета птиц. Кстати, иногда немного начинает «заносить». В этом сезоне активом сообщества поучаствовали в «Кубке по фотофиксации растений»…

Павел: «Кубок по фотофиксации растений» — это федеральное соревнование, которое организует Гербарий МГУ. Смысл простой — в течение определенного срока люди ходят по природе, фотографируют разные растения и выкладывают на платформу, а потом команда экспертов определяет виды. Побеждает регион, набравший больше видов. Результат у нас в этом году был очень сильный — мы в совокупности сумели отснять 885 видов из примерно 1500, известных для Курской области. Результат сделала команда энтузиастов из нашей группы и Центрально-Черноземного заповедника, всего 28 человек. Мы бегали как белки! Это проект в русле так называемой народной науки. Когда ученые получают материал, на сбор которого своими силами у них бы не хватило никаких ресурсов. А люди получают опыт и знания. Такое взаимовыгодное сотрудничество.

Какая самая распространенная в городе птица?

Павел: Грачи, галки, сизые голуби.

А есть птицы, которые обитают только в Курске?

Евгений: Нет. У птиц есть крылья, поэтому одним городом они никогда не ограничиваются! На океанических островах такая ситуация возможна, каждый островок со своей уникальной фауной.

Татьяна: Говорят, чернушка (горихвостка) чаще встречается у нас, чем в других местах.

А соловьи?

Павел: Соловьёв становится меньше, как и других видов. Чем меньше их самих, тем хуже качество пения. Им не перед кем выпендриваться.

Татьяна: Я помню, как в молодости у нас в саду пел соловей. Открываешь окно, песня — просто заслушаешься! Сейчас я не встречаю такой песни. Они не так долго поют, да и качество другое.

Золотистая щурка. Фото: Татьяна Калугина.

А вы наблюдаете только в Курске и области или куда-то выезжаете?

Татьяна: Специально — нет. Но я всегда беру с собой фотоаппарат. Обязательно высматриваешь, кто там поёт, кто полетел… Это уже привычка.

Евгений: Этой осенью случайно сфотографировал беркута недалеко от Тулы. Это самый крупный орел, очень редкий для центральной России, внесен в федеральную Красную книгу. Оказалось, в Тульской области известно только две современные встречи. Данные передал местным орнитологам, теперь будет еще одна. Сейчас вообще проблем с коммуникацией нет. Фото, дата, координаты — и твое наблюдение попадает в международные базы данных. А это может служить инструментом для организации соревнований по учету птиц.

Беркут. Редкий хищник, отмеченный курским бердвотчером на тульской земле. Фото: Евгений Скляр, октябрь 2019.

Как научиться определять птиц?

Евгений: Во-первых, нужно подписаться на Птиц города Курска во ВКонтакте! Будете всегда в курсе птичьих новостей! Два года назад мы запустили целую серию репортажей с учхозовского пруда. Тогда в фокусе внимания была колония краснокнижных белощеких крачек. Наблюдали за брачными играми, строительством гнезд, кормлением птенцов. В течение сезона проследили гнездовой цикл от начала и до конца, вплоть до отлета.

Главное — внимание к деталям. В основе лежит природная наблюдательность человека. Это как музыкальный слух — либо есть, либо нет. Хотя со временем при должном усердии навык определения птиц растет.

Павел: При этом у каждого разные стили. Женя и Татьяна бегают как заведенные, очень быстро, с пяти утра. Я склонен постоять, посмотреть, подумать — и отснять одну птицу в разных ракурсах. Поэтому в одну экскурсию попадают разные стили. И мы друг у друга учимся.

Олеся: А я склонна ехать на велосипеде, остановиться на точке, обработать и ехать дальше.

Татьяна: Дочь говорит: «Если бы была возможность ездить, мы бы тебя дома не застали».

Белощекая крачка с птенцами. Краснокнижный вид, гнездящийся в черте города Курска. Фото: Евгений Скляр, июнь 2019

Есть любимые виды?

Татьяна: Есть виды, которые хочется снять и снимать до бесконечности. Например, у меня была мечта снять иволгу, но долго не удавалось, а когда она прилетела ко мне под окно на черешню, я начала её хомякать с большим удовольствием! Когда специально искала, она пряталась, а тут прилетела — я её два дня созерцала!

С удовольствием наблюдаю не первый год, как у меня перепелятники выводятся. В районе Крутого лога ястребы-перепелятники устраивают гнездо, высиживают птенцов.
И ополовники мне очень нравятся. Это длиннохвостая синица — очень фотогеничная птичка.

Иволга на черешне, снято из окна. Татьяна Данилова.
Длиннохвостые синицы. Фото: Татьяна Данилова
Ястреб-перепелятник. Фото: Татьяна Данилова
Длиннохвостая синица. Фото: Татьяна Данилова
Ястреб-перепелятник. Фото: Татьяна Данилова

Павел: У меня любимая птица — чомга. Она у меня отснята совсем всесторонне: брачные игры, гнездо, птенцы… Еще я к варакушкам неравнодушен — красавцы синегорлые!

Чомга, брачные танцы. Фото: Павел Кудрин
Варакушка. Фото: Павел Кудрин

Евгений: У Олеси любимый вид сова! С недавних пор…

Олеся: В центре города в дупле живёт одна сова. Я её выследила. Хожу к ней, когда есть свободная минутка. Иногда она выходит. Перед новым годом вышла, посидела на солнышке в снегу — попозировала. Я её сфотографировала в разных позах. Ночью-то она охотится, поэтому её нужно застать днём.

 Серая неясыть. Фото: Олеся Дейнеко

А есть птичка, которую хочется найти, но она никак не попадается в объектив?

Татьяна: Мечта с детства — сфотографировать чибиса. В детстве, когда мы катались на велосипедах, в пойме их было полно. Сейчас встречаются реже. Иногда стоит мечтать. Два года я не могла встретить обыкновенную московку, а в этом году каждый выходной я её лицезрею. Мечты сбываются. Даже когда уже есть снимок, стремишься сделать лучше.

Павел: У нас две задачи — зафиксировать факт и снять красиво. Когда видишь, стараешься заснять хоть как-то для истории, для базы данных, а потом запечатлеть качественно. Одну и ту же птицу можно сто раз снять, и каждый раз она будет разной.

Евгений: Этой осенью был случай с легким налетом экстрима. На пруду ТЭЦ в браконьерскую сеть попал длинноносый крохаль, довольно редкая утка у нас. Оставлять жалко. Обмен веществ у птиц очень быстрый, нужно постоянно пищу добывать. Скорее всего, больше суток в холодной воде он бы не протянул. А тут еще все совпало, у жены День рождения… Я говорю: «Наташ, ты извини, но я съезжу, гляну, что да как…». Взяли лодку с товарищем. Вечер. Темно. Кое-как отыскали эту сеть, крохаля в ней. Закончилось все хорошо — на следующий день выпустили на Боевке. Кстати, были опасения, что нас с той же сетью за браконьеров примут, объясняться с представителями власти было бы непросто.

Олеся: Бывают курьёзные случаи. Линёво озеро. Пойма, лес, вокруг луга. Вечером едем на велосипедах с мужем, перед нами скачет птичка. Я её фотографирую. Навстречу идёт какой-то гулятель. Сближаемся. Он достаёт удостоверение — уголовный розыск. «Что вы здесь делаете? Я за вами из машины следил» — «Фотографируем» — «Покажите» — «Наконец-то хоть кто-то посмотрит, что я фотографирую, а то дома уже всех достала».

Евгений: Еще вспомнил… У нас проходит акция по привлеченью соколов на искусственные гнездовья. По сути это развеска больших скворечников — гнездовых ящиков. Ехал с этими ящиками в сторону города, сотрудники ДПС остановили и, естественно, поинтересовались что это такое. Честно ответил: «Гнездовья для малых соколов». На лице сотрудника отразилась настороженность, сменившаяся недоумением. Зачем делать что-то, что не приносит материальной выгоды? В чем подвох? Этот вопрос нам задавали не раз…

Действительно, зачем?

Павел: У меня мотив — поделиться тем, что я видел. Я начинал смотреть птичек в детстве, учился определять. Были люди, которые мне помогали учиться, — хорошие люди. И для меня очень важно передать этот опыт дальше.
Татьяна: Мне просто интересно. Это затягивает. Иногда хочется километров десять за день пройти.

Татьяна: Я по случаю стала экологическим инспектором. Когда хожу в Крутой лог, пишу замечания о свалках, нарушениях экологического законодательства… Страшно, что происходит с природой.

Евгений: Мы живем в зоне лесостепи, животный мир здесь всегда был богат. Ровно до тех пор, пока человек не начал активно разворачивать хозяйственную деятельность. Исчезла степь, а вместе с ней и ее обитатели. Если на залеты дрофы еще можно рассчитывать, даже оставим шанс на ее возможное гнездование, то такой титульный вид как стрепет, вероятно, для нас потерян навсегда. Многие из редких видов могут проскочить, например, краснокнижный сокол сапсан или филин. А вот дрофа и стрепет — исчезающие символы степи.

Дрофа изображена на гербе Льгова.

Евгений: Это одно подтверждение, что вид был обычным в прошлом.

Теперь герб — это памятник. А на гербе Суджи изображён дикий гусь. Он встречается в этих краях?

Евгений: Раньше серый гусь гнездился в области довольно широко. И сейчас этот вид относится к группе гнездящихся, но свидетельств этого все меньше. Опять причина в изменении местообитаний. Гусь предпочитает заселять обширные поймы, заболоченные луга. Что-то было распахано, что-то просто высохло — пригодных мест осталось очень мало. Снегирей меньше в городе стало, потому что сужается среда обитания. Меньше стало для них еды — ясеней, рябин… Уже давно известно, что охране должны подлежать не отдельные виды, а целые комплексы, ландшафты.

Снегирь. Фото: Павел Кудрин

И как сохранить место обитания?

Павел: Не трогать! Не распахивать, не осушать. Боевку облагородили — убрали кусты, крапиву. А соловей где живёт? Именно в кустах и крапиве, в густых зарослях. Соловей не совместим с таким благоустройством. Хотим, чтобы в Курске пели соловьи, — надо оставить им места для жизни.

Соловей. Фото: Павел Кудрин

Ещё статьи из рубрики Люди

Вам также может понравиться