Журналист Иван Голиков вместе с горожанами вспомнил самые животрепещущие истории о поездках в автобусах


«Россия пугает меня, люди в автобусах выглядят так, словно их везут на электрический стул».
Мохаммед Али (но это не точно)

Иван Голиков

Представить урбанизированный мир без транспортной сети сегодня невозможно. В мегаполисах люди буквально живут в паутине дорог: в пути они читают тома книг, прослушивают десятки дискографий любимых исполнителей, проводят уйму деловых и личных бесед по телефону. Расстояние стало нормой городской жизни. Наиболее предприимчивые или обремененные достатком горожане преодолевают его на личном автомобиле. Однако немалая часть населения свой досуг проводит в общественном транспорте. И пока японцы изобретают антистрессовые блокноты, страницы которых предназначены для безжалостной аннигиляции с применением навыков мелкой моторики, и «комнаты ненависти», в которых можно разбить не только списанную офисную технику, но и «манекеновое» лицо твоего начальника, куряне нашли свой способ «сублимации» – они курсируют по городу «маршрутами ненависти».

В часы пик общественный транспорт становится сосредоточием темной материи, поглощающей, словно черная дыра, остатки положительных эмоций, не растраченных на работе или учебе. Мы собрали несколько историй из «путевых заметок горожанина», драматичных и комичных, в которых вам, быть может, доводилось бывать самим.


Дисклеймер

Автор не преследует цели разжигания межнациональной вражды, оскорбления чувств людей ни по возрастному, ни по профессиональному или какому-либо иному признаку. Он искренне уверен, что среди представителей всех возможных категорий населения есть множество достойных людей. Но увы, самые яркие воспоминания, по утверждению психологов, связаны с людьми, которые стремятся безвозмездно поделиться с нами своим «радужным» настроением – преднамеренно или нет. 

Кондуктор-ждун

Конец рабочего дня. Почти заполненный муниципальный автобус типа популярных в Курске «Икарусов». Все поручни внутри уже обвиты пальцами пассажиров. Трудно найти местечко, чтобы ухватиться за что-нибудь и не нарушить личное пространство соседа. Выбрав не самую удобную точку практически у ступенек задней площадки, абстрагируюсь от окружающего мира в своем трек-листе.

Через несколько минут краем глаза я замечаю тучную фигуру, степенно раздвигающую обступивших сиденье девушек. Все стало на свои места после призыва оплатить за проезд. Только я потянулся в карман за заготовленной купюрой, как меня выбили из седла безмятежности неожиданным вопросом.
– А передать не мог?
– Да я вас вообще-то не видел! – опешив, несколько сконфуженно ответил я.
– Да?! – недовольно скривила лицо кондукторша, видимо, подозревая меня в намерении проехать «зайцем».

Сторублевая бумажка, волшебным образом появившаяся перед ее лицом в мгновение ока, сомнений не развеяла. Положив ее в свою сумку, она молча продолжила шествие к необилеченным. И лишь брошенный взгляд, полный недоумения и гнева, заставил ее снизойти до моей личности.

«Сдачу придется подожать», – небрежно сказала повелительница мелочи, которой у нее, по иронии судьбы, не оказалось. Сдача в действительности вернулась через минуту после того, как ко мне обратились элегантным тычком пальца в локоть.

Недовольно брюзжа, она продолжила 12-часовой кольцевой марафон по салону автобуса. Привыкший в транспорте, словно Милдред у Рэя Брэдбери в «451 по Фаренгейту», затыкать уши «гудящими электронными пчелами», я все же пересилил отвращение к городскому шуму и вынул один наушник.

Кондукторша продолжала сыпать обвинения в том, что люди сами к ней не подходят, периодически возвращаясь на свой перевалочный пункт между теми девушками. Заметив одну из них на своем месте – кажется, оно не было обозначено как место кондуктора – она грозно потребовала встать с него.

«Можешь только у меня на коленях», – донеслось в паре метров от меня. Хамству никто не противился. Все свыклись. А кондукторша, не дождавшись, что к ней кто-то подойдет, неуклюже продолжила перемещаться с одной площадки на другую…


Ни шагу назад!

Помнится, это был март 2017 года. Снега навалило столько, сколько, кажется, за всю зиму не выпало. Тротуары превратились в козьи тропы, а проезжая часть – в непроходимое болото, в плотной массе которого вязло большинство машин.

В это время путь домой после вечерних пар я преодолевал со своим одногруппником. По натуре флегматик и домосед, сначала он неохотно соглашался на мое предложение идти пешком: время ожидания транспорта, в который можно было утрамбоваться, вместе со временем, проведенным в дороге, равнялось примерно 60 минутам. За час же можно было своим ходом добраться до дома, не толкаясь в атмосфере затхлости. Отвращение к душным маршруткам и пазикам все же возобладало, и мы, не уславливаясь, ежедневно отправлялись в путешествие по серпантину протоптанных дорожек, коротая время в долгих беседах.

Но однажды лень взяла верх. Спустившись на Красную площадь, мы понадеялись, что мало-мальски спокойно сможем доехать домой на троллейбусе.

Каково было наше удивление, когда через несколько остановок он заполнился до состояния, в котором любое живое существо непроизвольно стремилось бы высвободить свое брюхо от содержимого.

Держаться за поручень было бессмысленно: теперь мы стали частью кирпичика в нерушимой людской стене и оказались в самой гуще событий – на центральной площадке.

Спустя какое-то время невысокая старушка по соседству рванула пробиваться на выход… к передней площадке. В потоке спин и рук она с энергией утопающего цеплялась за все, что попадалось на ее пути, одновременно расталкивая локтями тех, кто преграждал ей источник свободы. Тут я не выдержал: «Бабушка, вы не можете выйти через центральную площадку?! Вот справа от вас выход открыт!» Но старушка была непреклонна: «Мне надо вперед!». В этот момент не стерпел и мой попутчик, обычно привыкший утаивать свои мысли. Командным голосом он зачитал: «Сталинский приказ № 227 «Ни шагу назад!».


Дарья Ишкова


Замечательный попутчик

Маршрут Курск–Кшень и обратно действительно является одним из самых востребованных в Курской области. По крайней мере, мне так кажется, ведь когда заходишь в маршрутку в назначенное время (за 15 минут до отъезда) места ни сидя, ни стоя найти уже невозможно.

К сожалению, мне приходится довольно часто пользоваться услугами междугороднего транспорта, каждый раз сталкиваясь с разными ситуациями, чаще всего далеко не приятными. Однако самое большое зло – поездка в маршрутке в темное время суток. Заказав место на 19.20, сев на переднее сиденье у водителя, ничего не подозревающая я отправлялась в Курск. Кстати, с тех пор я предпочитаю толкаться в салоне, чем ехать «нога к ноге, рука к руке» с незнакомым мне человеком.

В «огромном», судя по числу подбираемых в пути людей, городе под названием Щигры ко мне подсел попутчик. Окинув его быстрым взглядом, я поняла: человек пьян. Большой во всех смыслах мужчина средних лет, знатно заливший глаза, раскинув ноги, стал проявлять ко мне нескрываемый интерес: «А что за музыку слушает молодежь? А дай послушать! Поделись наушником! В смысле, я тоже люблю рок! Хочешь анекдот? Да, ладно, я же знаю, что ты хочешь!». К сожалению, даже сделав музыку громче, я слышала, как этот мужчина орал мне на ухо нечто: «А я тещеньку взял и в туалете закрыл!».

Как бы вы среагировали на человека, лицо которого выражает лишь раздражение? Попутчик решил, что это самая лучшая ситуация, чтобы научить жизни неразговорчивую студентку: «Кстати, если ты будешь улыбаться, к тебе потянутся люди, смотри, я тоже могу потянуться!». И так прошел час езды, к концу поездки я уже стала жалобно поглядывать на водителя, выражая мольбы о помощи. Но он лишь хихикал с моей реакции.

Когда поездка закончилась, и я с облегчением вышла из маршрутки, мужчина решил составить мне компанию и в этом нелегком деле. Пришлось в очередной раз убегать, издавая непонятные звуки, дабы отбить его желание продолжать со мной общение.


Дарья Дяденко

Потекшая поклажа

Бывают моменты, когда общественным транспортом лучше пренебречь. Особенно, в исключительно важные для тебя дни. И вот почему.

У меня был последний звонок в университете. И в этот же день мне нужно было забрать загранник: была назначена встреча в миграционной службе. Я поехала за час до концерта, на котором должна была выступить – в платье светлом в полосочку, с накрученными кудрями. Забрала загранник и побежала на остановку, села в маршрутку.

И все бы хорошо завершилось, но… зашла бабка с сумками. Она села напротив меня через проход и подняла сумки, чтобы водрузить их на кресло, которое располагалось ближе к окну. В момент, когда она занесла сумки надо мной, на подол платья капнуло что-то желтое. Ступор… А самое главное, маршрутка была не битком набита. Не знаю, как она так умудрилась! «Дочечка, не волнуйся! Это яблочный сок, отмоется», – противным голосом пропищала уже ненавистная мне спутница. А в мыслях: «Ну, бабуль, зашибись! Мне в этом на сцену выходить через 20 минут». И переодеть нечего было. Пришлось, приехав, отмывать эти пятна. Взяла у кого-то фен, засушила. Хорошо хоть, не прожгла.


Михаил Жуков

Курская трилогия: алкаши, зеки и бомж

История первая. О том, как в Курске в общественном транспорте абсолютно плевать, в каком состоянии зашёл человек

Ехал я с КЗТЗ на Клыкова, там вроде не больше двух-трёх остановок. Прошел сразу на заднюю площадку. В салоне был запах перегара, и летом это особо ощущалось. В маршрутке оказалось два человека, которые вели себя очень шумно, пили и цепляли пассажиров. Я попросил зашедшую со мной девушку передать деньги, она в свою очередь попросила поклонников спиртного передать водителю, на что те, расценивая как благодать судьбы, взяли деньги и демонстративно положили в карман. После вопроса девушки, в чем дело, и почему они присвоили деньги, пьяный пассажир сказал «спасибо», а потом стал громко говорить, что каждый вошедший сначала платит ему, а после водителю. В этот момент вмешался мужик лет сорока. Он попросил их вести себя адекватно, за что был послан без стеснения. Мелочь они вернули после несильного рукоприкладства и вышли за остановку до моей.

 История вторая. Похожая

Ехал я с Ленина на Клыкова на пазике. На рынке зашли трое мужчин, судя по набитым перстням, сидевшие. Поездка была похожа на интерактивный музей зоны, с реальными угрозами и шутками уровня «с параши не ел, жизни не видел». Они приставали абсолютно ко всем. Забрали у парня шапку, девушке предлагали поехать с ними на квартиру. Больше всего из этого «перформанса» удивил момент, когда один из них горделиво хвалился, что сидел на зоне за кражу. Они были из Курчатова, всем предлагали туда поехать, чтоб загнать «перо под ребра». Меня не тронули. В тот момент у меня были довольно дорогие беспроводные наушники, и мне хватило ума сказать, что они сломанные, да и ношу их так… как дурачок. Они переключились на девушек.

История третья.
Не очень интересная

Ехал я с вокзала на Ленина. Со мной зашёл пьяный мужчина. Я сел на сиденья, повёрнутые к «публике», он стоял и за поручень не держался. Маршрутка тронулась и он упал на меня.

Как оказалось, положение это его вполне удовлетворило. По крайней мере, вставать он не торопился. После моего вопроса комфортно ли ему, я был искренне послан. Пришлось оттолкнуть злостного нарушителя личного пространства, после чего он упал на мягкое место и в таком положении доехал до медицинского университета. И, как обычно, всем происходящее было безразлично.

Сравнивая с Питером, могу сказать, что в большом городе больше людей, которые себя ведут неадекватно. Но статус культурной столицы оправдывается извинениями, если наступили на ногу, уступают место. В Курске это редкость. Но казусные истории в Питере со мной не случались.
Хотя были, вру…
Однажды какая-то тетя зашла с уткой просить денег на лечение. Утка живая. Пройдя пару метров, птица нагадила на обувь моему соседу и мне. «К деньгам», – подумал я. «Кря», – подумала утка.


С нашей стороны было бы несправедливо, если бы все истории носили исключительно негативный характер. Есть место в общественном транспорте и для случаев, заставляющих улыбнуться! Поэтому торт в форме бочки дегтя мы украсим медовой вишенкой из юмора и находчивости водителей.


Иван Голиков

Только за деньги

Этот диалог пересказала мне, кажется, моя мама, когда я еще учился в средней школе. На одной из остановок в салон заглядывает женщина и обращается к водителю с вопросом:
– А вы по Дружбе едете?
– Нет, только за деньги. – моментально отреагировал шофёр.


Дарья Ишкова

Цикл лирических рассказов из серии «Маршрутами пикапа»


История №1, покорившая до глубины души

За свою недолгую жизнь в Курске я нашла для себя одну закономерность: когда едешь в 7:30 утра в пазике, тебя обязательно толкнут, наступят на ногу, зверски откусят часть твоего позитивного настроя на день. Поэтому я решила нарушить обычную традицию, заметив пустое переднее сиденье рядом с водителем грациозной маршрутной газели. Каково же было мое удивление, когда на мое «спасибо» (после того как водитель взял деньги за проезд), он протянул мне конфету со словами: «Улыбайся почаще, тебе идет». Настроение на день было обеспечено. Но, не изменяя себе, подарок я потеряла. Прости меня, добрый маршрутчик.

История №2, колесо сансары плачет в сторонке

Иногда случаются такие дни, когда пользоваться общественным транспортом приходится довольно часто. В один из таких дней мне пришлось 3 раза меньше чем за час прокатиться сначала в одну сторону, потом домой, и снова обратно. Казалось бы, ничего интересного, только все это время я садилась на один и тот же маршрут с одним и тем же водителем, на одно и то же место. Когда в третий раз я передала за проезд, водитель с улыбочкой спросил: «Что, понравилось со мной кататься?». Он подмигнул мне и продолжил материться на других шофёров. Кстати, больше я его не видела.

История №3, потерянная надежда

Опять ПАЗик, очередной долгий маршрут на проспект Клыкова, но вполне неординарный водитель. Передав кровные 18 рублей за проезд, я услышала разочарованный вздох: «Что, уже уходите?! Может, еще кружочек?». Не сложно догадаться, кто первым вылетел из маршрутки.

История №4 или как поднять самооценку

Однажды вечером я стала свидетелем одного милого диалога водителя и пассажира. Симпатичная девушка, передав 50 рублей, сказала стандартную фразу: «Один, на следующей», но получила далеко необычный ответ: «Один?! Может, все-таки два!? Как такая красивая девушка, и один билет?!».


Дарья Ишкова

«Игристый» экипаж

2019 год, 31 декабря, понедельник, рабочий день. Именно так представляется перспектива ожидания праздничного волшебства в этом году. Для иногородних студентов это действительно трагедия, ведь уехать домой на выходные, а потом вернуться в понедельник на пару часов в университет – миссия практически невыполнимая. Однако никто даже не представляет, какое новогоднее чудо может ждать их в общественном транспорте.

Как Вы уже поняли, я не люблю междугородние маршрутки, особенно в праздники. Все едут домой с кучей вещей, ставят их буквально друг другу на головы, и страшно даже подумать, что я буду среди этих любителей багажа. Но, скажу больше, учась на 1 курсе, я возглавляла это племя «чемоданоносцев».

И вот, 31 декабря 2017 года внезапно для всей густонаселенной маршрутки, вместо того, чтобы собирать деньги за проезд, водитель вошел в салон и с радостным возгласом «Всех с наступающим!» стал разливать шампанское по одноразовым стаканчикам и раздавать пассажирам. Хлопнув один вместе с нами и все-таки забрав мои родные 250 рублей за проезд, он повез нас по побитым заснеженным дорогам. Кстати, особенного страха от подхмелевшего водителя я не испытывала, даже показалось, что он вел транспорт мягче, чем обычно.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: