Оторвались по-питерски с настоящими романтиками алкоджаза

Когда-то легендарная питерская группа играла, по их же словам, для каких-то алкашей. Сейчас их музыка представляет собой такую же странную смесь, как и их публика.

Поверхностно можно сказать, что играют парни джаз, но в каждой песне, спетой низким хрипловатым голосом Билли Новика, сплетаются блюз, рок, свинг, холодный питерский ветер и обязательно немного смерти и немного любви.

От подражателей Тома Уэйтса к своему неповторимому стилю, который одинаково подходит и для полутьмы клубов, и для театральных подмостков и уличных концертов.

«Морсу» удалось украсть несколько минут отдыха перед концертом у лидера группы Билли Новика, гитариста Андрея Рыжика и саксофониста Михаила Жидких.

Обычно фанаты какой-либо группы имеют схожие интересы, у вас же публика разношерстная, чем это объяснить?

Билли: Ну во-первых, у нас нет фанатов, наша музыка не предполагает этого. Она не молодежная, не для подростков, которые обычно и страдают фанатизмом.

Бывает, конечно, периоды у людей случаются, когда только-только для себя они открывают наше творчество, начинают погружаться в этот пласт, слушают альбомы, но это можно назвать активным увлечением, а не фанатством. Вряд ли кто-то завешивает стены нашими плакатами.

Мне кажется, нас слушают обычные среднекультурные люди. Интеллигентные. Разные, конечно, бывают, и из нижних слоев, и из самых верхних. Но с чем это связано, объяснить не могу.

Сейчас очень популярны кавер-группы. Как думаете, это может привести к появлению чего-то нового — жанра, имени?

Билли: Обычно одна волна сменяет другую. Как только волна достигла пика, это значит, что она скоро закончится и на смену ей грядет новая. Какая она будет, сложно предугадать. Но если анализировать общие тренды моды, во-первых, будет крен в русскоязычный контент, во-вторых, должен наступить возврат к музыке. Потому что сейчас я вижу только уход от нее. Что у нас сейчас популярно? Хип-хоп, рэп. Сейчас каждый школьник уже рэпер.

Михаил: Раньше был расцвет русского рока, сейчас расцвет русского рэпа.

Билли: Да, а еще был расцвет шансона.

Если бы появилась трибьют-команда Billy`s Band, был бы у нее успех?

Билли: Дело не в том, какие песни ты поешь, в современном мире главное — личность. И эта личность может спеть любую песню и это вызовет резонанс.

Михаил: Неважно своя она или чужая.

Билли: Теперь за произведением стоит исполнитель, а не автор, как было раньше.

А как вы делали выбор песен для своих каверов?

Билли: Это заказы по разным поводам. Ну и чтобы они не пылились на полках, мы издавали потом сборники.

Когда-то свой стиль игры вы определили как похоронный диксиленд, потом романтический алкоджаз, что играете сейчас?

Билли: Петербургский городской свинг.

Михаил: С элементами академического рока.

Билли: Не с элементами. Они встречаются только в отдельных песнях, вообще у нас всего намешано.

Михаил: В основном, свинг.

Есть ли у вас песни визитные карточки, которые постоянно просят сыграть?

Билли: Их несколько, но традиционно это «Оторвемся по-питерски», «Дорожная», «Где спит твое сердце». Остальные мы и так играем, даже если не просят.

Как сильно изменилась ваша публика — c момента создания группы и сейчас?

Билли: Раньше на наши концерты в основном ходили какие-то алкаши. Ну вот такое творчество у нас было — в начале нулевых была мода на разухабистую музыку. И еще билеты дешевые. А сейчас мы стремимся к красоте.

Как говорят искусствоведы, есть творчество аполлоническое и дионисийское. Вот и у нас была явная дионисическая музыка — пивная, алкогольная. Шевчук в своем интервью когда-то здорово сказал про то, что в культуре действует маятник — от дионосийского тренда к аполлоническому. Каждый достигает своего пика и уходит. Все время идет качание от разухабистости, разврата, потом приходит пресыщение. Люди вновь начинают тяготеть к утонченности, красоте и изяществу, но это становится слишком искусственным и все возвращается обратно. И вот уже кто-то врывается на сцену со спущенными штанами и люди восхищаются: «Вот же… Как он круто делает!» А потом все возвращается на круги своя.

Михаил: И кто-то врывается на сцену со спущенными штанами очень утонченно.

Раньше вы часто давали уличные концерты. Как сейчас? Уже завершили эти эксперименты?

Билли: Да, больше на улицах не выступаем. Всему свое время, амбиции удовлетворены. Просто мне всегда было интересно, смогу ли я выжить на пустом месте в незнакомом городе. Поэтому, когда приезжали на гастроли, шли на улицу и пробовали.

Чаще получалось?

Билли: Всегда получалось! Это очень классный опыт. Жить гораздо веселее, когда знаешь, что не останешься без средств к существованию.

Андрей: Это потом, оглядываясь назад, можно ужаснуться: «Как я выжил?!»

Михаил: А в первый раз где выступили на улице?

Билли: В холодной питерской «трубе» (подземный переход) на Невском проспекте. Мы пошли туда с нашим бывшим баянистом Антоном Матезиусом, начали играть и сразу заработали кучу денег. Помню, нас это очень воодушевило.

Андрей: А я где был?

Билли: Дома. Мы с Антоном возвращались из какой-то студии после записи, выпили «девяточки», расхрабрились и решили попробовать.

А вообще есть разница, где играете?

Билли: Есть какие-то объективные данные: ну да, должен быть хороший звук, потому что зал хороший, акустика приличная, но это всегда зависит от чего-то такого, что не поддается объяснению. Иногда схватится, иногда нет. Это же энергия, а она не всегда подвластна.

Вы уже определились с идеальным городом для жизни?

Билли: Санкт-Петербург. Хотя, конечно, всегда были мысли уехать.

В Москву?

Билли: Ну это последнее место, куда хочется уехать. Всякие мысли были в разные периоды, но это было давно. Сейчас жизнь в Питере наладилась. В милиции уже не бьют. У милиционеров даже можно спросить дорогу.

Андрей: Не всегда они ее знают.

Михаил: Ну если даже не знают, сам можешь ему спокойно подсказать.

В вашем репертуаре можно найти какую-то танцевальную песню? Не аналог «Хали-гали паратрупер», но что-то около того.

Билли: Мне кажется, да. Но вообще все зависит от того, в каком человек настроении. Есть люди, которые под тишину танцуют.

Михаил: Тем более, музыка — это всегда двусторонний процесс. В нем участвует не только тот, кто делает музыку, но и тот, кто ее воспринимает. Ведь есть люди, которые даже не пошевелятся под самую забойную композицию.

Билли: Мы стараемся строить программу на контрастах, чтобы оттенить ту или иную песню.

Можно ли сказать, что Billy`s Band уже не тот?

Билли: Не можно, а нужно!

А чего в этих словах больше — сожаления или удовлетворения?


Билли: Для поклонников, которые ждут «тот» Billy`s Band, конечно, сожаление. А для тех, кому мы играем сегодня и для нас самих, это большое облегчение.

Смотрите также

Урбанист из Москвы проведет воркшоп в Курске

Тренинг будет полезен студентам старших курсов и практикующим архитекторам

Ешь, пей, носи: скидки и акции в магазинах Курска с 19 по 25 ноября

Нашли 7 мест с интересными предложениями: скидки до 50%, каппинг и черная пятница. 

Александр Крупельницкий — о «Танцах на ТНТ» и жизни после проекта

Пообщались с хореографом во время его мастер-класса в Курске (далее…)

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: