Выяснили, кто скрывается под псевдонимом Martlet и что вдохновляет художника на создание странных и страшных рисунков


Атмосфера, в которую погружают иллюстрации Martlet, почти до мурашек  жутковата, но загадочна и притягательна. Таинственные миры, сюжеты и персонажи вызывают множество вопросов и побуждают зрителей самим искать ответы. В жанре иллюстрации она работает недавно. И поворот к нему произошёл неожиданно даже для неё самой.

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet


Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Анастасия Петрова, так на самом деле зовут Martlet, однажды настолько засомневалась  в правильности выбранного пути, что в тот момент, когда до завершения художественного образования оставалось совсем чуть-чуть, решила «поставить учёбу на паузу» и покинула университет, чтобы попытаться найти своё призвание в чём-то другом.

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

— Почему ты бросила худграф?

— Тут, как в отношениях, все сложно. Вначале он становится вашей романтической мечтой. Вы думаете, что он особенный и что вы созданы друг для друга. Он занимает все ваши мысли. Вы перестаете есть, спать и часами рисуете голову Аполлона. Вы даже сдаете ЕГЭ ради него. А я, заметьте, сдавала ради него ЕГЭ дважды! Что, по моему мнению, является свидетельством великой любви и нежной привязанности, коей к другим высшим учебным заведениям я пока не проявляла. Наш роман в общей сложности длился пять лет. И это были мои самые долгие отношения. Еще, правда, была школа, но это скорее были отношения по принуждению, а тут другое. Тут по любви. Он подарил мне множество прекрасных воспоминаний. Бессонные предпросмотровые ночи, поездки на пленэры в соседние города, и песни под гитару, и хлебные котлеты в буфете. В общем, у нас с ним была своя история. Но, как иногда случается даже с лучшими из пар, наши чувства охладели. Мы решили, что больше не подходим друг другу и надо двигаться дальше. Возможно, я просто устала от рутины, и мне захотелось новых впечатлений. Помню, как я радостно раскланиваюсь перед деканатом. Меня спрашивают: «Ну, и куда ты теперь?» На что я им отвечаю словами Базза Лайтера: «В бесконечность и далее!» (Базз Лайтер — персонаж мультфильма «История игрушек»). И следующее воспоминание уже о том, как я на Крите в роли детского аниматора. На мне костюм пирата, черные растекшиеся по лицу усы. Следом за мной идет толпа разрисованной детворы с криками: «Пиаааааастры! Пиаааааастры! Сожрать капитана Джо! Пиаааастры!» Мне на встречу идет мой друг. Он смеется и спрашивает: «Who you are today?» (пер. «Кто ты сегодня?»).  Я отвечаю: «I’m not really sure... perhaps I'm a transvestite version of a sea robber» (пер. «Я не совсем уверена... возможно, я трансвестит-версия морского разбойника»).

— Что случилось в Греции? Почему снова решила рисовать?

— Было два варианта комплиментов, которые я чаще всего слышала в течение рабочего сезона. Первый звучал как: «Вы лучшая, зебра, из всех, что мы встречали!». А второй носил более приземленный характер, но звучал еще чаще, чем первый: «Что вы здесь делаете?! Вы должны быть художником!». Дело в том, что мои прямые обязанности  как аниматора зачастую переплетались с различной изобразительной деятельностью. Оформление нашего рабочего помещения, хэндмейд и рисование, которым мы занимались с детьми, аквагрим. Иногда я пользовалась свободной минутой и рисовала портреты детям на память. И мой главный рекорд этого лета – простынопись! Идея принадлежала шефу итальянской анимационной команды, который попросил меня нарисовать декорации для вечернего шоу. На простынях. Красками для стен.

Под конец смены передо мной встал выбор: стать величайшей зеброй века, снискать себе славу, путешествуя по миру и крутя полосатым задом под ритмы Макакао-Макакао… или стать художником-ботаном.

Сидеть с утра до вечера, скрючившись над листком бумаги с измазанным грифелем лицом... и не только лицом. В окружении карандашных опилок и ластиковых огрызков. Умирать в нищете и одиночестве, пока кошки обгладывают мое лицо. По-моему, выбор был очевиден.

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet
Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

— Тогда твоё отношение к творчеству изменилось?

— Если серьезно, то да. Я увидела, что людям нравится то, что я делаю. Прежде я не встречала такой реакции, и мне казалось, что так может каждый. А если и не может, то кому это нужно? Теперь вопрос так не стоит. Точка невозврата пройдена. Я отказалась от блестящей карьеры зебры! Так что все, товарищи, теперь либо рисуй либо умри.

— Ты сразу выбрала жанр иллюстрации?

— А я, если честно, ничего толком еще и не выбрала. Меня привлекают все виды изобразительного и декоративно-прикладного искусства, тем более что, на мой взгляд, все они находятся в тесной взаимосвязи. А в иллюстрацию меня занесло почти случайно. Прежде у меня не возникало желания делать законченные сюжетные композиции. У меня не было причины. А потом я встретила человека, и мне захотелось рассказать ему многое из того, что сказать не могла. Не могла я сказать все это по разным причинам. Некоторые вещи говорить было нельзя, другие неловко, третьи не знала, как сформулировать. Мне часто тяжело говорить, проще нарисовать. И я рисовала. Сначала рассказывала истории ему, а потом набежали слушатели, и я стала рассказывать их всем, кто готов слушать. Так и понеслось.

— Над какими проектами сейчас работаешь?

— Мне поступали разные заказы: портреты, обложка, афиша, аватарка для группы и т. д. И в какой-то момент меня нашла Аня, автор произведения «Дочери Осени», и предложила сотрудничество.

Я ответила ей: «Да, меня заинтересовало ваше предложение». А про себя подумала: «О Боже, да! Да! Да! Книга! Проиллюстрировать книгу! Да! Аня, я люблю тебя!».

Есть еще некоторые проекты, но информация по ним в данный момент засекречена. Параллельно я участвую в конкурсах, а в июле еду в летнюю школу. Только сегодня узнала, что прошла конкурсный отбор в мастерскую иллюстрации. Палатки, спальники, две недели общения с интересными людьми, а главное — это еще одна замечательная возможность прокачать скилл. Кому как, а мне счастье.

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet


Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet


Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet


— Я видел среди твоих работ цифровую живопись. Тебе пригодился этот опыт в иллюстрации?

— Конечно! Сейчас без умения работать с графическими программами в иллюстрацию можно не соваться. Я использую смешанную технику. Основная часть графики у меня ручная — карандашиком по бумажечке узорчики тюкаю. Но треть моей работы осуществляется через Photoshop. То есть объем, цвет и свет я дорабатываю уже в графическом редакторе.

— Твои работы весьма необычны. Как появляются идеи к ним? Требуется особое вдохновение?

— Когда я рисую для себя, то все просто. Мне не нужно угадывать чужую мысль. Только надо найти способ реализации своей.

Своих идей у меня тьма-тьмущая, правда, времени на них нет. Так что они у меня построились в очередь и замерли в режиме ожидания.

А вот в том случае, когда я рисую на заказ, все несколько сложнее. Тебе не нужно придумывать, что изобразить, твоя цель — реализовать чужую идею. Я всегда  начинаю работу со сбора визуальной библиотеки: иллюстраций, концепт-артов, иногда скриню нужные кадры мультфильмов. Использую любые источники, которые могут вдохновить, подсказать какие-то интересные ходы. Потом просто убираю всё в сторону и начинаю композиционные поиски. Потом рыдаю. Потом еще немного композиционных поисков. Бегаю по комнате с воплями «За чтоооооо?!» Затем снова поиски. Снова рыдаю и рву на себе волосы. И вроде вот-вот что-то да и наклевывается…ан нет, показалось. Выбрасываю карандаши в форточку, иду варить борщ.

— Кстати, я не могу отличить твои творческие работы от коммерческих. Все выглядят отлично.

— Спасибо, надеюсь это действительно так. Мне сложно самой объективно оценивать свои работы.

— Ты ведь не закончила художественное образование. Могла бы обойтись вообще без него, чтобы научиться тому, что делаешь сейчас?

— Существует много примеров талантливых рисовальщиков, не имеющих профильного университетского образования. Но образование у них было. У кого-то неоконченное, как у меня, у кого-то пара лет или курсы в Британской Высшей Школе Дизайна, у кого то родители были педагогами. Лично я не знаю примеров, когда человек пришел к этому сам (может, они и есть, просто я их не знаю). Самообразование играет всегда основную роль, но есть один особый момент. Человеку необходимо найти вектор, в котором он будет развиваться. То есть художнику нужен не просто набор навыков: умение рисовать кошечку, лошадку — но набор знаний, на основе которого он сможет осмысленно эти навыки применять, чтобы получилось что-то более-менее достойное. Существует литература, интернет-ресурсы и много-много всего. Но в этом очень легко запутаться. Поэтому я ни в коем случае не умаляю роль университетского образования, а даже очень за. Но если вы художник, каким бы путем вы к этому не пришли, подтверждением ваших знаний и умений станет не диплом, а ваше портфолио.


3 РИСУНКАи три источника вдохновения


Ноги этого рисунка растут из картины «Медицина» австрийского художника Густава Климта.

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet


Иллюстрация с феями берет начало в творчестве Китагавы Утамаро. К японской гравюре у меня особенно трепетное отношение.

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet


А вот портрет Мелани Гайдос был навеян творчеством художников Ренессанса. Это первый из серии портретов, среди которых будут люди, вдохновляющие меня. Мелани считается одной из самых  провокационных моделей современности. Она особенная. У нее есть образ, характер, она кажется мне очень утонченной. Я однажды увидела ее в клипе Rammstein “Mein Herz Brennt”  и влюбилась. Так что ребят подвиньтесь, сердце мое в руках у вон той лысой женщины. И как еще художник может выразить свое восхищение, если не в портрете?

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet

Люди  Сказочные иллюстрации Martlet



— Какие художники тебя вдохновляют?

— Их больше сотни. И каждый день я нахожу все новых. И моя память просто не вмещает столько имен. Но если назвать первых, что приходят на ум, то это будут Лоренцо Маттотти, Владислав Ерко, Моника Баренго, Tin Can Forest. Туда же можно отнести работы студентов Gobelins (это анимация, но это удивительная анимация), концепт-арт художников анимационных студий Disney, Pixar, Laika, Cartoon Saloon  и т.д.

— Свои работы ты подписываешь псевдонимом Martlet. Откуда он?

— Этот образ пришел из геральдики. Мартлет представляет собой естественную гербовую фигуру, изображающую стилизованную ласточку, лишенную ног. Образ путешествующей птицы, не имеющей возможности опуститься на землю, стал символом постоянного стремления к знаниям и приключениям. Я же использую его  как напоминание о своих истинных стремлениях и о ценностях, в которые верю. Знание, как теоретическое, так и эмпирическое, занимает главную позицию в системе моих ценностей.

На мой взгляд, наличие широкого кругозора особенно важно для человека искусства. Чем больше у вас опыта, чем обширнее знания, тем глубже и богаче становится ваше творчество. В конце концов, у вас должна быть причина марать лист.

Помимо того, что у вас должно возникнуть желание рассказать о чем-то, вам необходимо то самое, о чем же вы будете рассказывать. Это история, или мысль, или ощущение. Что бы это ни было, оно не возьмется из ниоткуда. Вы должны это пережить или воспользоваться чужим опытом пережитого-продуманного. Но так или иначе вы должны пропустить это через себя.


 

Фото: Сергей Долгополов

Фотограф. Любопытный и креативный.Никогда не расстается с камерой. Занимается музыкой. Любит гулять пешком или на велосипеде, особенно в новых местах. С удовольствиемзнакомится и общается с интересными людьми.

Поделиться